Борьба с сектами: занятие не для слабонервных
Анатолий Медведев
Александр Невеев

Слово «секта» у большинства людей вызывает негативную реакцию. Все мы примерно представляем себе, что в сектах плохо, сектанты – неадекватны, в их «лапы» лучше не попадать. Что такое секта и к чему может привести борьба с сектантами, мы поговорили с кандидатом психологических наук Александром Невеевым, который уже много лет занимается борьбой с сектами и помогает людям вернуться к нормальной жизни.

Как Вы пришли к тому, чем сейчас занимаетесь – к борьбе с сектантством?

Когда я учился в МПГУ, моей специальностью была возрастная психология. Со школьниками я работал и при написании диссертации, но специальность поменялась с психологии развития на социальную психологию. Меня интересовали группы, а подростковые группы довольно легко исследовать – достаточно просто прийти в школу. Параллельно, еще когда я учился в вузе, заинтересовался темой сект. Многих, кто идет в психологию, интересуют манипуляции, и мне показалось, что в сектах эта тема особенно заострена. Углубившись в тему манипуляций, я понял, что в ней очень много чуши: честно говоря, я был поражен, насколько современное психологическое образование ненаучно, как много в некоторых его областях своего рода эзотерики и мистики. Мне пришлось приложить очень много усилий, чтобы выявить в психологии  подлинно научное содержание. Современное психологическое образование в России (по крайней мере, там, где я учился) предполагает участие в различных, тренингах с элементами психотерапии, получение соответствующей подготовки. Я, например, посещал Институт Групповой и Семейной Психологии и Психотерапии, Л.Кроля, и ощущения были ужасающими. К счастью, в один прекрасный день я прочел учебник по социальной психологии Д.Майерса, позже в руки попала его же книга «Интуиция: возможности и опасности», которая помогла мне иначе взглянуть на многие вещи. Например, пришло понимание, что без применения методов математической статистики современной психологии как науки быть не может.

Можно сказать, что проникновение в психологию разного рода эзотерики – это мой основной интерес, а противоборство сектам побочный.

Возможно, этот интерес как-то связан с твоим личным мировоззрением?

Мой путь к православию был очень сложен – через эзотерику, восточные религии и религиозные практики. Первоначально я даже не видел разницы, во что верить, но затем просто стал смотреть глубже, в частности,  мне очень помогло изучение православной догматики. Изучая ее, я понял чрезвычайно важную вещь: если говорить грубо, то религиозные убеждения можно разложить по двум ящичкам. В первый ящик пойдут утверждения, которые можно проверить эмпирически, во второй – то, что эмпирически не проверяемо. Позитивисты,  сциентисты, научные атеисты говорят, что этот второй ящичек надо просто вытрясти в мусорное ведро, что все это неважно и не нужно. Однако такого рода непроверяемые утверждения касаются смысловых вещей: смысла жизни, целей человека, вопросов, зачем мы в этом мире, кто мы вообще. Это очень сложная тема, но поверьте, что на эти вопросы невозможно ответить, формулируя какие-то эмпирически проверяемые утверждения.

От разного рода популяризаторов науки часто можно услышать, что нет разницы, в секте человек или в православной церкви. И искус объявить, что нет никаких сект, что любая религия – это зло и шарлатанство в любом случае, очень велик. Идея эта, кстати, не нова, вспомним идеи французских просветителей, которые говорили о том, что изначально была хорошая-добрая религия, Бог – архитектор вселенной, и все были равны как братья, а потом пришли шарлатаны, напридумывали всяких крестов, мощей и порабощают людей. Я не спорю, что в Средние века католическая церковь играла значимую роль в политике и использовала религиозные чувства для решения чисто политических задач. Все это породило народное недовольство и, в конечном итоге, привело к Реформации.

Я не отрицаю того, что манипулировать человеком на основе религиозной догматики и религиозных представлений можно,. Но мы видим на примере деятельности фонда «Эволюция», что манипулировать на основе научных идей ничуть не сложнее. Вопрос не в том, с помощью чего мы манипулируем, вопрос в том, а есть ли что-то еще помимо манипуляции. Поэтому ставить знак равенства между религией и сектой нельзя.

Так в чем разница?

В любой религии – в христианстве, буддизме, исламе, иудаизме – есть утверждения, которые эмпирически проверяются. Больше всего их в «народных версиях» религий. Разумеется, в трудах святых отцов  вы не найдете утверждений типа «такой-то святой сильный, к нему приходишь и чувствуешь благодать». А секты в большей степени построены именно на подобных утверждениях.

Саентологи* говорят: «Занимайтесь оддитингом и избавитесь и от психологических, и от психических, и от соматических заболеваний». Или вегетарианцы утверждают, что стоит перестать есть мясо – и здоровье придет в норму. Для той же цели предлагают читать махамантру. Но если провести объективную проверку той же йоги, тот оказывается, что никакого положительного влияния на здоровье она не оказывает, а в некоторых случаях даже вредит.

Такие эзотерические, магические по сути представления – это ядро сектантства. Например, православный человек должен верить в то, что Христос ходил по воде. Этот элемент нельзя взять и выбросить, хотя кто-то скажет, что человек по воде ходить не способен, это противоречит законам природы. Но православные люди и не говорят, что это утверждение – эмпирически проверяемо. А главное, мы не открываем при монастырях курсы водохождения.

Секты же, по сути, занимаются именно этим. Любая секта – это финансовая пирамида, созданная для того, чтобы продавать свои услуги, тренинги, семинары, ретриты, чудодейственные молитвенные собрания и прочее. И люди верят Например, адепты секты «Трансцендентальная медитация» сидя  в позе лотоса,  подпрыгивают на матах, уверенные, что научатся левитации.

Другой пример: в христианстве есть догмат о Пятидесятнице: через 50 дней после воскресения Христа на апостолов сошел Святой Дух, и они стали пророчествовать на языках, которых ранее не знали и не могли знать. Но мы не говорим: «Сейчас мы сядем, призовем Святой Дух и все заговорим по-английски». Но есть секты, которые именно это и заявляют! Например, неопятидесятники. Для них глоссолалия - одна из основ службы. Пасторы кричат о чуде, мол, смотрите, человек начал говорить на иностранном языке! Но так ли это?

У нас есть замечательный проповедник, протоиерей Олег Стеняев. Он ходил к неопятидесятникам и говорил на еврейском языке. Неопятидесятники не смогли перевести, что он говорил, хотя утверждали, что Дух Святой на них нисходит. Комизм ситуации заключался в том, что отец Олег тогда читал отрывок из Ветхого Завета «Слушай Израиль…» (Втор. 6:4) - и странно, что люди, которые увлекаются христианством, настолько плохо знают священные тексты.

Есть ли еще какие-то существенные отличия религии от секты?

Если вы перестанете ходить в православный храм, вам не будут звонить с попыткой вас вернуть. Про вас не будут распространять гадости в интернете, не будет никакой травли. С вами даже общение никто не прервет, если не было никакого серьезного конфликта. Если вы попробуете выйти из секты Свидетелей Иеговы*, вас лишат общения и всех сектантов оповестят о вашем уходе. Саентологи* завалят вас письмами, звонками, могут быть и более серьезные варианты травли.

Естественно, нормальные религии подобным не занимаются. Вместе с тем нельзя отрицать, что и на основе традиционных религий которые исторически присутствуют на какой-то территории, тоже могут быть созданы секты. Например, из недавнего: секта Владимира Головина - человек, по сути, подменил таинства молитвами по соглашению.

И все-таки можно ли человека как-то из секты вытащить, если уж он в нее попал?

В основном я работаю на упреждение, в сфере просвещения: рассказываю правдиво о сектах, у меня все строится на доказательной базе. Однако если ко мне обращаются с просьбой поработать с человеком, который хочет выйти из секты, я, как правило, не отказываю.

Хочет выйти?

Большое заблуждение – думать, что человек, попавший в секту, был просто зомбирован, подвергся гипнозу или обработан с помощью НЛП. Путь в секту долгий, это не какое-то мгновенное обращение. Никто не попадает в секту с нуля. И самое главное: попав в секту, человек существенно меняет свое мировоззрение.

Подойти к кришнаиту и сказать: «Ну как ты можешь в эту чушь верить, ну Прабхупада же дурак?» Или адептам Ошо попытаться доказать, что не может быть светочем духовности человек, который употреблял наркотики и у которого было 364 ролсройса. У меня был такой опыт неоднократно, и по сути, это бесполезно. Если человек колеблется, сомневается, ищет диалог, то шанс есть. Но если человек с остекленевшими глазами погружен в это, то шансов практически нет.

Сектоведы, которые заявляют, что существуют методики вывода из секты, как минимум, заблуждаются. Как не существует способа сделать из убежденного коммуниста убежденного либертарианца, так не существует и гарантированного способа убедить человека, что он должен выйти из секты. Попытки такие делались в США – жестокие, грубые, показатель эффективности – нулевой.

Тогда какой Вам видится своя роль в борьбе с сектами?

Я вижу свою роль в том, чтобы максимально обосновано, с научной точки зрения рассказывать и объяснять, что секты - это плохо, что ходить туда не надо, что эта восточная мудрость иллюзорна, что йога, тай-цзы, цигун, все это можно выкинуть в помойку, вместе с аюрведой и вегетарианством. Я пытаюсь объяснить, что если вы хотите быть здоровыми – изучайте современную медицину, биологию человека. А если ищете чего-то духовного, то я вас уверяю, при всем том, что православие кажется чем-то привычным и неинтересным, не нужно судить о нем по оболочке. Стоит углубиться, посмотреть на то, какие люди являются убежденными православными, посмотреть, как они живут, сколько у них детей. Каждая религия - это  своего рода луковица, в ней очень много слоев, и чем религия старше, тем этих слоев больше. Если смотреть глубже, все оказывается не настолько однозначно, как кажется на первый взгляд.

Много ли у Вас единомышленников, желающих вступить в борьбу с сектами?

Борьба с сектами - это очень неблагодарное занятие, потому что это довольно агрессивные организации, способные человеку навредить. Поэтому большого количества желающих бороться с сектами нет, и это закономерно.

Периодически в моей жизни появляются люди, которые горят энтузиазмом включиться в эту борьбу. Большинство очень быстро отсеивается, причем на очень простых этапах. Тут не идет речи о работе в сектах под прикрытием, нет: даже какие-то простые задачи, к которым человек подходит со своим пониманием, оказываются нерешаемыми. Существует и другая проблема: в борьбу с сектами часто включаются люди, которые из сект вышли, но вышли только внешне. Например, я знаю одну женщину, которую обманул один из кришнаитских гуру, но она не перестала быть ведическим астрологом. Беда заключается в том, что человек порвал с конкретной организацией, но мышление у него осталось сектантским.

В сфере борьбы с сектами есть еще одна большая проблема. Если мы перечислим самых крупных сектоведов современности - протоиерей Олег Стеняев, Александр Дворкин, Роман Михайлович Конь, Владимир Мартинович, – все они друг с другом находятся в конфликте. Кто-то в большем, кто-то в меньшем, но об объединении речи не идет: Дворкин ругает отца Олега, Конь ругает Дворкина и Мартиновича, и так далее. Понятно, что есть сектоведение, которое преподается в семинариях, и его нужно преподавать с опорой на догматику. В этом я поддерживаю Романа Михайловича Коня. Но понятно и то, что современные методы исследования сект и противодействия им тоже нельзя игнорировать.

А сегодня получается, что по одну сторону - жесткие, богатые, транснациональные организации, у которых есть деньги на юристов, на взлом аккаунтов, на полноценную травлю, а по другую - люди, которые - не имеют значительных финансовых ресурсов, и которые, вдобавок, еще и разделены.

Вы говорили о том, что попытки покинуть секту чреваты травлей? А попытки помочь выйти из секты - каков ваш личный опыт в этом плане?

Опыт есть, и опыт очень неприятный. Началось все пять лет назад: ко мне обратилась женщина, которая пострадала в секте Олега Мальцева (чего там только не было, и древнеславянские науки, и бесконтактный бой, и тайные методики спецслужб, и многое другое). Я опубликовал ее письмо, описания других пострадавших. С этого момента началась травля в интернете моей скромной персоны. Первоначально она носила комический характер – это были оскорбительные массовые комментарии, рассылка по френдам разных глупостей обо мне, съемка порномультфильмов с моим участием.

В эту борьбу включился Юрий Абрамов, который представлялся десантником (типа, психологическая устойчивость и прочие навыки), он снимал различные ролики. Сектанты переключились на Абрамова, причем переключились очень здорово: они раскопали информацию, что он не десантник, публично разоблачили в интернете. Потом они начали ходить к нему на работу, распространять о нем порочащую информацию, Надо отметить, что сектанты действуют весьма интересно: они эффективно совмещают в своей травле современные технологии троллинга, пранка в сети и старые офлайн-технологии типа объявлений во дворах. В течение года Абрамов чуть ли не каждый день жаловался мне на преследование со стороны сектантов, в конце концов они согнули его в бараний рог.

В результате он попросил его поддержать, и я записал видео, в котором в достаточно грубой форме потроллил Мальцева. Это видео Юрий раздергал на отдельные кусочки и растиражировал в интернете. Если верить этим видео, в которых мои слова вырваны из контекста, получается, что я какой-то неадекватный.

Вы сами об этом моменте не жалеете?

Жалею, конечно. Просто я всегда отношусь к людям как к людям, у меня и в мыслях не было, что человек, которого я считал другом, вот так меня подставит. В итоге получилось, что и человека я не поддержал, и человек этот в итоге ударил по мне.

На этом история не закончилась. Около двух лет назад сожгли машину моей бывшей супруги, ей звонили с неизвестных номеров, писали с фейковых аккаунтов, пытались выяснить, где я живу.

Разумеется, ресурсов травить меня на каждодневной основе у секты Мальцева нет, поэтому периодически травля затихает. Но они каждый раз находят способ напомнить о себе. Например, не так давно в выдаче Google убрали мои статьи об этой секте: Мальцев просто подделал судебное решение о нарушении авторских прав. Я не знаю почему, но Google в это поверил, хотя проверятся все за две минуты – видимо просто  им было проще убрать мои статьи из поиска. По сектантским наветам были  удалены и мой канал на YouTube, и страница на Facebook,. Сектанты создали сайт, с которого я якобы украл материалы, и разослали фальшивое судебное решение.

Сейчас я, кстати, не жалуюсь, а просто делюсь важной информацией о том, как действуют сектанты. Личную информацию необходимо защищать. Чем меньше ее будет в интернете, тем лучше, ведь ее могут использовать не только сектанты, но и гораздо более серьезные злоумышленики.

Из самого последнего: был взломан мой аккаунт ВКонтакте, после чего начались рассылки среди моих друзей и подписчиков. К сожалению, привлечь Мальцева и его сторонников к ответственности практически невозможно. Эпизод с сожженной машиной просто лег на полку, хотя вроде бы и доказательства были. На мое заявление о взломе страницы в социальной сети и похищении личных данных (а это уголовное преступление, между прочим), тоже нет никакой реакции. Секты пользуются лазейками в системе, а они есть.

Что Вы можете посоветовать человеку, который хочет вступить в борьбу?

Когда я вижу, что человек хочет бороться с сектами, я хочу, чтобы он понимал, с чем он хочет бороться, и чтобы он оценил риски. Хочу еще раз отметить, что борьба с сектами - это деятельность с высокой степенью риска. Без какой-то хотя бы минимальной защиты, засекреченности, этим заниматься нельзя. Например, если вы работаете где-то, куда можно запросто прийти с улицы, вам с сектами бороться не стоит. Необходимо серьезно озаботиться защитой личной информации, а также помнить, что достаться от сектантов может не только вам, но и вашим близким и друзьям.

На фоне подобной травли не хочется отказаться от борьбы с сектами?

Естественно, я не откажусь от борьбы с сектами. Я уверен, что она идет на пользу моей стране, моему народу, и что она угодна Богу, прежде всего. В мои планы входит, прежде всего, не молчать, рассказывать о том, как действуют сектанты, поскольку сегодня далеко не все осознают масштаб угрозы. Огромные массы людей находятся в интернете, не понимая степени опасности, с которой они сталкиваются.

*организация запрещена на территории Российской Федерации

Опубликовано 01 августа 2019г.

Статьи по теме: