Что Пушкин написал о нас
Мария Берова

Все мы, будучи детьми, читали когда-то сказки. Из них мы узнавали, что хорошо, а что плохо, что делать можно, а что нельзя и, таким образом, делали выводы. Сейчас, когда магазинные полки с книгами ломятся от их веса, очень трудно подобрать своевременную, нужную сказку. К счастью, у нас есть гениальный Пушкин.

Сказка о рыбаке и рыбке была написана Пушкиным в Болдино 14 октября 1833 года с пометкой «18 песня сербская»1. По словам Ю.М. Лотмана, эта работа говорит об идейно-философских исканиях поэта, гибких многозначных символических образах, свойственных пушкинскому творчеству периода 30-х годов XIX века2. На первый взгляд, эта сказка – своеобразный вариант широко распространенной в поэзии разных народов сказки о старухе, наказанной за ее стремление к богатству и власти, однако, внимательно читая ее, можно убедиться, что в ней заключена стройная система символических образов. Для того, чтобы понять их, необходимо рассмотреть элементы древней раннехристианской символики.

Возьмем, к примеру древнегреческое написание слова «рыба». «Если первые буквы этих греческих слов соединить вместе, то получится слово ICHTHYS, то есть «рыба». Под именем рыбы таинственно разумеется Христос, потому что в бездне настоящей смертности, как бы в глубине вод, Он мог оставаться живым, то есть, безгрешным» (Цитата из трудов Блаженного Августина «О граде Божьем» - Авт.)3. Выходит, что сказка о рыбаке и рыбке – это не столько история о ненасытной старухе, жаждущей земных благ, сколько поучительная притча с сакральным подтекстом. Епископ Циалкинский Григорий Кация (Грузия), рассматривает ее так: «Лейтмотивом этой сказки может послужить премудрость Соломона: «Надеющийся на богатство свое упадет» (Притч. 11:28). И понятно, что этой участи заслуживает злая старуха. Но почему же так наказан добрый старик, оказавшийся у разбитого корыта вместе с женой? Ведь, по сути, ничего плохого он не совершал. Для себя ничего не просил и смиренно исполнял свое «послушание», а осужден вместе со сварливою бабой и остался ни с чем. Попробуем объяснить эту сказку в свете Евангелия и православной антропологии. На евангельский подтекст указывает число лет, которые Старик посвятил труду рыбака – тридцать лет и три года – возраст Христа. Рыбка – раннехристианский символ Господа Иисуса Христа. Золото – символ божественности, святости и вечности. Кем же могут являться старик и старуха, которые живут в землянке? Землянка (земля) – это тело человеческое, из земли оно создано (см.: Быт. 2:7), старик – это ум, старуха – это сердце человека. Море – это жизнь человеческая (житейское море)»4.

Старуха (сердце), живя в землянке (теле), получает от старика (ума), который бродит по всему свету, разные вести, «в том числе и чудесные»4. Старик закидывает невод в море, море – это жизнь. Глубоко закинутый невод – степень глубины познаний человека. Тина – «это нечто мелкое, суетное, как у поэта Н. Некрасова: «Погрузился я в тину нечистую мелких помыслов, мелких страстей» (Н.А. Некрасов, «Рыцарь на час», 1862 – авт.). Трава в данном случае символизирует непостоянство. «Человек – что трава, дни его, как полевой цветок, так и он отцветает (Пс. 102:15). Ибо всякая плоть – как трава, и всякая слава человеческая – как цвет на траве: засохла трава, и цвет ее опал (1 Пет. 1:24)»4.

И, в третий раз закидывая невод в море, старик ловит Золотую Рыбку. «Каждый человек в своей жизни так или иначе встречается с Господом, но не всегда узнает Его. Иногда в виде странников или нуждающихся, болящих, в темнице томящихся (Мф. 25: 31–46). Более того, по православному учению, в ближнем мы должны видеть Господа. Но в Господе мы не почитаем Бога, а в ближнем не видим образа Его (иеромонах Василий Росляков)»4.

Пойманная рыбка просит отпустить ее.

Отпусти ты, старче, меня в море!

Дорогой за себя дам откуп:

Откуплюсь, чем только пожелаешь5.

«Откуп, о котором говорит рыбка, - это напоминание об откупе за нашу бессмертную душу: Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп человек даст за душу свою? (Мф. 16:26)»4.

В отличие от старухи, старик за все благодарен Богу, поэтому отпускает ее с миром. Пушкин, как и всякий православный христианин, зная, что диавол искусил вначале Еву, а потом Адама, преподносит читателю образец одержимого страстьми человека в образе Старухи:

Старика старуха забранила:

Дурачина ты, простофиля!

Не умел ты взять выкупа с рыбки!

Хоть бы взял ты с нее корыто!

Наше-то совсем раскололось5.

«С корыта начинаются требования старухи, а заканчиваются земным царством. Как это похоже на удовлетворение страстей чревоугодия, сребролюбия и тщеславия, тех искушений, пред которыми не устоял Адам и которые отразил Господь Иисус Христос»4.

Старик со старухой жили крайне бедно, и просьба старухи о корыте выглядит весьма скромно. Но почему именно оно?

«Вспомним слова из Великого покаянного канона святого Андрея Критского:

«Я осквернил одежду моей плоти, Спаситель, и изгрязнил то, в чем образ Твой и подобие. Удовольствиями страстей я омрачил красоту души и весь ум всесовершенно в прах превратил. Ныне я изорвал мою первую одежду, которую соткал мне Спаситель в начале и потому лежу нагим. Я облекся в изорванную одежду, которую соткал мне змий коварством, и (потому) стыжусь» (Понедельник, Песнь 2).

Также можно привести слова из «Лествицы» святого игумена Синайской горы Иоанна:

«Общежитие, устроенное по Богу, есть духовная прачечная, стирающая всякую скверну и грубость, и все безобразие души» (Слово 26. 170).

Вот для чего у них было корыто, и пряла старуха свою пряжу – своеобразный способ прикрыть наготу свою»4.

Но желания человека не имеют границ. Попросив вначале корыто и терем, старуха, в итоге, желает стать владычицей морскою.

«Мы знаем, кто хотел стать превыше Бога и чем это закончилось. К сожалению, в этой сказке Старик и Старуха совершают ту же ошибку, когда задумывают стать выше Бога. И остаются у разбитого корыта»4.

Получив блага от рыбки, и не возблагодарив ее, старик и старуха, или, другими словами, мы с вами, отнеслись к Дарующей, как к некому рогу изобилия, который мы ежедневно получаем и забываем благодарить.

«Если вслушаться в себя, то можно заметить, что такая вот старуха понукает в нас нашим разумением и на те дары, получаемые от милостивого Господа, недовольно и неблагодарно бранится. И на вопрос, поставленный А.С. Пушкиным: «Что мне делать с проклятою бабой?», попробуем ответить вместе с преподобными Исааком Сириным, Иоанном Лествичником, Андреем Критским, святителями Николаем Сербским, Иоанном Златоустом, Игнатием (Брянчаниновым) и всеми святыми, очистившими свой ум и сердце»4

Вместе со «Сказкой о рыбаке и рыбке» осенью 1833 года в Болдино была также написана «Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях». Чем удивит нас эта история? Во-первых, это сказка, построенная по сюжетным звеньям михайловской фольклорной записи 1824 года, творения из сборника «Братьев Гримм» и схожей с «Братьями…» по русской версии этой повести. «Темы любви, смерти и верности звучат в сказке со всей силой Пушкинского лиризма и это создает в ней высокое трагическое и несказочное напряжение. Пушкин здесь совсем уже выходит из того жанрового канона, который сам он, вместе с Жуковским, создал в 1831 году»6. Во-вторых, это не просто умелое переложение «Белоснежки» на русский лад, это своеобразная притча о благочестии, непротивлении злу и всепрощении. Гордыня, ярко выраженная в чертах молодой царицы, мачехи царевны, служит ярким примером того, как «не надо» поступать… В-третьих, сказка показывает, что нужно соблюдать этикет. В отличие от сказки Братьев Гримм «Белоснежка», где юная принцесса пробует еду, оставленную гномами на столе из всех мисок сразу и затем укладывается спать на кровати одного из гномов, царевна, не посмев пить и есть в чужом доме, аккуратно прибирается в нем и «засветив Богу свечку и затопив жарко печку»5, тихонько ложится отдохнуть.

Интересную роль в сказке играет зеркало. С одной стороны, оно, в славянской мифологии символ потустороннего мира, который может быть опасным, а с другой – это, своего рода, отражение в человеке своего «я». Но вопреки преданиям, в «Сказке о мертвой царевне…» зеркало далеко не «двойник» царицы, оно, скорее, ее обличитель. Царице, как и всякому человеку, не всегда приятно слышать «правду» о себе и «она черной зависти полна, бросив зеркальце под лавку, позвала к себе Чернавку». Здесь необходимо отметить очень интересную деталь. С одной стороны, царица – злодейка, она решается убить царевну и стать главной в королевстве, но с другой – это история о нас. Мы не любим, когда нам говорят горькую правду о себе, нам куда приятнее замечать свои достоинства и отметать недостатки, мы стремимся быть лучше, успешнее, благополучнее других. Также, как и герои Уильяма Теккерея на «Ярмарке тщеславия», мы суетливо продаем свои «таланты», все глубже и глубже питая и взращивая гордыню. В противоположность царице – молодая царевна образец кротости, смирения и благочестия. Она не перечит хозяевам-богатырям, она не держит злобы на обидчицу-мачеху и поняв, что ее хотят убить, кротко отвечала служанке:

Не губи меня девица,

А как буду я царица,

Я пожалую тебя5.

«Тема человеческих отношений — главная в «Сказке о мертвой царевне...», где в начале царица-мать в момент свидания с мужем умирает от восхищения, а в конце Царевна воскрешается силой чувства верного жениха; это поистине сказка о любви, которая «сильна как смерть»6.

Сказка о Золотом Петушке была написана Пушкиным в Болдине осенью 1834 года. Она не так безобидна, как может показаться на первый взгляд. Это снова история о нас с вами.

«Судьба Дадона есть своего рода модель человеческой судьбы – такой судьбы, которая складывается в результате необыкновенно распространенного типа поведения. Все, что делает Дадон, диктуется исключительно его желаниями, хотениями, вожделениями – вожделениями властолюбия, сластолюбия, гордыни, – и больше ничем. Хотел соседям «наносить обиды смело» - наносил; после этого захотелось как ни в чем не бывало «отдохнуть от ратных дел», не неся ответственности за свои бесчинства, – потребовал отдыха, «покоя»; захотелось насладиться обществом «девицы»  - наслаждается прямо в виду мертвых, друг друга убивших собственных сыновей; когда хочется – дает любые обещания, когда неохота их выполнять – отрекается; и смолоду, и под старость ведет себя так, словно все на свете создано и существует в расчете только на него. Это судьба человека, который, существуя в созданном им мире, тем не менее считает себя полным в этом мире хозяином и распорядителем, могущим непрестанно от него брать, ничего не платя, – и в конце концов полной мерой расплачивается за это злостное побуждение»6. Таков ответ литературоведа-пушкиниста, доктора филологических наук Валентина Семеновича Непомнящего.

Но сказка имеет и другой подтекст – падение монархии и конец бесчинству. Петушок, как символ одновременно и власти, и «бесовского смеха»7 безжалостно наказывает Дадона.

Царь Дадон, думая, что ему «все дозволено»: самочинно обижать соседей, беспутно веселиться, блудить, в конце жизни, оказывается, захотел «спокойно пожить». Но, как это бывает на свете, за все приходится платить:

Тут соседи беспокоить

Стали старого царя,

Страшный вред ему творя.

Чтоб концы своих владений

Охранять от нападений,

Должен был он содержать

Многочисленную рать5.

В отчаянии царь «обратился к мудрецу, звездочету и скопцу», и

Вот мудрец перед Дадоном

Стал и вынул из мешка

Золотого петушка.

«Посади ты эту птицу, -

Молвил он царю, - на спицу;

Петушок мой золотой

Будет верный сторож твой:

Коль кругом все будет мирно,

Так сидеть он будет смирно;

Но лишь чуть со стороны

Ожидать тебе войны,

Иль набега силы бранной,

Иль другой беды незваной,

Вмиг тогда мой петушок

Приподымет гребешок,

Закричит и встрепенется

И в то место обернется».

Царь скопца благодарит,

Горы золота сулит.

«За такое одолженье, -

Говорит он в восхищенье, -

Волю первую твою

Я исполню, как мою5.

Но велеречивый Дадон не исполнил волю скопца. В ответ на его просьбу отдать ему девицу, Дадон отвечает:

Ничего ты не получишь.

Сам себя, ты, грешник, мучишь,

Убирайся, цел пока;

Оттащите старика!.

«У Пушкина Звездочет — скопец, и это единственное, что о нем доподлинно известно. Прекрасная женщина ему не нужна. Ему нужно, чтобы Дадон выполнил свое обещание.

Но ведь на самом деле это нужно не столько ему, сколько Дадону.

А Дадон этого не понимает — и гневается на Звездочета. И так решается его судьба» 6.

Зачастую мы вспоминаем Бога в самые критические моменты нашей жизни: когда нам некому помочь, когда, кажется, что наша жизнь остановилась. На самом деле она бурлит, она кипит, она продолжается, но мы не в состоянии ее заметить. В таких ситуациях, мы часто принимаем выбор: или в бездну, или с Богом и, к счастью, оказываемся спасены. Ситуация, в которую попал царь Дадон, предоставляет ему право выбора, но, вопреки благим намерениям скопца, он погибает.

«Модель» эта, в сущности, универсальна: все мы — в своем роде Дадоны, почти для всех нас наши интересы и хотения — на первом месте, остальное, как правило, менее важно, а если жизнь встает поперек наших хотений, мы обижаемся на невезение, а то и гневаемся на «коварство» судьбы, как разгневался Дадон на преградившего ему путь Звездочета»6.

Вот такие сказки с детских лет дарит нам Пушкин.

1 Анненков Павел Васильевич. Материалы для биографии А.С. Пушкина.

2 Лотман Ю. М. Пушкин // История всемирной литературы: В 9 томах

3 Иеромонах Иов (Гумеров), портал «Православие.ру».

Источник: http://www.pravoslavie.ru/7028.html

4 Епископ Григорий (Кация), портал «Православие.ру».

Источник: http://www.pravoslavie.ru/106064.html

5 Пушкин А.С. Сочинения. В 3-х т. Т. 1. Стихотворения; Сказки; Руслан и Людмила: Поэма.

6 В.С. Непомнящий. Да ведают потомки православных. Пушкин. Россия. Мы.

7 Елена Погосян. К проблеме значения символа «Золотой петушок» в сказке Пушкина.

Источник: http://www.ruthenia.ru/document/529393.html

Опубликовано 19 февраля 2018г.

Статьи по теме: