А надо пытаться!
Ирина Пшеничникова
Алина Капитанникова

Как определить своё призвание? Как лучше реализовать себя? Что определяет выбор профессии - способности или интересы? На все эти важные вопросы приходится отвечать в экстренном порядке, будучи ещё совсем неопытным, а советы взрослых из другого поколения подходят не совсем и не всем. Поэтому так интересны примеры из жизни наших ровесников.

Сегодня мы говорим с бакалавром Московской художественно-промышленной академии им. С.Г.Строганова и выпускницей Российского химико-технологического университета им. Д.И.Менделеева (РХТУ) Алиной Капитанниковой.

- Алина, почему Строгановка? Это семейная традиция, совет родителей, пример друзей или же целиком твоё собственное решение?

- Я с детства слышала истории про некоторых родственников-художников, в частности Федора Невежина, который в пятидесятые годы двадцатого века был проректором Московского художественного института им.Сурикова. Но не думаю, что это ощутимо повлияло на мой выбор. Мне самой всегда нравилось рисовать. По этой причине еще в 11 лет пошла в художественную школу, просто, можно сказать, для развлечения. Это была полноценная школа после основной - 3-4 часа занятий каждый день, а то и пять.  Я приходила домой, быстро ела, брала свои художественные принадлежности и до самого вечера уходила туда. Когда я туда поступила, у меня были какие-то способности, но академических навыков не было совершенно, и среди остальных я была самая слабая, у меня хуже всех всё получалось, преподаватели постоянно напоминали о том, что меня еле взяли. Мне было очень обидно, и я стала сильно стараться. Быстро, конечно, не получилось, но к окончанию я вышла на хороший уровень. И когда узнала про Строгановку, мне очень захотелось во что бы то ни стало туда поступить.

- Это было легко?

- -Все, кто хотят поступить в Строгановку, должны пройти подготовку в частных группах, иначе необходимый навык просто невозможно быстро развить. Официальные курсы при Строгановке, МАРХИ и других художественных вузах – это просто пустая трата денег, потому что никто оттуда не поступает, если только человек не гений, который сам всё осваивает, но таких во всём потоке единицы, и рассчитывать на это не стоит.

Когда я пришла к преподавателю готовиться, оказалось, что я опять самая слабая: все уже пишут академически, как положено, а я по сравнению с ними просто какие-то каракули малюю. И мне опять так захотелось это преодолеть! И опять преподаватель говорил мне: вы уже в десятом классе, а люди готовятся с самого детства, вы не успеете. В итоге в одиннадцатом я ушла на домашнее обучение, просто относила в школу домашние задания, и сутками рисовала. У меня были занятия по рисунку, живописи, композиции, истории искусств - тем предметам, которые надо было сдавать -  шесть дней в неделю. С утра вставала, делала домашнее задание, к двум часам ехала на занятие, занималась до девяти, возвращалась домой, спала и так каждый день. Мой уровень катастрофически отставал ото всех, и развивалось всё очень медленно. Но я занималась изо всех сил, и в итоге при поступлении по творческому конкурсу заняла второе место. Нас поступало пятьдесят человек, а было всего шесть бюджетных мест.

- А школьные экзамены при поступлении имели значение?

- В художественных вузах это учитывается, но не является определяющим, поэтому многие при подготовке на них забивают. Я хорошо сдала ЕГЭ по русскому и литературе (математику, правда, написала на 40, но, к счастью, она не понадобилась). Всегда много читала, поэтому проблем с грамотностью никогда не было.  Готовилась сама, преподаватель по русскому в школе просто проверяла мои сочинения и подсказывала, куда лучше двигаться. Подогнать знания под формат экзамена очень помогли специальные методички «Что от вас ждут в ответах на ЕГЭ?» - благодаря им можно четко, структурировано ответить на вопросы по определенному алгоритму. В итоге сдала русский на 100, а литературу на 97 баллов, особо специально не готовясь, хотя, конечно, никому так не посоветую.  

- Как на деле реализовалась твоя мечта?

- Поступив, из-за своего максимализма я выбрала очень специфическую кафедру - художественной реставрации металла. Но не учла особенности своего характера: я очень эмоциональный человек, и мне важен моральный комфорт. Нам обещали интересные навыки, глубокое знакомство с культурой художественного металла, но сама атмосфера на кафедре оказалась очень жёсткой. Для примера, буквально недавно там прямо на парах студент выбросился из окна... Очень многие однокурсники в процессе учебы бросали занятия. Нас многому учили, но при этом выжимали из студентов эмоции. В моем потоке на эту кафедру пришли тринадцать человек, а через два года осталось шесть. Люди просто ушли в другие места, потому что не всем под силу выдерживать прессинг. Всё оказалось не так, как я ожидала, потому что большая часть энергии тратилась на решение внутренних конфликтов, на какие-то скандалы, и осложнялось всё тем, что это очень маленькая кафедра, где все варятся в своём соку, общаются только друг с другом в тесном коллективе в одних и тех же мастерских. В Строгановке есть гораздо более удачные места для учебы и самореализации, просто мне в этом смысле не повезло. Плюс ко всему, хотя в процессе учебы у меня что-то неплохо получалось, я поняла, что на профессиональном уровне мне всё-таки это не дано. И уже к концу первого курса почувствовала, что мне тяжело, хочется всё бросить и уйти, но я себя заставляла, что-то было интересно, а главное был потрясающий коллектив студентов: все очень дружные, во всём друг друга поддерживали (мы все дружим до сих пор, постоянно общаемся, встречаемся). Но к окончанию бакалавриата я точно поняла: за всё спасибо, но с этим местом надо прощаться.

- А почему произошла смена не только вуза, но и сферы деятельности?

Поняла, что хоть я и творческий человек, но при этом мне нравится что-то точное, содержательное, какая-то аналитическая работа. Во время учёбы нам вскользь рассказывали про разные методики химического анализа, которые применяются в искусствоведении, и мне захотелось побольше об этом узнать, чтобы разбираться более профессионально. К сожалению, если честно, в реставрации часто все делается наобум, по каким-то накатанным методикам, и если что-то идет не так, никто не понимает, почему. Даже в историческом музее среди сотрудников нет ни одного химика. В результате из-за неправильной очистки предмет, на реставрацию которого государство потратило большие деньги, через пару месяцев выглядит так же плохо...

- Как тебе удалось переквалифицироваться в химика?

- Ещё на втором-третьем курсах я стала читать много книг и учебников по химии, но всё это было неструктурировано, и мне захотелось получить дополнительное образование в этой сфере. Магистратур по химической технологии достаточно много: есть химический факультет МГУ, Институт тонких химических технологий (МИТХТ), Российский химико-технологический университет им. Д.И.Менделеева (РХТУ). Параллельно с дипломом я уже начала готовиться, какое-то время ходила к репетитору по химии. Пришлось также подтягивать математику: я её не любила, а тут пришлось снова к ней вернуться - просто парадокс.

- Можно ли положиться на интернет-источники при подготовке к экзаменам?

- Сейчас есть несколько крупных образовательных платформ: COURSERA, TED, STEPIC и др. - там и наши, и зарубежные вузы выкладывают курсы по разным предметам. Если есть желание узнать что-то новое или подтянуть предметы, то можно бесплатно это сделать. Или заплатить и получить сертификат, что ты прошёл курс. В таком случае ты делаешь онлайн задания в определенные сроки, отвечаешь на вопросы, проверяешь задания других участников, кто-то поверяет твои. Система автоматическая, поэтому уговорить преподавателя не получится: нужно получить галочку рядом с каждым пунктом.

 Темы курсов самые разные - от основ программирования до римской архитектуры. Причем знание английского необязательно, т.к. везде есть русские субтитры, а также сейчас появляется всё больше курсов от наших вузов на русском языке (с английскими субтитрами). В моем случае при поступлении в магистратуру мне в большей степени пригодились всё-таки учебники, рекомендованные преподавателем. Но я часто включала лекции по разным разделам химии как фон, когда занималась дома своими делами. Так что как вспомогательное средство для освящения отдельных тем при подготовке к экзаменам это может пригодиться. Но не как единственный источник.

Также сейчас на YouTube можно найти множество авторских образовательных проектов научно-популярного характера. Часто там же выкладывают записи лекции из аудиторий различных вузов. А что касается школьной программы - там просто огромное количество видеоуроков по всем предметам и на любой вкус, можно выбрать по своим критериям, какой лектор вам больше подходит, вплоть до манеры изложения и внешнего вида.   

- Куда ты поступила в итоге?

- Экзамены в магистратуру – это, как правило, один комплексный экзамен по специальности, куда входит всё, чему учили в бакалавриате, плюс экзамен по разным разделам химии. Я сдала его во всех этих вузах: в основном на «четыре», где-то даже на «пять», где-то на «три». В итоге прошла только в МИТХТ и РХТУ и выбрала РХТУ, потому что из моего района ездить туда гораздо ближе, чем на Юго-Западную, где был МИТХТ. Часть помещений института немного устаревшие, как и программа, но в целом они дают неплохую базу, и со второго курса магистратуры я смогла трудоустроиться и учиться уже на практике.

- А где ты стала работать?

- Я увлеклась масс-спектрометрией и сначала устроилась в Геохи РАН (Институт геохимии и аналитической химии им. В.И.Вернадского Российской академии наук) просто лаборанткой, но постепенно втянулась и делала у них свою вторую дипломную работу. В принципе это достаточно типичный для нашего времени НИИ, где какие-то лаборатории неплохо себя чувствуют на государственные гранты, какие-то в полностью разваленном состоянии загнивают за гроши. Когда я немного научилась делать то, что я делаю, поняла, что с этими навыками необязательно работать в чисто химической сфере - я могу заниматься анализом любых веществ.

- Что такое масс-спектрометрия?

- Есть некая проба – там может быть всё, что угодно – и нужно определить ее состав. Твоя задача – правильно настроив оборудование, получить набор спектров, проанализировать их и, исходя из этого, определить формулу вещества, «прочитать» его. Я в большей степени занимаюсь жирами, углеводами, сахарами и другими органическими веществами, но этот метод также работает и с неорганическими (например, железо и т.д.).

Через знакомых я узнала, что в Институт Регенеративной Медицины требуется сотрудник, знакомый с масс-спектрометрией, и устроилась туда стажером. Там оказался очень хороший научный руководитель, который, видя мою фрагментарную подготовку и специфическую базу, увидел во мне потенциал и готов мной заниматься.

Здесь также появилась программа стажировок, в которую мне удалось попасть. Просто подала заявку, и её приняли. И таким образом я на два месяца отправилась в Австралию, в университет в Сиднее. Но это уже тема другого рассказа. На самом деле, когда открываются такие возможности, многие люди даже не пытаются ими воспользоваться. Знаю людей с блестящими знаниями и навыками, которые постоянно считают, что есть кто-то лучше, чем они. А надо пытаться!

Опубликовано 09 октября 2018г.

Статьи по теме: