Интернет или книга?
Ирина Пшеничникова

Давно уже собиралась написать на эту тему, но вот прям собраться и сесть заставила статья Александра Бабицкого об отцах и детях. Задела, что называется, за живое - поэтому попробую рассказать, как уже десять лет занимаюсь воспитанием и нахождением общего языка с детьми (а у меня их трое) внутри этой самой цифровой эпохи.

Я принадлежу к поколению так называемых «детей перестройки». И моё собственное сознательное детство пришлось на те самые лихие девяностые, когда рушилось всё вокруг, но образование (и уровень культуры в обществе) во многом по инерции оставались «советскими». В моей семье всегда много читали, притом что моя прабабушка не имела школьного образования и читала по слогам, а уже её дочь - моя бабушка - всё свободное после уроков время проводила в библиотеке сибирского городка Искитима, после школы поступила в Новосибирский медицинский институт, а на втором курсе за отличную учёбу перевелась в Москву по личному разрешению тогдашнего министра образования.

И в нашем с братом детстве на фоне общественных неурядиц и безденежья мы не чувствовали себя обделенными - при всех задержках зарплаты отцу (работать инженером ВКС в те годы было сродни приговору) родители следили за книжными новинками, умудрялись подписываться на целые серии изданий (собрания сочинений, ту самую Аванту+) и, отказывая, как я теперь понимаю, себе во многом, по праздникам и без них радовали нас с братом красочными энциклопедиями и качественной художественной литературой, за которыми папа не ленился мотаться на другой конец Москвы.

Даже в школе тогда весьма нехитрым образом стимулировали к чтению: после первого класса учительница задала на лето вести читательский дневник со списком  прочитанных книг и количеством страниц за подписью родителей - и в сентябре самым крутым в классе оказался мальчик, который «начитал» почти 2500 (а я со своими 1700 оказалась на втором месте). И притом, что в моей жизни присутствовали в определенной степени и телевизор, и видео, и даже (страшно сказать!) игровая приставка Sega (кто помнит такое - непременно улыбнется) - основным моим видом отдыха всегда было чтение. В любом пансионате, куда мы приезжали по линии ВКС, мы всегда первым делом записывались в библиотеку, а уж понятия «дача» и «книги» для меня вообще были неразделимы.

Интернет в конце девяностых ещё только начинал шагать по стране. Мало кто сейчас вспомнит слова МТУ-Интел и диал-ап, а ведь когда-то он продавался по карточкам (по которым надо было в него звонить!), был дико медленный и кратковременный (кто же разрешит надолго занимать телефон?). Мама долго держала оборону и отрицала целесообразность, но когда всё же сдалась и разрешила приобщиться ко всемирной паутине, никакой существенной роли в моем школьном, да и университетском образовании Интернет не сыграл (хотя ко времени учебы в МГУ у меня была уже выделенная линия и прочие преимущества того времени). Потому что всю информацию при подготовке докладов, рефератов, курсовых и даже диплома я по-прежнему получала из книг - сначала домашней, потом районной и городской, а потом и специальной, исторической библиотеки (в таких местах, как и в книжных магазинах, я до сих пор испытываю неимоверный восторг). И это уважение к книге как источнику знаний я сохранила на всю жизнь. И электронное чтение - для меня не чтение в полной мере: мне важно почувствовать книгу на ощупь, ощутить этот неповторимый запах (хотя при этом отдаю себе отчет, что даже такие «традиционные» по способу получения информации сферы познания, как мои любимые гуманитарные науки, давно поставили интернет себе на службу).

Возможно, благодаря этой культурной прививке (помимо чтения книг в жизни семьи, разумеется, имели место и выставки, и театры, совместные прогулки, просмотры кино и просто задушевные беседы о жизни) меня как-то обошли стороной многие прелести «разгула демократии» - характерные маркеры того времени - в киосках рядом со школой постоянно продавались, а потом гуляли по рукам те самые одиозные журналы «COOL», «COOL-Girl», по MTV и МУЗ-ТВ круглосуточно крутились клипы, порой гораздо более рискованные,  чем сейчас. Я была в курсе, что всё это есть, но это никак не затрагивало мою систему ценностей.

Став мамой сразу после окончания университета, образовательный пыл направила уже на собственных детей - мне очень хотелось, чтобы мы жили в одном культурном поле. И первые годы очень придирчиво фильтровала любую информацию, которую они получали. Конечно, это требует немалых усилий, но к счастью, тогда у меня была возможность не выходить сразу на работу, а посвятить время полностью детям, в том числе их досугу и развитию. Я сознательно отказалась на тот период от садика (его короткое время посещал пока только средний сын незадолго до школы) и все виды творчества практиковала с ними на дому, чередуя с посещением спортивных и музыкальных кружков - что не могла на должном уровне дать сама. Мы много ходили на разные детские спектакли, всевозможные фестивали, мастер-классы и экскурсии. Но прежде всего очень много с ними читали. Я с ностальгической радостью делилась с ними своими любимыми детскими книгами (которые бережно хранились двадцать лет) и с огромным интересом открывала для себя и новых, и советских авторов, чьи произведения в своём детстве не удалось охватить.

Сейчас по сравнению с девяностыми для книголюбов есть где разгуляться - на прекрасной бумаге переиздано столько шедевров советской полиграфии с прекрасными иллюстрациями, которые можно выгодно приобрести через интернет или запросто взять в районной библиотеке - сейчас они довольно-таки неплохо пополняются.

В какой-то момент, когда складывать всё это и дома, и на даче стало уже некуда, мы со знакомыми мамами ко взаимной радости начали книгообмен. Мультфильмы поначалу наши дети смотрели только отобранные - загодя записанные на флешку советские, и долгое время я имела стойкое предубеждение против любых современных продуктов, в том числе даже Смешариков.

Но ничто на земле не может быть неизменным долгое время, и никакая форма не является универсальной. В какой-то момент я поняла, что выстроенный мною изолированный мирок уже дал свои положительные плоды и теперь превращается уже в какую-то неживую, искусственную конструкцию, за которой не видны реальные интересы и потребности растущих детей. На какой-то момент я даже опустила руки и поплыла по течению: мне стало казаться, что теперь запретный прежде «большой мир» захватит их своими щупальцами массовой культуры - она же настолько проста, что приобщение к ней не требует никаких усилий.

Но к счастью, этот период замешательства, возможно, связанный просто с усталостью, оказался коротким, и я вернулась к прежнему активному настрою, слегка изменив подход. Хотя старшие уже научились читать, я всё равно сохраняю чтение вслух на ночь - это позволяет по-прежнему «быть на связи». Просто подбирая книги, стараюсь ориентироваться на близкие им темы и беспокоящие вопросы, хотя при этом стараюсь увлечь и вневременными «маст-ридами» для этого возраста и как обычно делаю специальные подборки к особым дням: 9 мая, Рождеству, Пасхе и др.

Очень люблю книги и аудиопередачи для детей о русских ученых, полководцах, путешественниках. Сейчас особенно важно обсуждать поступки героев, дать ребенку самому сформулировать мысли, натолкнуть на неожиданные сравнения. Мы по-прежнему много ходим на спектакли и экскурсии - с каждым годом культурное поле расширяется и приближается ко взрослому - я сама узнаю в таких походах много нового - по возможности привлекаем друзей-единомышленников.

Да, электронный способ получения информации значительно упрощает жизнь, и если, к примеру, при уточнении образа какого-либо персонажа я сначала по инерции тянусь к мифологическому словарю, потом понимаю, что достать ответ из смартфона гораздо быстрее. Но детям показываю в первую очередь всё же традиционный способ - подвожу к шкафу и даю с полки необходимую книгу. Дочка ещё в первом классе увлеклась культурой народов России и за два года перечитала невероятное количество сказок и литературы на эту тему. И когда она только сейчас открыла для себя интернет, он стал лишь ещё одним дополнением стройной системы у неё в голове. Прочитав книгу, ты обретаешь некую законченность, итог. Интернет же изматывает своей бесконечностью, поэтому строго у нас дозирован. Понятно, что это усилие над собой непросто сделать и взрослому, и наша задача с детьми - постараться привить навыки самоорганизации и самоограничения, которые полезны и во многих других сферах жизни.   

Не скажу, что и сейчас всё идеально. Иногда моя усталость дает о себе знать или переутомленные в школе и на кружках дети не готовы получать от меня информацию, и тогда я обращаюсь к помощи визуальных ресурсов. Но пока (и, надеюсь, и дальше) мы всё же говорим на одном языке. Мне кажется, что единственный путь этого добиться - этого хотеть. А уж способ, как и точки соприкосновения, всегда найдутся даже в современной «цифровой» цивилизации. Согласна с автором, что сейчас нужны огромные усилия, чтобы оставаться нормальным человеком. Добавлю - и чтобы воспитать нормального человека. Но, наверное, это и есть плата за те блага цивилизации, которыми мы располагаем, не в пример нашим предкам на протяжении тысяч лет. Человечество добилось, наверное, максимально необходимого для себя комфорта, так что теперь наши основные усилия, не отвлекаясь на вопросы элементарного выживания, ещё актуальные для родителей в двадцатом веке, вполне могут быть направлены именно на своих детей. И это не так сложно, как кажется поначалу, хотя бы потому, что нам ещё есть, на что опереться.  

Главное - родителям не прекращать читать самим, не уходить с головой в цифровое пространство (хотя и я порой в метро вместо заготовленной книги листаю ленту ВКонтакте - так ведь проще). И пусть ребенок чаще видит маму или папу с книгой, а не со смартфоном. Тогда книги не станут непонятным рудиментом для подрастающего поколения. А станут частью их жизни.

Опубликовано 01 июня 2019г.

Статьи по теме: