Как Гавайские острова чуть не стали российскими
Борис Иванов

К тому моменту, когда Джеймс Кук открыл Гавайи в 1778 году, там уже вовсю бурлила жизнь. Почти на каждом острове был свой правитель. Вождь владел всей землёй и раздавал её отдельным семьям на условиях натурального оброка. В семейных отношениях нередким было многоженство, а среди женщин высших каст – многомужество (равноправие, однако!).

Как водится, вождям для полного счастья всегда не хватает соседнего острова, поэтому военные походы на соседей не были редкостью. В конце концов вождь острова Оаху одержал верх над другими и стал называться королём Камеамеа Первым. У него остался лишь один противник – правитель северо-западных островов король Каумуалии (русские называли его Томари). Камеамеа содержал приличную армию. При необходимости он мог собрать до 15 тысяч воинов, имел сотни больших военных лодок, несколько сотен мушкетов и 60 пушек. Всё это великолепие поставляли королю американцы. Их к 1815 году на островах постоянно проживало более 200 человек. Янки имели здесь сельскохозяйственные плантации, торговые фактории, а один американец – Джон Юнг – был даже губернатором и министром короля. Американцы держали в своих руках торговлю Гавайев с Китаем и испанской Калифорнией. 20 – 30 кораблей ежегодно приходили на архипелаг. Отсюда вывозили мясо, рыбу, тропические фрукты и очень ценное сандаловое дерево. На Гавайи кроме оружия поступали другие  плоды цивилизации и, конечно же, рекой лился спирт и ром.

В 1808 году на Гавайский архипелаг с острова Кадьяк (главной резиденции русских владений у берегов Америки) направляется корабль «Нева». Цель – выяснить возможность закупки продовольствия и организации факторий

Конечно же, главный правитель Русской Америки А.А.Баранов не мог не обратить внимания на Гавайи -  это ведь сравнительно недалёкая и такая удобная база снабжения!  Судите сами: необходимые для жизни припасы и снаряжение надо везти чуть ли не через полмира из Петербурга или с несколькими перевалками из Восточной Сибири. А тут – вот оно, рядом, каких-то четыре тысячи километров по морю!  Есть почти всё, что желудку угодно, и доступно круглый год: мясо, рыба, зерно, овощи, фрукты. И в 1808 году на Гавайский архипелаг с острова Кадьяк (главной резиденции русских владений у берегов Америки) направляется корабль «Нева». Цель – выяснить возможность  закупки продовольствия и организации факторий. С той поры ежегодно два-три корабля Российско-Американской компании приходили к берегам архипелага.

В 1815 году случилось ЧП: корабль компании «Беринг» потерпел крушение у северо-западного острова Атувай, находившегося во владения другого гавайского короля.  Аборигены, недолго думая, захватили и растащили  весь груз. Капитан корабля Джеймс Беннет сумел вернуться в столицу Русской Америки городок Ново-Архангельск. Он настойчиво предлагал Баранову отправить на Гавайи вооруженную экспедицию и наказать туземцев – «чтобы впредь неповадно было»  (может, правильно предлагал?). Осторожный Александр Андреевич и поступил осторожно. Он отправил корабль «Открытие» во владения другого короля, Камеамеа.

Главой экспедиции был назначен доктор медицины Георг Шеффер, личность интересная и неординарная. Немец по национальности и рождению, выпускник Геттингенского университета, человек деятельный и непоседливый. В Германии ему было тесно, а потому в 1808 году он очутился в России. Чем только он здесь не занимался! Практиковал, конечно, как врач, но ещё живо интересовался ботаникой, минералогией, даже принимал участие в строительстве аэростата – шара Монгольфье, как тогда говорили. В конце концов непоседливая натура привела доктора к тому, что он оказался на службе в Российско-Американской компании и в 1813 году прибыл в столицу Русской Америки городок Ново-Архангельск (впрочем, кроме столицы, других постоянных городских поселений там не было).

Вот такому деятельному человеку главный управитель Русской Америки Андрей Андреевич Баранов и поручил отправиться на Гавайи с весьма деликатной миссией. Ему предписывалось установить дружеские связи с Камеамеа и с его помощью добиться компенсации за разграбленный «Беринг» у короля Каумуалии.  Но главное – получить разрешение на организацию на архипелаге русской сельскохозяйственной и торговой фактории (заметим, что это было бы первым владением России за тысячи километров от метрополии, первый шаг к тому, чтобы стать классической колониальной державой наподобие Испании, Англии, Франции).

Конечно же, прибытие русского корабля (секретная часть миссии доктора быстро стала известной) не встретило энтузиазма у живших на Гавайях американцев – а кому понравится появление очевидного и сильного конкурента?  Король Камеамеа, давно и плотно обложенный американцами, встретил делегацию холодно, отказался принять присланные Барановым письмо и серебряную медаль. Миссия Шеффера явно шла к провалу.

Но судьба иногда благосклонна к настойчивым! Король и его главная жена заболели какой-то местной болезнью. Конечно, король использовал давно привычных местных знахарей – не помогло. Как же было не обратиться к заезжей знаменитости? И Шеффер – видно, был он неплохим доктором, а, может быть, просто повезло – быстро вылечил королевскую семью.  В награду – благосклонность короля, большой участок земли под факторию и несколько десятков семей аборигенов для работы на ней. 

Шеффер энергично взялся за дело. На участке был построен большой дом, заведён обширный огород, приступили к строительству крепости. Из Ново-Архангельска пришло подкрепление - два корабля, и на них почти 100 человек русских и алеутов. Но!  

Трудно сказать, что стало причиной дальнейших событий – слишком ли бурная деятельность Шеффера или козни американцев (скорее, всё вместе), но отношения с местными вождями обострились настолько, что вот-вот можно было ожидать нападения. К тому же и король Камеамеа охладел к доктору. Дело дошло до того, что фактория оказалась в осаде. И тогда Шеффер, погрузив на корабли ценное имущество, ушел на северные острова Кауаи и Нииаху, во владения короля Каумуалии.  Здесь неугомонный доктор решил сыграть ва-банк. Он предлагает Каумуалии рискованную, но заманчивую операцию. Шеффер предоставляет транспортное судно и военный корабль для морской экспедиции на южные острова и изгнания с них Камеамеа. Король, в свою очередь, «…. даёт доктору Шефферу бланк на оную  экспедицию  и 500 человек для завоевания островов и  строения крепостей на них, в коих крепостях будут русские командиры…». 

Осуществить столь решительную операцию возможно только под надёжной защитой русского флага, не так ли? По всему получается, что северо-западным Гавайям необходимо принять русское подданство. И вот 21 мая 1816 года состоялась торжественная церемония поднятия русского флага над резиденцией короля и был даже проведён военный парад.  Оглашено прошение на имя императора Александра I, в котором «… король островов Сандвичевых просит его императорское величество  принять острова под своё покровительство…».  Отчёт Шеффера, прошение Каумуалии и просьба о присылке военной помощи были отправлены в Ново-Архангельск Баранову и в Петербург  в главное правление компании.

Возможно, были бы сегодня Гавайские острова не американским штатом, а российской Гавайской областью. Правда, вопрос – а были бы довольны этим сами Гавайи?     

А далее… далее дело затормозилось.  Баранов самостоятельно не решился на предлагаемые Шеффером  действия.  Бумаги же в Петербург шли год.  Там начались обычные для нашей бюрократии неспешные рассмотрения,

Изучения, согласования.  Правительство запросило мнение  посла в Лондоне графа  Ливена.  Тот ответил, что острова политически независимы (во как! Оказывается, в министерстве иностранных дел этого не знали!), но «… скоро пришлось бы ожидать враждебного столкновения с американцами…» (вот она, историческая «дружба» с янки!).  

После долгих раздумий министр Нессельроде дал ответ на запрос компании: «… государь изволит полагать, что обретение сих островов не токмо не может принесть России пользы, но наоборот, сопряжено с  весьма возможными неудобствами.  И потому королю Томари, изъявя всю приветливость, от него упомянутого акта не принимать…».  Вот так нам, России, оказались  не нужными Гавайи.

А у Шеффера обстановка накалялась. Военная помощь не появилась, тайные договоры и планы стали известны Камеамеа.  От него на земли

Каумуалии прибыло несколько военных лодок с сотнями воинов.  Местные американцы (и здесь они успели развестись) организовали экономическую блокаду русских  факторий,  на одну из них гавайцы напали и сожгли, убив несколько человек.  И, наконец, доктору был предъявлен ультиматум – немедленно покинуть остров.

Состояние судов не позволяло Шефферу дойти до Русской Америки. Пришлось ему с превеликим трудом добираться до южных островов, в земли короля Камеамеа. Здесь,  после двух недель ожидания и ввиду полной непригодности судна, команда получила разрешение сойти на берег, где и жила почти на положении пленников. Всё-таки в июле 1817 года доктору удалось покинуть острова. На попутном судне он добрался до китайского Кантона, а оттуда вернулся в Санкт-Петербург. Остальные 64 человека ещё через год вернулись в Ново-Архангельск.

В июле 1818 года Георг Шеффер уже в Петербурге.  Не отказавшись от мысли захватить Гавайи, он был деятелен и настойчив. Из записки в главное правление Русско-Американской компании:  «… даже один из сих островов может производить всё потребное  для азиатской части России – сандаловое дерево, кокосовые и хлебные деревья, бананы, арбузы,  диких быков, морския и озёрныя рыбы…»

Из «Мемуара» в министерство иностранных дел: «… для производства сего (т.е. для захвата островов – авт.)  потребно токмо два фрегата и несколько транспортных судов. Без оного мы лишимся колониальных владений наших на береге Америки и вскорости завладеют оными американцы…»

(Так ведь и произошло пятьдесят лет спустя!).

Всё было напрасно – Шеффер получил отказ. Нам трудно судить, кто был прав – он или министерство иностранных дел.  Ясно только одно: имей доктор влиятельную поддержку и, возможно,  были бы сегодня Гавайские острова не американским штатом, а российской Гавайской областью.  Правда, вопрос – а были бы довольны этим сами Гавайи?

В экваториальной части Тихого океана, примерно на полпути между Америкой и Камчаткой, лежат Гавайские острова (раньше их называли Сандвичевыми островами). 4000 километров до Камчатки, почти столько же до Сан-Франциско.  Райский уголок земли, край «вечной весны». Тёплый ласковый океан, песчаные лагуны, пляжи, горы с субтропическим лесом. И все это могло бы быть нашим. 

Раздосадованный Шеффер уволился с русской службы навсегда. Вскоре он объявился в Бразилии, участвовал в военных делах бразильского императора Педро и даже получил от него титул графа.              

А американцы к 1850 году полностью колонизировапи Гавайи, которые независимыми остались чисто формально.  В 1892 году была свергнута последняя гавайская королева, и ещё через пять лет архипелаг официально был присоединён к США.

А ведь неплохо было бы в разгар зимы отправиться не на берег турецкий или в знойную Африку, а в родную Гавайскую область, не так ли?

Опубликовано 24 февраля 2017г.

Статьи по теме: