Мария Серпуховская и ее «Княжий» монастырь
Анна Козырева

Богородице-Рождественский монастырь – один из древнейших женских монастырей в Москве. Он основан в 1386 г. княгиней Марией – матерью героя Куликовской битвы, серпуховского князя Владимира Андреевича, получившего прозвание Храброго за то, что на поле боя проявил невероятное мужество. Это  его засадный полк решил исход Куликовской битвы. Князя  так же, как и его двоюродного брата, нарекли Донским. Оба именования и Храбрый, и Донской сохраняются на его захоронении в Архангельском соборе Московского Кремля.

Спустя годы полководческий талант князя проявится и в 1395 г., когда во время нашествия Тамерлана, он руководил обороной Москвы.  Владимир Андреевич вместе с великокняжеской семьей, митрополитом Киприаном и всеми москвичами будет встречать великую святыню – икону Владимирской Божией Матери. Это будет позднее, когда основательница монастыря почила о Господе, а пока князь во всем поддерживал мать в ее начинании.

В «Кратком историческом очерке Рождественского девичьего монастыря», изданном в 1881 г., сказано, что «эта обитель построена княгинею  Мариею во время Богом дарованной победы над Мамаем и всею татарскою ордою в день Рождества Пречистыя Богородицы».

Монастырь стал еще одним зримым, как и   Вознесенский монастырь, основанный в Кремле стараниями жены Димитрия Донского, благодарственным памятником в честь победы в великой битве, благословенной «печальником земли русской» преподобным Сергием Радонежским.  

На крутом берегу реки Неглинки, извивающейся вдоль заливных пойменных лугов, вырос величественный каменный собор в честь Рождества

Богородицы. Это был фактически первый каменный монастырь, ибо до того

строили только из дерева. 

Земли, определенные серпуховской княгиней под монастырь, находились во владении её сына – князя Владимира Храброго, отличавшегося не только воинской храбростью, но и государственной мудростью. Карамзин особо отмечал, что он первый, кто добровольно  «отказался от древних прав семейственного старейшинства».

На этих землях располагался и загородный терем-дворец князя, в котором постоянно жила княгиня Мария, о которой сохранилось мало сведений.

Дата  рождения Марии неизвестна. Ясно одно, что она не могла быть старше своего  супруга, боровско-серпуховского князя Андрея Ивановича, появившегося на свет в 1327 году.

Отцом Марии, по сообщению Рогожского летописца, называют галицко-дмитровского князя Ивана Федоровича, в качестве приданого дочери  определившего земли в районе Радонежа. В той же стороне был  и наследственный удел жениха.

Известно, что князь Андрей Иоанович, не дожив до рождения второго сына, Владимира, умер от моровой язвы (чумы).  Не успела молодая вдова оправиться от смерти мужа, как новое горькое испытание – смерть старшего сына.  Всю свою оставшуюся жизнь  княгиня  прожила тихо и незаметно с одним лишь утешением – духовным попечением преподобного Сергия, с которым дружба возникла еще при жизни супруга-князя.

Из истории Троице-Сергиева монастыря известно, что он был основан в 1344-1345 гг. братьями-монахами Стефаном и Сергием недалеко от Радонежа во владениях Андрея Серпуховского, ставшего вместе с женой княгиней Марией Ивановной  покровителями нового монастыря.

При самом непосредственном участии благодарной княгини-вдовы 

Марии  святой Сергий Радонежский вошел в ближний круг великокняжеского семейства.

Овдовев рано и оставшись с маленьким сыном на руках, благочестивая

княгиня обрела спасительное духовное покровительство настоятеля Троицкой обители, ставшим духовником и мудрым наставником юного княжича Владимира Андреевича. Повзрослев и  став удельным князем Галицким и Звенигородским, Владимир построил в монастыре  каменный Троицкий собор, поручив прославленному иконописцу Андрею Рублеву расписать внутреннее пространство храма и создать иконы для его иконостаса, в том числе, и знаменитую «Троицу».

В русской истории имя княгини Марии Серпуховской осталось прежде всего, как основательницы Богородице-Рождественского монастыря, возведенного не как крепость, не как оборонительное сооружение, что чаще всего случалось в те неспокойные века.

Монастырь, строительство которого благословил Преподобный Сергий, уже изначально возводился как тихая заводь для жен-печальниц. Он  и  стал  средоточием великой женской молитвы, ибо уже первыми насельницами святой обители стали вдовы воинов Куликовской битвы.

Многие из них  происходили из знатных и богатых княжеских родов.  Немало было и  из боярских семей. По сложившейся за века благочестивой традиции вдовы, принимая постриг, остаток дней проводили в посте и молитве. Совсем неслучайно монастырь стал в народе называться еще и «княжьим».

В монастырских стенах был дан приют и всем тем, кто потерял своих кормильцев, мужей, сыновей, отцов и братьев на Куликовом поле, из простых воинов – защитников русской земли.

 По легенде, в память той великой победы монастырские «кресты были поставлены над луной», то есть на крестах собора были изображены полумесяцы.

Княгиня Мария Ивановна и сама приняла постриг в Рождественском монастыре  с именем Марфа. В декабре 1389 г. княгиня Мария Серпуховская скончалась. Упокоена инокиня Марфа была в родной обители.

Троицкая  летопись  сохранила  некролог  в адрес княгини: «Тое же зимы  [1389 г.] в Филиппово говение, месяца декабря во второй день, на память святого пророка Аввакума преставися раба Божия благоверная княгиня Мария Андреева, мати сущи Володимеру, в черницах и скиме, наречно имя ей в мнишеском чину Марфа. И положена в церкви Святого Рождества в честном монастыре на рве, иже сама создала еще сущи в своем животе».

Овдовев, сюда же на покой  удалилась и жена князя Владимира Андреевича Храброго, княгиня Елена. Еще при жизни любимой свекрови помогала она княгине Марии в устройстве Рождественской обители.

Брак княжича Владимира и дочери  великого литовского князя Ольгерда, предка рода Трубецких, носил откровенно династический характер. В летописи сказано, что  в 1371 г. «Владимир Андреевич оженился у князя у Ольгерда и поя дщерь его, нареченою в святом крещении Елену».

В 1374 г. князь Владимир Андреевич, по совету матери, попросил у преподобного Сергия, который духовно окормлял и молодых супругов, благословение на основание  в Серпухове Высоцкого монастыря в честь зачатия Богородицы. Такие обители, как правило, строили бесплодные пары в надежде обрести потомство.

И вот надежде о рождении наследника пришло время исполниться. Через десять лет супружества появился их первый сын Иван. В благодарность за дар чадородия князь Владимир Андреевич пригласил Сергия Радонежского на крестины своего первенца.  Это означало, что Троицкий игумен стал духовным отцом, покровителем и наставником юного княжича, который должен был унаследовать Боровско-Серпуховское княжество после смерти отца.

У благочестивых супругов и еще были дети.

В древнерусском обществе женский подвиг чаще всего проявлялся  в

принятии иноческого образа и построении монастырей и храмов. Особенной приверженностью к иноческому идеалу отличалось так называемое «честное вдовство», среди коего встречается и имя серпуховской княгини Елены Ольгердовны.

До смерти мужа Серпуховского князя Владимира Андреевича для княгини единственное и главное дело – семья и дети, но с 1410 г., когда умирает муж,  жизнь Елены Ольгердовны кардинально меняется - она становится главой рода.

Таких женщин на Руси издревле называли «матерыми вдовами», которые пользовались правом стоять наравне с мужчинами и занимать соответствующее своему положению место в обществе. Они «сидели на вдовьем столе», т.е. на отчинном владении своих мужей, при том  участвуя в заседаниях боярской думы, принимая послов, имея своих особых бояр. Такое же положение «матерой вдовы» заняла и княгиня Елена Ольгердовна.

Но не одно лишь устроение земных дел занимало  княгиню-вдову, для которой важна была забота  о спасении своей души, ибо, собирая нетленные сокровища на Небесах, известно, что их «идеже, по слову Спасителя, ни тля тлит ни татие не подкопывают и не кpaдyт».

Из своих средств Елена Ольгердовна постоянно оказывает помощь монастырю Рождества Богородицы, особо почитаемому среди княгинь серпуховско-боровского удела.  В этом монастыре Господь сподобил княгиню Елену принять иноческий постриг с именем Евпраксия, а позже и  упокоиться навечно.

Скончалась княгиня Елена – Евпраксия, согласно летописным источникам, 15 августа 1437 г., намного пережив не только своего мужа, но и всех своих сыновей.


         Нелишне вспомнить по случаю и мать княгини Елены Ольгердовны.

Речь пойдет о дочери великого князя-страстотерпца  Александра Михайловича Тверского и внучке благоверной княгини Анны Кашинской Иулиании Тверской, которая родилась в годы, когда князь Александр с семьей после антиордынского восстания вынужден был бежать из Твери.

По возвращении князя с семьей  в 1338 г. в Тверь, Александр Михайлович вроде как получает ярлык на великое княжение,  однако уже на следующий год князь и его старший сын Фёдор были убиты в Орде по приказу хана.

Опека над княжной  Иулианией перешла к великому князю московскому. В 1350 г. великий князь Симеон Иванович Гордый, женатый на сестре Иулиании, Марии, дает согласие  на брак  тверской княжны с пришедшим к власти в Литве Ольгердом Гедиминовичем, который на тот момент был вдовцом и старше княжны был на целых 35 лет.

Нелегкая судьба ожидала молодую княгиню, муж которой прославился хитростью, упрямством и… загадочностью, что проявлялось в религиозной политике литовского князя. Смотря по выгоде, он мог объявить себя католиком, или православным, но по сути являлся язычником. Так,  за три года до приезда молодой жены Ольгерда в Вильнюс были казнены трое Виленских мучеников –Антоний, Иоанн и Евстафий.

   Однако тверская княгиня, с раннего детства воспитанная в вере и преданности Господу, проявляет невероятную сила духа и  твердость характера, - и уже скоро  добивается от Ольгерда выделения земли под  строительства храма, который станет усыпальницей для честных мощей мучеников, а спустя годы на месте их гибели Иулиания построит Свято-Троицкий монастырь.

 В столице Литовского государства ее попечением появятся кафедральный Пречистенский собор, который станет  усыпальницей ее мужа, и Никольская церковь, а  в православном Витебске,  благодаря княгине Иулиании,  будут возведены первый женский монастырь  и церкви  Святого Духа и Богоявления.

На месте языческого капища Макоши, на высоком берегу Витьбы в месте слияния её с Двиной опять ее же попечением начато строительство  церкви Пречистой Божьей Матери; в 1406 г., уже после смерти Иулианьи, церковь  будет достроена, а гора, прежде носившая название Лысой, станет называться Пречистенской.

В условиях нарастающего  окатоличивания великая княгиня литовская Иулиания оказалась главной защитницей Православия в Западной Руси. До последних дней своей жизни она строила храмы, укрывала гонимых, и особенно пеклась о православных монастырях и о монашествующих. Летописи говорят о том, что наибольшую помощь от вдовствующей княгини получала прославленная Киево-Печерская Лавра.

Неизвестно, как скоро после смерти мужа в 1377 г. княгиня Иулиания приняла монашество, но точно известно, что Витебском она правила до своей смерти в 1392 г. и что, возможно, управляла Витебском, как игумения монастырем: при  неутомимом  характере княгини это вполне могло быть.

 Разные летописи указывают разные монашеские имена Иулиании: Марина,Марфа и реже Мария.

Летописи говорят, что великая княгиня Иулиания в монашестве Марина или Марфа погребена в пещерах Киево-Печерской Лавры.

Отдельно следует отметить, что княгиня Иулиания Александровна является матерью великого князя литовского и короля польского  Ягайло, правившего Польшей с 1386 г. – основателя великокняжеской и королевской династии Яггелонов, правившей в государствах Центральной и Восточной Европы в XIV-XVI веках. 

Можно вспомнить и еще одну сродницу княгини Елены Ольгердовны – жену младшего брата ее отца литовско-русского князя  Любарта Гедеминовича (в крещении Дмитрия). Его первой женой была единственная дочь галицко-волынского короля Андрея Юрьевича (из Романовичей рода Рюриковичей) Анна.  Из-за бездетности княгиня Анна, по согласию с мужем, приняла монашеский постриг с именем Буча.

Опубликовано 27 мая 2019г.

Статьи по теме: