Иные среди нас
Елена Котовская

– Ты начал замечать то, чего не замечает обычный человек. Ты – иной! – обращается кандидат в президенты условного государства «Мексакан» (объединенные Мексика, США и Канада) к тому, который через минуту будет убит в киноновелле «Убить всех иных» (мини-сериал «Электрические сны» Филиппа К. Дика).

Ф. Дик – известнейший американский фантаст (по мотивам его произведений созданы между прочим, культовая «Матрица», «Остаться в живых» и «Человек в высоком замке»); его будущее невообразимо вариативно, но почти всегда прослеживается рефренный мотив. Живет обычный человек: ест, пьет, работает, смотрит «ящик». Ни на что не претендует, никуда (тем более, в политику, не лезет). В общем, такой, как все. И так же как все в его социуме имеет некоторые понятия о добре и зле, о семейных ценностях и проч. Ни больше других, ни меньше. И вдруг выясняется, что в дежурной речи единственного кандидата в президенты, транслируемой на экранах в общественном транспорте, на домашнем мониторе, везде – где-то между разглагольствованием о пользе государственных школ проскакивает призыв убить всех иных. Герой фильма, «простой человек» сперва напрягается, потом сильно волнуется, а вскоре впадает в панику, тем более, что никто вокруг не замечает этого призыва: новостные блоки и телешоу это не обсуждают, коллеги не слышали…

А на домах уже мелькает реклама: убить всех иных, вот уже появляются баннеры и растяжки, наконец, как бы между делом, заговорили об этом в новостях. Фуф, герой вытирает пот со лба. Но рано радоваться. А кто такие иные? – недоумевают коллеги,  – а вдруг они среди нас?

А соседи, оказывается, уже сами разобрались с этим вопросом – устроили самосуд над девушкой, показавшейся им «иной». Герой попытался вмешаться – ведь это ненормально, набрасываться толпой на молодую девчонку! Но в итоге сам попал на прием к «психологу будущего» и оказался под подозрением – может быть, с ним тоже что-то не так? Итог закономерен: герой погибает в статусе «иного». Его коллеги равнодушно смотрят трансляцию в прямом эфире этого события (гибели), все, кроме одного, повторяющего: «нет, он не иной, нет». Зритель понимает, что  этот сочувствующий – следующий кандидат…

Совершенно поражает в этой серии (советую посмотреть) обыденность, на фоне которой происходит переход от привычной жизни (работа – дом – общение с женой – работа) к какому-то абсолютно дикому и абсурдному в своей нелепости экстриму с подозрением, погоней, обвинением и гибелью. Так и в других новеллах Дика: террористических актов не было аж 20 лет, но истерия по этому поводу набирает все большие обороты. Любой перочинный ножик в кармане превращается в теракт вселенского масштаба. Но не для всех: террористы – это провинциалы, а столичные жители – «жертвы», предпринимающие все более беспрецедентные меры безопасности с соответствующим выделяемым на эти меры финансированием.  («Безопасность превыше всего»). Классическая иллюстрация фантастического масс-медийного зомбирования широких слоев населения, но не только. И здесь звучит диковская мысль о том, что зомбированный человек перестает замечать за всякой шелухой простые вещи. Простые, базовые вещи.  Те же, кто их ясно видит, объявляются разного сорта «иными» и подлежат уничтожению.

«1. Те, кто согласен с тобой, безумны. 2. Те, кто не согласен с тобой, обладают властью». (К. Дик)

Апокалипсис, скорее всего, подкрадется к нам мягко, на бархатных лапах. Так, что большинство населения его попросту не заметит. Те же, кто посреди всевозможного информационного шума все еще не потеряют способности «видеть» и «слышать», станут изгоями. И не все выдержат искушения, нет, не какими-то страшными апокалиптическими ужастиками, а самыми респектабельными и общепринятыми в данном обществе вещами. Как, ты против абортов? Странно. Против эвтаназии? Подозрительно! Ты гомофоб? Ну, это уж ни в какие ворота…

Как героиня «Безопасности» - молоденькая девушка 16 лет из провинции: пока ее мама отстаивала в столице права своей отдаленной области и доказывала, что угрозы теракта смехотворны, ее юная дочь просто страстно захотела «стать как все» в самой продвинутой и «безопасной» столичной школе. Она тайком, украв с кредитки матери деньги, «просто» купила браслет безопасности – и тут же попала в зону тотального контроля. В итоге ее мать оказалась пожизненно в тюрьме как опасная террористка, а она стала героиней дня, предотвратившей «теракт».

Чтобы не попадаться нам, вечным «провинциалам» перед искусителями мира сего, в их хитро расставленные сети, надо, мне кажется, в том числе, чуть-чуть притормаживать, слегка-немного оставаться старомодным перед лицом «технического прогресса», чтобы продолжать сохранять «обычную» ясность зрения, которая в наши дни, увы, так легко заглушается всевозможными нано-придумками и искусственно создаваемыми потребностями. Упрощение жизни, избавление от всего сверхизбыточного – это своего рода необходимая аскетическая практика нашего времени для тех, кто не хочет затуманивать свой рассудок. Об этом, кстати, много писал и настоятельно советовал старец Паисий Афонский. Мы сами усложняем себе жизнь избыточным количеством вещей и манипуляций.

Почему нашим детям так трудно стало убирать свои комнаты? Количество игрушек у детей 21 века выросло в разы. Почему так сложно современному жителю мегаполиса «содержать в порядке» свои мысли и чувства? Мешает колоссальный информационный шум, который мы потребляем. Этот шум УЖЕ создал «объективную» виртуальную реальность вокруг нас, в которой благополучно пребывает львиная доля обывателей. Мы все в какой-то мере видим наяву «электрические сны». И когда прозвучит призыв (а он прозвучит) «убить всех иных», не все смогут очнуться от этих грез: многие и не заметят, как внезапно начнут исчезать их коллеги, друзья, родные, те, кто всегда видели или же, проснувшись, начали замечать «обычные» вещи. Которые все еще продолжают оставаться на своих местах, хоть их отчаянно пытается перевернуть постхристианский мир.

    

Опубликовано 08 февраля 2018г.

Статьи по теме: