Горе от не ума
Александр Бабицкий

Каждый современный верующий, особенно не пожилого возраста, рано или поздно (а обычно многократно – и рано, и поздно…) оказывается перед вопросом Х. Формулировки его могут разниться, но общий смысл сводится к одному посылу: «Ты вроде умный человек – как же ты можешь во всё это верить?..» Вас наверняка тоже уже об этом спрашивали. Если нет, то ждите – обязательно спросят.

Универсального ответа на этот вопрос не существует, да он и не нужен – слова, правильные и полезные в одной ситуации, будут неверными и вредными в другой. Однако здесь не менее примечательным мне видится сам вопрос – потому как он иллюстрирует разность в подходах к уму, к интеллектуальной стороне частной и общественной жизни современного человека.

Какая градация интеллекта человека существует в сознании скептиков, интересующихся «парадоксальным» сочетанием ума и веры? В большинстве случаев она представляет собой примерно такую схему «по восходящей»:

глупый – умный – мудрый – гениальный.

Разговор о глупых в этой шкале оценок сводится к минимуму, лишь к упоминанию – ну, глупые они на то и глупые, что на них время тратить. Заметьте чрезвычайно любопытную особенность: самого себя почти никто (за уникальными по редкости исключениями) не признает глупым, тем более ни при каких обстоятельствах не согласится с подобным определением в свой адрес со стороны. То есть кого причислять к глупым, каждый определяет сам и в качестве критерия избирает собственный, действительный или мнимый, уровень знаний и способностей.

С умными тоже на первый взгляд всё понятно – это те, кто может верно оценить жизненную ситуацию и использовать её к своей выгоде (по крайней мере, свести к минимуму возможные негативные последствия). Критерием ума выступает практический результат, ощутимая выгода, конкретные достижения.

Но снова, внимательнее присмотревшись, можно рассмотреть занятный вывих самовосприятия: даже если по объективным показателям носитель такого понимания «умности» ему не соответствует, это нисколько не разубедит его в том, что он умён. Человек может терпеть неудачи во всех жизненных начинаниях, личных и профессиональных, ставить ум в прямую зависимость от успешности. И при этом умудряется находить неограниченное количество «объективных» причин, почему сам он трудится за копейки на ненавидимой работе и сводит жизнь к повторяющемуся изо дня в день набору бессмысленных действий, но при этом умнее многих богатых, знаменитых и успешных.

Мудрость в современном массовом понимании – это нечто, обязательно связанное с экзотикой, по большей части восточного (или псевдовосточного) происхождения. Азиатские аксакалы в высоких шапках, сидящие в тени саксаулов. Китайские философы с длинными висячими усами на невозмутимых лицах, распивающие зелёный чай. Индийские йоги или гуру (лучше – гуру-йоги), большую часть времени пребывающие в состоянии медитации и изредка вылезающие из астрала, чтобы в очередной раз изречь что-нибудь туманно глубокомысленное и снова скрыться в изменённом состоянии сознания. Мудрости обязательно приписывают мистический, оккультный, эзотерический элемент, выводящий её за рамки повседневной реальности и придающий ей оттенок чудаковатости, не от мира сего. Потому мудрых можно слушать, по возможности с понимающим видом, но прислушиваться к ним вовсе не обязательно.

Во главе рейтинга утвердилась гениальность, воспринимаемая с неизменным восторженным придыханием как высшая степень интеллектуального развития, как достижение новых горизонтов разума, как состояние ума, опережающее историческую эпоху и выступающее в качестве двигателя развития человечества. Поэтому гениальные люди негласно, но всё-таки выводятся за пределы круга «обычных», на них втихомолку примериваются иные моральные критерии. Слесарь, изменяющий жене налево и направо, регулярно уходящий в запои и впутывающийся в неприятности с рукоприкладством и порчей чужого имущества – это негодяй, заслуживающий порицания. Но выдающийся писатель, музыкант или учёный, ведущий себя точно так же – это сложная творческая натура, которую нужно понять и простить…

Не претендуя, разумеется, на формулирование «канонической» и «общеправославной» позиции, поделюсь с вами собственным видением вопроса «умности». Надеюсь, что это видение православного человека соотносится с православной точкой зрения. Чтобы сравнение с распространённой ныне позицией было наиболее наглядным, попробуем сформировать схожую цепочку умственного состояния.

Во-первых, в православном мировоззрении совершенно иное восприятие глупости. Глупость в глазах христианина не есть хроническое состояние, постоянное положение «в подвале» некоей нормированной шкале интеллекта. Глупость – это совершение ошибки в конкретном случае, то есть на глупости способен любой, даже самый проницательный, умный, образованный человек.

Ставить на человека клеймо «глупец» недопустимо. «А Я говорю вам, что всякий… кто скажет брату своему «рака» [пустой, никчёмный человек], подлежит синедриону; а кто скажет: «безумный», подлежит геенне огненной» (Евангелие от Матфея, 5:22). Тому, кто унижает человека за якобы низкие умственные способности, грозит не только юридическое, земное наказание («подлежит синедриону», то есть суду), но и кара в перспективе вечной жизни («подлежит геенне огненной»). Правильно и честно говорить о неумных людях: а дискуссию о том, какая разница между «глупым» и «неумным», существует ли такая разница и носит ли она филологический, нравственный или какой иной характер – оставим для другой беседы.

На второй ступени – гениальный человек. Да-да, гениальность следует оценивать ниже ума. Почему? Потому что, как и во множестве других примеров, современный человек в этом случае является жертвой неправильного использования и неверного понимания вполне конкретных терминов и обозначений. В античной мифологии «гений» – это духовная сущность, покровительствующая конкретному человеку или манипулирующая им (в этой двойственности – ключевое отличие «гениев» от христианского понимания ангелов-хранителей). Именно гений посредством человека совершает интеллектуальные или творческие прорывы, приоткрывая сначала своему «подопечному», а через него всему человечеству завесу мира чистых идей, в познании которых античные мудрецы и видели смысл философии, искусства, науки.

Поэтому применение слова «гений» непосредственно к человеку, прославившемуся выдающимися свершениями, это элементарная ошибка того же порядка, что, например, приписывать пилоту самолёта умение летать. Уместнее говорить о гениальных людях как о личностях, которые являются в большей степени трансляторами, но не источниками своих открытий и творений. Не случайно сплошь и рядом, даже в большинстве случаев, о людях, прославившихся гениальными достижениями, можно узнать из воспоминаний современников как о людях, не отличающихся разумным поведением и образом жизни. Гениальный человек зачастую является заложником своего дара, который прославляет его имя в веках, но нередко губит его самого и отравляет жизнь его близких.

В-третьих, умный человек совершенно не обязан быть успешным. Количественные характеристики не являются мерилом ума большого, глубокого и изощрённого. Ум – это трезвый взгляд на окружающую действительность, способность правильно оценить ситуацию и извлечь из неё уроки на будущее. Именно об этом говорит легендарная поговорка, призывающая учиться на ошибках, желательно на чужих, но это уж как получится. Чтобы овладеть такой «опцией», требуется либо богатый жизненный опыт, либо большие знания, либо, что на практике чаще всего, подкреплённый знаниями опыт.

Ну, а мудрость – это не столько достигнутая интеллектуальными упражнениями, сколько выстраданная способность видеть жизненную панораму. В мудрости нет ничего сверхъестественного, однако созерцание реальности мудрым человеком отличается от нашего восприятия примерно в той же степени, в какой птичий кругозор – от мышиного кругозора. Качественная разница между умным и мудрым кроется в том, что первый – отличный тактик, реагирующий на ежедневные вызовы и по возможности готовящийся к подобным испытаниям в будущем. А мудрый – стратег, ищущий и находящий способы предотвратить появление наиболее опасных и конфликтных осложнений как житейского плана, так и нравственно-духовного свойства.

Итак, перед нами последовательность:

неумный – гениальный – умный – мудрый.

Глупых нет – хотя глупости совершают все. Умный выше гениального – впрочем, гениальному никто не мешает быть умным и даже мудрым, и тогда человеку наверняка открывается новый пласт реальности, физической и метафизической. Ну и, чего уж лукавить, признаваться в своей неумности гораздо проще, чем в собственной глупости.

Опубликовано 13 февраля 2018г.

Статьи по теме: