Весь минувший год я искал себя
Артём Ермаков

Искал и ругал себя, потому что вроде поздновато заниматься такими поисками после сорока. Искал и не находил себе места, потому что в процессе поисков всегда очень сложно остановиться. Искал и не смотрел по сторонам… А когда посмотрел, увидел сотни, тысячи людей вокруг, самозабвенно занимающихся примерно тем же самым. И достигающих приблизительно того же самого. Так, в поиске и ожидании, и прошел для многих из нас 2016 год.

Стоит заметить, что в этом отношении год был похож на и на 2015-й, и на 2014-й… Вообще-то, вечный поиск – одна из важных национально-исторических традиций нашей страны. И периодически он дает неплохие результаты. Так в 2014-м мы нашли Крым. А в 2015-м не только не потеряли его (как это предсказывали многие наши недоброжелатели), но и смогли найти партнеров, среди сильнейших стран мира и заключить с ними равноправный, ориентированный в будущее союз. На VII встрече стран БРИКС в Уфе даже показалось, что центр мирового развития вернулся в Россию.

Увы, 2016 год показал, что это не совсем так. И дело совсем не в том, что кто-то другой отнял у нас первенство. Ситуация гораздо драматичней: вместо того, чтобы спокойно наращивать достигнутые результаты, мы вдруг бросились искать дальше. Причем одной из главных целей поиска стало «одобрение мирового сообщества». В результате, значимость всех наших достижений, и реальных, и мнимых вдруг оказалась в жесткой зависимости от внешней оценки.

Неудивительно, что на этом пути нас ждали, в основном, пинки и насмешки. Особенно наглядно это проявилось на Олимпиаде в Бразилии. Десятки наших спортсменов практически без объяснения причин не были допущены к соревнованиям, а параолимпийскую команду, вообще, смешали с грязью. Уйти оттуда, где нас не хотят видеть, казалось совершенно естественной реакцией. Но мы упорно ломились в закрытые ворота, пытаясь найти правду у заведомо неправедного суда.

И так было почти везде. Чем больше другие страны и разные международные организации пытались оскорбить и унизить Россию, тем сильнее мы искали у них «объективной и адекватной оценки» происходящего. Апофеозом этого подхода в последние дни уходящего года, стали постоянные ссылки на мнение нового президента США Дональда Трампа. В своем блоге он (неофициально) заявил, что «всегда считал президента России умным человеком». Российские СМИ просто захлебнулись от восторга, наперебой цитируя эту странную похвалу. А если бы Трамп оценил нашего президента иначе? С какой стати нас вообще должно интересовать мнение главы чужого государства о том, кого мы избрали сами?

 Чем больше другие страны и разные международные организации пытались оскорбить и унизить Россию, тем сильнее мы искали у них «объективной и адекватной оценки» происходящего. 

Разумеется, формируемое прессой «общественное мнение» – еще не мнение общества. Хотя найти какое-то другое в нашем информационном пространстве не так уж легко. Не секрет, например, что большинство православных верующих (из тех, кого вообще интересуют подобные вопросы) отнеслось к февральской встрече Московского Патриарха и Римского папы более чем сдержанно. Вероятно, с точки зрения текущей церковной политики она была необходима и даже полезна. Но не более того. И уж во всяком случае, она не стоила той бури восторгов и оваций, которыми сопровождали ее наши СМИ. Еще большая буря сопровождала подготовку Всеправославного собора. И если весной, всякий, сомневавшийся в необходимости для Русской Церкви участвовать в этом мероприятии, объявлялся чуть ли не еретиком, то, когда наша делегация все же решила не ехать на Крит, обсуждение вопроса было быстро замято. Но сам вопрос остался. С какой стати, наша самооценка должна и может зависеть от внешних факторов? От мнений чужих людей. От происходящих где-то не здесь событий.

Хорошей иллюстрацией такой зависимости стал обмен подарками в рамках предновогоднего визита российского президента в Японию. Церемония вышла глубоко символичной. Японскому премьеру вручили оригинал русского пейзажа современного художника и антикварный самовар впридачу. В ответ мы получили репродукцию (т.е. копию) известной японской исторической картины на тему русско-японских отношений. Итоги переговоров (на уровне предварительных деклараций) вполне соответствовали сути обмена. Мы допустили японскую экономическую активность на оспариваемых территориях, получив в ответ общие заверения в дружественности соседских намерений. Важнейшим достижением встречи был объявлен российский визит в Японию, сам по себе. Что ж, спасибо, хозяевам, что хоть ворота открыли.

Возможно, и даже наверняка, внешнюю политику страны не следует оценивать только с психологической точки зрения. Но ведь общее ощущение поиска внешней точки опоры не исчезает и тогда, когда наше общественное мнение разворачивается к сугубо внутренним проблемам. Вот, например, радость по поводу продажи пакета акций «Роснефти» бизнесменам из Катара… Впрочем, это опять внешняя политика. Или приведем для примера установку в Санкт-Петербурге мемориальной доски генералу Маннергейму… Но ведь и тут вмешались причины из области внешней политики! Возьмем лучше памятник Ивану Грозному в Орле. Общественное мнение, в целом, этот проект не одобрило. И каким же был самый распространенный аргумент «против»? «А что скажут новгородцы?» Но с какой стати, жители Орла должны ориентироваться в этом вопросе на мнение новгородцев?!

Приблизительно также москвичей призывали сориентироваться на мнение соседей по вопросу установления в Москве памятника князю Владимиру. Он, дескать, «не имеет отношения к Москве» и никак не связан с Московским Университетом (первоначально, монумент собирались ставить на Воробьевых горах). То есть жители Третьего Рима должны спрашивать кого-то: имеет ли основатель русской цивилизации отношение к крупнейшему современному центру этой цивилизации и цитадели ее просвещения?! А потом еще должны консультироваться с международной организацией ЮНЕСКО, можно ли поставить памятник рядом с Кремлем, застроив при этом газон, который, как оказалось, имеет «историческое название “лужайка Никсона”».

В итоге, здравый смысл и историческая память все-таки победили легенду о Никсоне. Но само ее возникновение и обсуждение  - серьезный симптом. Поиск внешней причины, внешнего авторитета, внешнего разрешения сделать что-то свое у себя – стали, на мой взгляд, самой яркой и печальной приметой уходящего года. В общем-то, это эхо давней прекрасной традиции поиска Царства Небесного. Вот только забытым оказалось главное указание пути этого поиска. «Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17:21).

Опубликовано 10 января 2017г.

Статьи по теме: