Царственные монахини: благоверная княжна Янка
Анна Козырева

«АННА, благоверная великая княжна, прозванная Янкою, дочь великого князя Всеволода I Ярославича и Греческой царевны, дочери Константина Мономаха, постриглась в монастыре, основанном  отцом ея при церкви св. Андрея в Киеве, им же построенной около 1086 года», - читаем в «Словаре святых», в статье, следующей сразу же после рассказа о святой Анне Новгородской. То есть получается, что родная внучка, став второй инокиней из княжеского рода и ступив на путь святости, как бы держится за ручку любимой бабушки Ирины.

Будущая игуменья женского монастыря родилась и воспитывалась в благочестивой семье. Её отец, Всеволод Ярославич, первый, использовавший титул «князь всея Руси», – родоначальник великих князей и царей московских.  Это был один из высокообразованных людей того времени: знал пять языков, был начитан, глубоко просвещен в духовном плане. 

Не уступала ему и мать, княгиня Мария - византийская принцесса, дочь императора Константина Мономаха. Именно она, как бесценный дар, доставила на Русь святые мощи великомученицы Варвары.

Образование княжича Владимира, будущего киевского князя Владимира Мономаха, и княжны Янки было, как мы бы сказали сегодня, «разносторонним». Их учили математике, философии, астрономии, риторике, славянской грамоте, иностранным языкам и – обязательно – греческому. Через века подтверждением   образованности Янки служат сохранившиеся её письма на греческом языке.

Главной наставницей княжны, вероятнее всего, была сама мать, хорошо знавшая греческую церковную литературу, всемирную историю, дворцовый этикет, рукоделие, причем и после смерти матери женщины-гречанки из свиты Марии продолжали опекать Анну-Янку.

С раннего возраста Янку готовили к непростому замужеству. Как известно, род Рюриковичей был породнен со многими царскими и королевскими домами Европы. Юницей была сосватана за византийского царевича Константина Дуку Старшего и княжна Янка Всеволодовна. Только вот из-за дворцовых интриг царевич был насильно пострижен в монахи, и предполагавшийся брак не состоялся.

Печальная участь жениха настолько потрясла юную княжну, что она решает и сама принять постриг, посвятив девство своё Господу. Янка становится первой девственницей-монахиней из княжеского рода. «Девство, – говорит Антоний Великий, – подобие Ангелам, духовная и святая жертва, великий дар Божий, залог будущего наследия в Небесном Царстве».

В Византии княжна побывала в женских монастырях, где узнала не только про духовно-молитвенную жизнь тамошних насельниц, но и познакомилась с женским образованием.  По возвращении на родину Янка упрашивает отца и киевского митрополита открыть женский монастырь, где она сможет обучать грамоте девочек и отроковиц.  Идея основания первого женского монастыря на Руси и создания при нём школы для девиц была горячо поддержана любимым братом – будущим Владимиром Мономахом.  Всё это придало Янке уверенности и настойчивости.

Князь Всеволод построил каменный храм апостола Андрея Первозванного, при котором и был создан монастырь. По этому поводу в Ипатьевской  летописи сделана следующая запись: «В лето 6594 Всеволод заложи церковь святаго Андрея, при Иване преподобном митрополите, створи у церкви тоя манастырь, в нем же пострижеся дщи его девою, именем Янька. Сия же Янка, совокупивши черноризицы многи, пребываше с ними по монастырьскому чину». 

Княжна принимает новую обитель в свое ведение, и уже вскоре при Андреевском в Киеве монастыре Анна Всеволодовна основала первую известную в истории Руси школу для девочек. 

Русский историк В. Н. Татищева в своей «Истории» по этому поводу

приводит выдержку из не сохранившейся до наших дней летописи о том, что Янка, «собравши младых девиц, неколико обучала писанию, тако ж ремеслам, пению, швению и иным полезным им занятиям. Да от юности навыкнут разумети закон Божий и трудолюбие, а любострастие в юности воздержанием умертвят…»

Блаженная Анна собрала в свой монастырь множество черноризиц.  Есть все основания для предположения, что именно в этом монастыре приняла впоследствии постриг мать преподобного Феодосия Печерского.

Самоотречение благоверной княжны, её строгая жизнь воодушевляли всех, кто стремился к подвигам жизни духовной. Княжна наравне со всеми жила по иноческим правилам, в посте, молитвах и глубоком смирении.

За несколько лет игуменства в своем монастыре Янка Всеволодовна так глубоко постигла искусство церковного управления и дела митрополичьего дома, так хорошо узнала русский и константинопольский клир, что после смерти митрополита Иоанна II Продрома в 1089 г. самостоятельно снарядила посольство в Византию.

Следует отметить, что в истории Церкви это было уникальное событие: ни до Анны-Янки, ни после неё княжны-монахини, да и вообще женщины, не ездили в Константинополь по столь важным делам. Данный факт говорит о том, что игуменья Андреевского монастыря имела в Русской Церкви очень большой авторитет. Явно были у неё и прямые связи с греческим духовенством через родственников матери.  К тому же она так хорошо владела греческим языком, что имела возможность легко общаться с греческим духовенством.

Княжна привезла с собой наблюде­ния, полезные не только для её обители, но и для других обителей. «Анна, — говорит древний повествователь, — ходила туда не напрасно, а с тем, чтобы вдвойне быть полезной — себе и другим инокиням Русской земли». В Киев возвратилась игуменья в 1090 г. в сопровождении новопоставленного митрополита Иоанна-скопца.

Анна Всеволодовна названа первой русской женщиной-педагогом, что соответствует действительности.  В иноческих подвигах, связанных с управлением и обустройством монастыря, с её личным духовным возрастанием, игуменья провела 26 лет. Духовный опыт и подвижнический подвиг бла­гочестивой княжны-инокини не могли не найти живого отклика у многих её современниц, в искреннем устремлении к совершенству повторивших монашеский путь. Тем более, найти понимание среди части ближайших родственников, для которых устремленность к монашеству, воспринятая на Руси с момента крещения, будет столь же искренней и духоподъёмной. 

Позднее, после смерти отца, великого князя Всеволода, главной помощницей игуменьи в монастыре станет её младшая сестра Екатерина – дочь второй жены князя – Анны-полочанки. В раннем возрасте княжна приняла монашеский постриг с именем Ирина. О ней мало что известно: в летописях указана лишь дата её смерти – 11 июля 1108 года.

Также мало известий и о другой высокородной чернице – киевской княжне Предславе, с юности посвятившей себя служению Богу и, вероятнее всего, бывшей также насельницей Янчина монастыря. Известно лишь, что была она дочерью великого князя Святослава Ярославича. Донесли летописи до нас год и её смерти – 1116-й. 

Среди историков нет единства в точном определении, которая из жен великого князя – Киликия или Ода[1] – была матерью княжны, или это вообще мог быть кто-то неизвестный русской истории.  

Анна-Янка скончалась 3 ноября 1112 года. Её кончина отмечена в летописи особой статьей: «Том же лете (1112) преставися Янка, дщи Всеволожа, сестра Володимера, месяца ноября в 3 день; положена бысть у церкви святаго Андрея, юже бе создал отец ея; ту бо ся бе и постригла у церкви тоя, девою сущи».

Также и в рукописных святцах о ней сказано: «В Андреевском монастыре святая княжна Анна Всеволодовна в инокинях преставися в лето 6624 (1116 г.), месяца мая в 18 день». Но это, вероятнее всего, было время обретения её мощей.

Монастырь, где подвизалась блаженная Анна, долго сохранял благоговейную память о своей основательнице и просветительнице.

При жизни великого князя Всеволода Андреевский монастырь процветал. Анна-Янка получала от отца большие средства и на строительство, и на содержание училища, и на монастырский обиход. Её просветительская и благотворительная деятельность была настолько известна, что со временем монастырь, утратив первоначальное название, именовался Янчиным вплоть до Батыева нашествия, когда древняя обитель была полностью разрушена.

И через века, обращаясь за молитвенной помощью ко всем святым женам, русский православный человек восклицает:

       «Вся святыя жены, в земли Российстей просиявшия,

                                 молите Бога о нас!


[1] Вторая жена киевского князя Святослава немецкая принцесса Ода была в близком родстве с Римским императором Генрихом IY, а Римский папа Лев IX был её   родным дядей. С раннего возраста она воспитывалась в Санкт-Галленском монастыря в Швабии, куда была отправлена матерью после смерти родного отца. Когда царевна выросла и стала инокиней, мать выкупила её у монастыря с тем, чтобы выдать дочь замуж за киевского князя. Тот брак был недолгим: князь лет через 6-7 умер. Ода вернулась на Родину, но памятью о ней вполне может считаться Изборник 1076 с отрывками из житий святых жен, явно составленный бывшей монахиней, знакомой с духовной и житийной литературой.

Опубликовано 01 марта 2018г.

Статьи по теме: