Царственные монахини. Евфросиния Полоцкая
Анна Козырева

Если монашество великой княгини Рогнеды у историков вызывает некоторые сомнения, то иноческий путь ее прямой прапраправнучки Предславы – дочери полоцкого князя Святослава Всеславича (в крещении Георгия) – запечатлен не только в летописях и стихийной народной памяти. Сквозь столетия черты полоцкой красавицы-княгини угадываются и в поэме азербайджанского поэта Низами «Семь красавиц» в образе «дочери царей русийских»:

                               Не улыбкой сладкой только и красой она –

                               Нет, – она в любой науке столь была сильна,

                               Столь искушена, – что в мире книги ни одной

                               Не осталось, не прочтенной девой молодой.

                                                                                   (Перевод В. Державина)

Рано полюбила книгу Предслава, столь же рано полюбившая и уединение. Меж тем о красоте и образованности юной полоцкой княжны изустная молва разносилась по ближним и дальним весям. Стали о замужестве дочери задумываться и ее родители, а вот для самой юницы, категорично отвергавшей все предложения о браке, единственной мечтой было духовное совершенство и единственно верным решением было - пойти за «Женихом своим», за Христом.

В Полоцке игуменьей одного из женских монастырей была вдова родного дяди Предславы князя Романа Всеславича. К ней-то за помощью 12-летняя девочка и обратилась. Только вот необыкновенная красота и ранний возраст претендентки на монашество, по осторожному мнению игуменьи, явно препятствовали исполнению скорого желания, - и княгиня-вдова попыталась переубедить молоденькую родственницу. Переубедить, однако, родственницу сумела юница, поразившая не по возрасту глубоким разумом и высокой убежденностью в вере. Вскоре Предслава принимает постриг и под именем Евфросиния ступает на стезю подвижничества и духовного подвига.

С высочайшего позволения полоцкого епископа Илии юная монахиня поселяется поближе к богатому книгохранилищу, расположенному в чердачной пристройке храма Святой Софии. Здесь, обжившись в боковой комнатке – «голубнице», девочка-подросток не только молилась в уединении и читала, здесь же она впервые «начат книги писати своими руками».

Следует особо отметить, что грамотность среди женщин Древней Руси была далеко не редкостью. Из житийной литературы известно, что многие русские княгини, «приимши мниший чин», занимались списыванием книг, однако подвиг на книжном поприще инокини Евфросинии особый, - и не только потому, что переписывание книг в те годы делом было трудоёмким и занимались им в основном мужчины.

Не оставляя любви к учению, Ефросиния, как указывает автор Жития преподобной, «сердце своё напояла Божией премудростью». К тому ж молодая монахиня стремилась поделиться своими глубокими познаниями и с другими, ибо считала, что духовное просвещение есть самая неотъемлемая часть милосердия и любви к людям: часть старательно переписанных ею книг уходит на продажу, причем вырученные деньги раздаются бедным.

Со временем библиотека Софийского собора в Полоцке станет признанным крупнейшим книгохранилищем, чему не в последнюю очередь поспособствует деятельность Евфросинии – знаменитой просветительницы и одной из образованнейших женщин XII века.  

Особо следует отметить и то, что Евфросиния рано начинает писать и собственные книги, в которых она запечатлевала поучения и молитвы, а также собственноручные переводы с греческого и латыни. Сегодня такие книги мы бы назвали альманахами или сборниками, а из времен давних то, что дошло до нас, известно под названием Изборники.

Часто при монастырях создавались скриптории – мастерские по переписке книг, где книга не просто переписывалась – украшалась: один мастер делал цветные буквицы и заглавия, другой – миниатюры, а третий – переплеты. Возникнут свои скриптории и в монастырях, созданных самой преподобной, где создавались самые настоящие памятники книжного искусства, как, например, Погодинское Евангелие XI века.

Особо следует отметить, что любовь к книге сочеталась у молодой подвижницы с сосредоточенной молитвой и возрастанием в духовном подвиге. Как повествует «Житие святой», епископ Полоцкий Илия, изначально духовно опекая монахиню-княгиньку, однажды получил от Божьего ангела указание на то, что он должен поставить монахиню во главе обители. Трижды с подобной вестью ангел являлся и к самой Евфросинии, которая с радостью восприняла выбор Христа.

Для расположения обители было определено находящееся неподалеку от Полоцка Сельцо. Здесь находилась церковь Спаса, при которой погребали епископов. Единственно с надеждой на Господа принимается Евфросиния за создание нового женского монастыря. «Житие» доносит до нас ее слова: «Все же мое имение – книги эти: ими утешается душа моя и сердце веселится. Кроме же сих книг и трех хлебов ничего у меня нет, и только Ты – мой помощник и кормитель…  Да будет Имя Твое благословенно на рабе Твоей Евфросинии отныне и до века. Аминь».

Основанный преподобной Спасо-Преображенский женский монастырь скоро станет широко известным на всей половецкой земле. Здесь ярко проявится и еще один талант Евфросинии – педагогический. В обители будет открыта школа для молодых девиц, где их будут обучать пению, книжному мастерству, рукоделию и иным полезным ремеслам. Заботилась настоятельница и о духовном росте своих подопечных, большинство из которых были выходцами из простых семей.

Постоянно помнила преподобная и о своей  предшественнице – святой княгине Киевской Ольге, образ которой был созвучен  ей самой и путь духовного материнства которой Евфросиния, видя цель всей своей жизни в служении Господу,  продолжила.

Обращаясь к девицам-ученицам, мать-игуменья писала: «Вот, собрала вас, как наседка птенцов своих под крылья свои, в паствину, словно овец, дабы паслись в заповедях Божиих, дабы и я сердцем учила вас, видя плоды труда вашего, и таков дождь учения к вам проливала… соделайтесь чистой пшеницей, смелитесь в жерновах смирением, молитвой и постом, чтобы хлебом чистым принестись на трапезу Христову!»

Спустя годы, в середине XII века, игуменья задумала на месте старой деревянной церкви возвести каменную, и вскоре под руководством опытного монаха Иоанна началось строительство. Через два года с небольшим (в1161 г.) величественный храм, восхищающий красотой и величием до сего дня, стараниями строителей и молитвенной помощью заботливой матушки-игуменьи был воздвигнут. «Житие святой» рассказывает о случае в самом конце стройки. Работа из-за нехватки кирпича вдруг застопорилась, но уже на следующий день после молитвенного обращения Евфросинии к Богу необходимое количество чудесным образом было обретено, – и стройка собора была завершена.

Предстояло украсить новый храм, - и он был достойно украшен лучшими живописцами и иконописцами. Особо позаботилась матушка Евфросиния о напрестольном кресте, который по ее заказу исполнил полоцкий мастер-ювелир Лазарь Богша. Удивительной красоты и изящества крест, покрытый золотыми пластинами, украшенный драгоценными камнями и цветными эмалями с изображением святых, выполнял роль ковчега для хранения полученных из Константинополя и Иерусалима христианских святынь: капли крови Иисуса Христа, часть креста Господня, камни от гроба Богородицы.

Судьба шедевра древнего ювелирного искусства сама по себе  любопытна, трагична и заслуживает отдельного рассказа, однако ограничимся лишь сообщением, что крест бесследно исчез в 1941 году, когда началась Великая Отечественная война. На сегодняшний день в Свято-Евфросиньевском Полоцком монастыре находится точная копия реликвии, которая была выполнена в 1997 г. брестским ювелиром-эмалировщиком Н. П. Кузьмичем по высочайшему благословению Иерусалимского Патриарха Диодора II и Патриаршего Экзарха всея Беларуси митрополита Филарета.

Стараниями преподобной на Полоцкой земле был основан мужской монастырь с церковью при нем в честь Пресвятой Богородицы. И мужская обитель стала настоящим центром образования. В здешней школе молодые люди учились письму и грамоте. Была своя библиотека, мастерские по написанию книг, иконописная, ювелирная.

Особую святыню приобрела преподобная и для Богородичного храма монастыря. Она обратилась с просьбой к императору Византии Мануилу Комнину и патриарху Константинопольскому Луке, которым были отправлены дары, прислать для обители одну из величайших святынь — икону Божией Матери Ефесскую, написанную по преданию святым апостолом и евангелистом Лукой.  В 1162 г. икона прибыла на Русь, которую везли через Корсунь (Херсонес), где по просьбе жителей она пробыла около года, получив название Корсунской, и наконец прибыла в Полоцк.

В трудах и молитвах проживался трудный век раздробленности Руси. Народная любимица игуменья Евфросиния, непрестанно молившаяся о единстве Русской земли, о победе над «тьмой разделения», становится всё более и более почитаемой. К ее наставительному слову прислушиваются не только простые люди, но и князья, которых преподобная стремилась примирить, ибо «всех хотяше имети яко единую душу».

Всю жизнь лелея в себе мечту о паломничестве на Святую Землю, на склоне лет Евфросиния решается на путешествие. Она оставляет родной монастырь на попечение своей сестры -  княжны витебской Градиславы, в монашестве Евдокии. В далекий путь вместе с ней отправляются племянник Давид и двоюродная сестра -  княжна полоцкая Звенислава, в монашестве Евпраксия.

Следует особо отметить, что и племянницы её, дочери родного брата Вячеслава - княжны витебские, незадолго до того, как Ефросиния собралась покинуть родные земли, приняли в тетушкиной обители святой образ: Кариния нареклась Агафией, а Ольга – Евфимией.

Вначале был Константинополь, где преподобная, «войдя в великую церковь Святой Софии, помолилась и поклонилась всем святым Божиим церквям». Вскоре, получив благословение от патриарха и купив многоразличные фимиамы и золотую кадильницу, русские паломники продолжили путь, причем пешим порядком, -  в Иерусалим.

И вот преподобная Евфросиния приклоняет колена у Гроба Господня, где жертвует драгоценную кадильницу. Это будет первый дар русских жен, вставший в единый ряд с лампадой, возженной много ранее первым паломником игуменом Даниилом «от всея Руськыя земли».

Пора бы и назад… но весной 1173 года Евфросиния занемогла. Болела она   недолго и вскоре, причастившись Святых Тайн, скончалась. Похоронили полоцкую мать-игуменью в монастыре преподобного Феодосия недалеко от Иерусалима. 

Через 14 лет, в 1187 году, Иерусалим был осажден войсками султана Саладина, который за большой выкуп позволил христианам покинуть город. Среди прочих святых реликвий православные монахи забрали и мощи Евфросинии. Их привезли в Киев, где долгих 700 лет они покоились в Киево-Печерской Лавре.

22 апреля  1910 г. кипарисовая рака с мощами Полоцкой княжны на ослепительно белом пароходе, украшенном зеленью и цветами, отправилась торжественным ходом на родную белорусскую землю – вернулась из далекого паломничества.

Опубликовано 15 февраля 2018г.

Статьи по теме: