Княгиня-вдова Анна Кашинская
Анна Козырева

Не удивительно, что почти все канонизированные жены Древней Руси – благоверные княгини. Идея целомудренного брака в соединении с идеей сослужения во власти являла собой содержание женского религиозно-нравственного идеала.

Княгиня Анна, о которой будет рассказано в этой главе, – образец христианской женственности «светильник горящий и стоящий» (ИН. 5. 35), освещающий все вокруг.

К наступлению нового XVI века мало что изменилось в политической жизни Руси – всё те же междоусобные распри с выяснением, кто больше претендует на тот или иной удел, кто князь великий, а кто его вассал, разве что споры уже не всегда спешат разрешить битвой-кровью, а спешат в Золотую Орду, чтобы, заручившись благосклонностью хана, получить ярлык на княжение.

Князья ссорились и мирились, возникали дружественные союзы и скоро распадались, - и нередко случалось, что, не дожив до зрелого возраста, в самом рассвете сил они погибали. И если бы умирали на поле битвы или в сече-драке –привычно, с оружием в руках защищая свою правду, было бы, возможно, и не столь прискорбно. Смерть, однако, могла быть подлой, коварной и… мученической, как то выпало тверскому князю Михаилу, повторившего насильственную смерть в ханской ставке князя Михаила Черниговского, прадеда его благоверной жены княгини Анны.

В качестве тверского князя впервые Михаил упоминается в 1285 г. в связи с закладкой в Твери первого после ордынского нашествия каменного храма – Свято-Преображенского собора, в котором, спустя годы, и обретет покой тело князя-мученика.

Пока же он еще отрок, но уже втянут в политическую борьбу: начинается многолетний спор между Тверью и Москвой за великокняжеский престол. Несколько лет продолжается распря, в которой Орда поддерживает то князя тверского, то московского.

Случилось, что московский князь Юрий Данилович оклеветал Михаила Тверского перед ханом, и того вызвали в Орду. 

Нелегко давались княгине Анне разлуки с мужем – нелегко было и на этот раз. Проводив дорогого князя до устья реки Нерли и простившись с ним как в последний раз, с тяжелым предчувствием вернулась она в Тверь.

Будущая святая Анна родилась около 1278 г. в семье ростовского князя Дмитрия Борисовича. Она была праправнучкой святого князя Михаила Черниговского и правнучкой святого князя Василька Ростовского, дед же ее, князь Борис Василькович поименован «печальником земли Русской».

О детстве и юности ростовской княжны точных сведений не сохранилось. В 1294 г. скончался отец Анны, и тем же годом ее выдали замуж за князя Михаила Ярославича Тверского.

Анна росла в традициях крепкой православной веры, любви к Церкви, в почитании духовенства и «иноческого чина». Епископ Игнатий, как глава Ростовской епархии и духовник Анны, был близок княжескому дому. Живым примером всей своей подвижнической жизни святитель научил Анну твердости и стойкости в вере. Великая княгиня Ксения, мать Михаила, прослышав о добродетелях Анны, послала в Ростов сватов, которые обо всем договорились.

Только лишь при венчании, которое состоялось в Спасо-Преображенском соборе Твери, будущие супруги впервые увидели друг друга, что по тем временам было далеко не редкостью. Если князя женили по сговору-расчету, по взаимной выгоде, то юной княжной замужество принималось как послушание, как долг, что с трепетом и любовью чаще всего исполнялось, прямым свидетельством чему жизнь и судьба тверской княгини Анны, на долю которой выпало столько скорбей и невзгод. 

Не прожили великокняжеские супруги и двух лет, как сгорел дотла их терем со всем имуществом. Вскоре тяжело заболевает князь Михаил, а потом умирает их первенец – дочь Феодора.

Казалось бы, на радость матери появятся сыновья-богатыри: Дмитрий, Александр, Константин и Василий…

В августе 1318 г. Михаил Ярославич выехал из Твери к татарам. Но прежде, промыслительно предчувствуя свою кончину, князь написал грамоту, по которой разделил свои волости между детьми. В поездке в Орду великого князя сопровождали игумен Александр, его духовник, два священника и дьякон.

Михаил прибыл в Орду, где хан Узбек повелел его судить. Князя обвиняли в трех преступлениях, одним из которых было, «княгиню великого князя Юрья оуморилеси», т.е. причастен к смерти несчастной жены московского князя и дочери хана Агафьи-Кончаки, ставшей заложницей политических игр.

Князя Михаила подвергли жестоким пыткам и страшным мучениям, и наконец объявили приговор, исполнить который, однако, не спешили. И вот 22 ноября 1318 г., в среду, по прошествии четырех недель князь, предупрежденный вероятно кем-то, велел своим священникам отпеть заутреню. Михаил Ярославич причастился и, подозвав к себе сына-отрока Константина, который давно находился в Орде как заложник, передал ему свои последние распоряжения, а затем снова стал молиться.

И вот появилась шумная толпа убийц, в числе которых были и русские,

ворвались в его вежу-шатер. Михаила Ярославича сначала схватили за деревянную колодку, надетую на шею, и так сильно ударили об стену шатра, что она проломилась. И били… били князя нещадно, а под конец какой-то изверг, по имени Романец, вырезал Михаилу Ярославичу ножом сердце.

Тело поверженного князя положили на телегу, и в сопровождении бояр и слуг московского князя Юрия, повезли на Русь. В Маджарах, большом торговом городе на берегах р. Кумы, бывшие там русские купцы хотели было тело князя Михаила Ярославича занести в церковь. Только жестокосердые московские бояре не допустили до этого, а тело, как в насмешку, поставили в хлеве. Спустя срок останки тверского князя доставили в Москву, где и схоронили кое-как.

Летом следующего года Юрий Данилович, получивший ярлык на княжение во Владимире, вернулся на Русь.  Из Орды князь пленниками привел сына Михаила Ярославича Константина, его бояр и слуг.

Кое-как оправившись от страшной вести, княгиня Анна с сыном Дмитрием, преемником отца, отправили посольство просить великого князя, чтобы он отпустил тело Михаила на родину. Не сразу, однако ж, Юрий смилостивился, и 6 сентября 1320 г. тело князя-мученика доставили в Тверь.

Княгиня-вдова Анна выехала навстречу ему с детьми и боярами. Гроб с пением понесли в Спасо-Преображенский собор. Несмотря на то, что тело везли в жару, а до того оно два года оставалось погребенным не ведомо как, тление совершенно не коснулось его.

Мученическая смерть мужа, однако, оказалась не единственным испытанием для неутешной вдовы. 

В 1325 г. ее старший сын, князь Дмитрий, встретил в Орде князя Юрия Даниловича и убил его в присутствии хана, приказавшего тут же казнить 26-летнего князя. В народе Дмитрий Михайлович за свой дерзкий поступок, за пылкую любовь к отцу и народу получил прозвище Грозные Очи.

Супруга князя Дмитрия Мария – дочь литовского князя Гедимина, как указывают некоторые летописи, на следующий, 1326 г., приняла монашество.

В конце лета 1327 г. в Тверь заявился ханский посол Шевкал (Чолхан или Щелкан), двоюродный брат Узбека. Хозяином занял он княжеский дворец, выгнав оттуда Александра с семьей, а после того «сотворил великое гонение на христиан — насилие, грабёж, избиение и поругание».

Согласно летописному рассказу, тверичи обращались к Александру, предлагая расправиться с татарами, но тот уговаривал их «терпеть». 15 августа вспыхнуло спонтанное восстание. Шевкала со свитой заживо сожгли во дворце князя, были перебиты и другие татары, находившиеся в Твери.  Был ли князь с восставшими заодно, - неизвестно, но успокоить народ явно не спешил.

Скоро город был взят татарами и страшно разорен. Княгине Анне с детьми Александра пришлось скрываться. Сын бежал сначала в Псков, а позже – «вЛитву и немцы». Только скоро князь вынужден был вернуться на родину, чтобы дети его не лишились, по тогдашнему закону, права на престол, и поехать в Орду с повинной.

Путь однозначно был скорбным и был лишь в одну сторону: провожали князя не только мать княгиня Анна с семьей, но и весь город. В Орде князь Александр и старший сын его, Феодор, по приказанию хана тут же и были убиты. Тела их привезли в Тверь и погребли в соборе.

Княгиня Анна с детьми долго оплакивала своих сына и внука.

Благоверная великая княгиня была приуготовлена к монашеству всей своей жизнью: испытания следовали одно за другим и, казалось, их невозможно пережить, однако Анна, не предавшись отчаянью, вынесла все.

«В женском естестве мужескую крепость имела еси…» – поется в Акафисте преподобной, указывая душевную стойкость её.

Перенеся все эти скорби, княгиня Анна приняла монашеский постриг —

по преданию, в тверском Софийском монастыре — с наречением имени Софья.

Но и в обители не находит мать-княгиня себе успокоения. Печальные известия о все новых и новых напастях долетают до нее и сюда. Междоусобные распри вновь вспыхнули на родных землях: по привычной схеме разгорелась междоусобица младшего сына Василия с внуками Всеволодом и Михаилом. В 1365 г.  не миновала горем-бедой и чума, выкосившая смертной косой восьмерых членов княжеской семьи.

В конце жизни она переехала в Кашин, которым правил князь Василий, и с именем, по одним сведениям, Анна, а по другим, Евфросиния, приняла схиму в кашинском Успенском монастыре. Предстала пред Господом великая княгиня-инокиня в 1368 году.

Святая Анна Кашинская горячо любима на своей земле. Её молитвенным заступничеством объясняют кашинцы то, что в годы Великой Отечественной войны захватившие Тверь немецкие войска так и не овладели Кашином.

И по сей день в речи благодарных кашинцев слышится: «Ну, как Матушка управит», «Помолимся Матушке», «Матушкиными молитвами все устроится».

Опубликовано 19 октября 2018г.

Статьи по теме: