На день в Средневековье
Николай Асламов

Первые майские выходные многие проводят в традиционных сельскохозяйственных занятиях: на грядках и клумбах у собственной дачи. Но редкий крестьянин далекого прошлого упустил бы возможность взглянуть на рыцарский турнир; он бы точно на день прервался, выгреб бы некоторый запас средств на еду и гостинцы и, прихватив семью, рванул бы к заранее объявленному месту ристаний. Лично я именно так и сделал.

В современном мире проводится всего три крупных международных турнира – во Франции, в Австралии и в России. Московский турнир святого Георгия – уже третий год, и с каждым разом все лучше и лучше.

Думать боюсь, какую работу проделали организаторы: собрать, согласовать, обучить, разместить, изготовить нужный реквизит, оборудовать площадку и сделать сотни других дел, которые зритель даже не замечает, поскольку все службы функционируют, как часы. Никаких проблем с передвижением, никаких томительных ожиданий – продумана и логистика, и хронометраж. Похоже, подготовка к следующему турниру начинается сразу после окончания предыдущего. Не случайно российский турнир святого Георгия стал мероприятием международного масштаба: на него приезжают как иноземные бойцы на цельнодеревянных копьях, так и признанные эксперты-реконструкторы. Немец Арно Коетц - одна из самых ярких фигур в современном турнирном движении - до этого приезжавший как рыцарь, в этот раз участвовал в статусе судьи.

В современном мире проводится всего три крупных международных турнира – во Франции, в Австралии и в России. Московский турнир святого Георгия – уже третий год, и с каждым разом все лучше и лучше.

Особо отмечу ярмарку и интерактивные площадки. Поскольку мероприятие длится с утра до вечера, людей надо чем-то занимать в перерывах между рыцарскими состязаниями. И, может, размах ярмарки был не таким эпическим, какой я видел, к примеру, в польском Волине на фестивале славян и викингов, но вполне приличным. Сувенир точно можно было подыскать. К интерактиву только одна претензия: ковать, писать пером, стрелять из лука – детям точно было, чем заняться, но хотелось бы и себя, взрослого и историчного, куда-нибудь применить. В отличие от предыдущих лет, турнир святого Георгия-2017 сделал ставку на семейный формат отдыха и активное вовлечение в околотурнирную деятельность. Даже если ты не уходил с трибун, организаторы рассказывали в микрофон об особенностях средневековой жизни, рыцарских тренировках и других исторических деталях. Особенно кстати пришлись столы и лавки, поставленные на улице под навесом; мы там не только поели, но и полугодовалого ребенка переодели с удобством. И хотя, по понятным причинам, не вся еда на фестивале была аутентичной, посетители получили вполне равноценную замену дачным шашлыкам собственного приготовления.

Реконструировать турниры – задача со всех сторон не банальная. В том числе в силу вариаций самих средневековых турниров. Когда это дело только зарождалось, турниры были вполне полноценным сражением двух отрядов на пересеченной местности; зрителям на таких турнирах точно ничего не светило, да и травматичность была высокой. Только в XIV веке появился барьер, разделяющий двух рыцарей, сшибающихся на копьях. Чуть позже появились профессиональные турнирные бойцы, которых фанаты узнавали по гербам и болели за них, как сейчас за пилотов Формулы-1. Собственно, на турнире святого Георгия выступают точно такие же профессионалы: в мире около сотни людей практикуют возрожденное искусство верховых поединков. Это опасно, дорого и трудозатратно. Верховая езда, умение сражаться, реконструкция одежды и снаряжения – каждый из этих элементов сам по себе отнимает уйму времени, а все вместе едва ли вообще оставляют возможность жить в XXI веке, особенно с учетом того факта, что некоторые турнирные бойцы взваливают на свои плечи дополнительную нагрузку: так, Сергей Журавлев работает в кузнице, а Юрий Богунов обучает собственного молодого коня Кайзера, верхом на котором и выступает. У реконструкторов раннего Средневековья есть их походы по рекам и морям на ладьях и драккарах, у реконструкторов позднего – джостинг, т.е. верховые сшибки на цельнодеревянных копьях. И то, и другое занятие, по сути, элитарно. Но едва ли подвиги этих самоотверженных энтузиастов известны широкой публике.

К вопросу о демократизме и зрелищности: немцы позднего Средневековья сделали еще пару шагов в развитии турниров. Во-первых, они додумались до турнирных братств, состоящих из мелких небогатых рыцарей, которые вскладчину снаряжали одного из своих членов на ристания, а во-вторых, до особых технических устройств, служивших для разогрева публики: так, щит крепился на пружинах, а на доспехах был специальный штырь; при хорошем ударе не только копье ломалось в щепки, но и щит разлетался вдребезги. Ни того, ни другого на московском турнире не было. А жаль…

В России единственный аутентичный средневековый объект – шведский Выборг – существует как полумертвый город. Почему выборгский замок нельзя превратить в «живое Средневековье 24 на 7»?

Турнир святого Георгия, как и другие современные турниры, подобные ему, ориентируются, главным образом, на французско-бургундские традиции, неплохо описанные у Й. Хейзинги в «Осени средневековья» и – еще лучше – у Рене Анжуйского в его «Книге турниров», которая изобилует подробностями и прекрасными позднеготическими иллюстрациями. В этот раз, впервые за трехлетнюю историю турниров святого Георгия (и, похоже, впервые за всю историю современных турниров), у турнира была легенда – некие воображаемые и инсценируемые условия, вокруг которых выстраивается действие. В данном случае речь шла о волшебной охоте: некие дамы охотились в лесу и в погоне за оленем очутились у подножия золотого дуба. Там их встретила группа рыцарей, которые на глазах у дам три дня состязались друг с другом в доблести и отваге. Для участников средневекового турнира такие ролевые игры были едва ли не важнее, чем сами состязания, да и современного человека вполне впечатляют. Очень удачное нововведение.

Куда ни глянь, все в турнире святого Георгия хорошо. Да, есть мелкие недоработки или досадные казусы, но на общем позитивном фоне они вообще теряются.  Одно плохо – это всего лишь один день. Да, можно прийти хоть на все три дня подряд, но каждый раз – по отдельному билету, а цена не самая демократичная. Да и притупится ощущение: всю площадку можно было неспешным шагом обойти за полчаса. Даже если никуда не спешить, за день точно можно все увидеть и попробовать. А вот на Западе давно существует формат круглогодичных реконструкторских площадок, где некоторая часть людей – сотрудники на зарплате, намного большая часть – волонтеры, подрабатывающие за право пожить в аутентичной среде, а еще большая – гости и туристы. А в России единственный аутентичный средневековый объект – шведский Выборг – существует как полумертвый город. Понятно, что в крупных городах вроде Москвы спрос на такие зрелища выше. Но спрос есть и в Питере, откуда до Выборга рукой подать. Почему выборгский замок нельзя превратить в «живое Средневековье 24 на 7»? Должен же я, в конце концов, написать статью «На год в Средневековье»!

Фотографии Евгении Комаровой

Опубликовано 07 мая 2017г.

Статьи по теме: