Обитатели замков. Радзивиллы
Елена Котовская

Хотите побывать в Ренессансном уголке, «маленькой Италии посредине Сарматии», не отъезжая слишком далеко от Москвы? Многие, наверное, не догадываются, что в каких-то 800 км от столицы, в соседней с нами Беларуси, находятся на небольшом расстоянии друг от друга два прекрасных замка 16 века - Мирский и Несвижский.

Если выехать рано утром по отличной трассе М1, можно прибыть на место уже к обеду. Можно даже остановиться переночевать в каждом из замков - дороговато немного для семьи с детьми, но, поверьте, аттракцион того стоит: ночью вы гуляете по таинственному притихшему замку в поисках Белой дамы в Мире и Черной - в Несвиже, затем спускаетесь в пустой, свободный от многочисленных дневных посетителей ренессансный внутренний дворик с колодцем, выходите за крепостную стену, идете вдоль притихших ночных прудов, наблюдая великолепие подсвеченных радзивилловских творений. А утром, позавтракав в подвале времен Ивана Грозного и Тюдоров, первыми попадаете в еще не переполненный туристами музей.

Хозяева сознательно создавали в Великом Княжестве Литовском (а именно к этой державе принадлежали в то время их владения) «итальянские сооружения»: строитель каменного замка в Несвиже Николай Криштоф Сиротка Радзивилл по убеждению отошел от веры своего отца Николая Черного - кальвинизма - и не просто вернулся в недра католицизма, но и поставил своей задачей его всяческое распространение на своих землях и вытеснение любых реформаторских ростков. Для этого им были приглашены главные борцы на этой ниве - иезуиты. Несвиж (головная княжеская резиденция Радзивиллов) из центра Реформации превращался в средоточие католицизма.

Кстати, такие радикальные перемены были вызваны отнюдь не пресловутым конфликтом «отцы и дети». Сиротка был старшим и любимым сыном Черного. Он понимал идеи отца: отстоять независимость раздираемого с двух сторон Великого Княжества Литовского и от Речи Посполитой (католицизм), и от Московии (православие). Именно поэтому отец так ратовал за нечто иное - кальвинизм, пытаясь сделать его знаменем своей борьбы. Но сын пошел другим путем. Во время обучения в Европе (куда он был, кстати, послан отцом) Сиротка познакомился с будущим известным религиозным деятелем, иезуитом Петром Скаргой, и пламенная вера последнего заставила молодого Радзивилла усомниться в правильности выбранного отцом реформаторского пути.

Вообще, Радзивиллы - загадочный род. Не очень древний - известны лишь с 15 века, но уже в середине 16-го Черный собственноручно получает от Карла V титул князя Священной Римской империи непонятной национальности - литвины? поляки? белорусы? Фантастически богатые на протяжении всей истории своего существования (а они существуют до сих пор) магнаты, восточноевропейские «Ротшильды». Слухи и легенды о баснословных «сокровищах Радзивиллов», о спрятанных где-то в несвижских и мирских подземных ходах «двенадцати статуях апостолов из чистого золота» столь устойчивы и притягательны, что пол Беларуси до сих пор роется потихонечку в окрестностях замков. Необыкновенно влиятельные: занимали все возможные в государствах должности (кроме, как ни странно, королевской). Даже в середине 20 века ухитрились оказать огромное влияние на американскую политику, поддержав на президентских выборах (и эта поддержка оказалась ключевой) кандидатуру Кенеди (Станислав Радзивилл был женат на родной сестре Жаклин Кеннеди – Каролине).

Радзивиллы – странный род. Ошеломительная роскошь, характеризующая быт многих из Радзивиллов, например, известного своими пирами Пане Коханку, близость к коронованным особам, какая-то неиссякаемая жизненная сила и неиссякаемый же денежный поток. Когда ходишь по залам их замков и лицезреешь галереи портретов их хозяев с гордыми, сытыми, лоснящимися лицами, невольно задаешься вопросом: на чем, на каком основании построена эта родословная, были ли тут праведники, или просто - ели, пили, собирали неимоверное количество доходов с подневольных белорусов и командовали на протяжении веков легионом прислужников, как в британском сериале «Аббатство Даунтон»: маленькая, но богатая и гордая семья бездельников обслуживается целой батареей слуг (создает рабочие места, так сказать). Или все же что-то заслужили эти люди перед Богом, за что было послано им?

Вглядеться в этот род стоит ещё и потому, что княжество Литовское - это реальная альтернатива русского (московского) пути. Волна объединения могла бы пойти именно с этой стороны, и жили бы мы сегодня в огромной стране со столицей где-нибудь в Варшаве или Вильно... Именно в недрах важнейших аристократических литовских родов бурлило, клокотало и вынашивалось содержимое этого пути, но - не случилось.

Нет теперь таких государств: Великое княжество Литовское и Речь Посполитая, есть только их осколки. А ведь в те далекие времена казалось, что еще немного - и подберутся к Москве! Так благословил ли Господь Радзивиллов несметными богатствами или же этот род «продал душу дьяволу» за земные блага? Ведь и такие разговоры, полушепотом, велись на протяжении веков. Много темного и темноватого случалось в окрестностях замков - опасные пруды, замурованные в крепостных стенах женские скелеты. Знаменитый спиритический сеанс в Несвижском замке - когда король Сигизмунд Август, пребывающий в глубокой скорби вдовства по горячо любимой жене Барбаре Радзивилл - «белорусской Джульете», как ее называют (кстати, смерть ее тоже была весьма загадочна) решился вызвать с помощью чернокнижника пана Твардовского (не родственник ли?) дух любимой. Попытка оказалась удачной: Барбара в белых одеждах явилась перед лицом супруга, но когда тот прикоснулся к ней - раздался взрыв, разнесся трупный запах и разбились все зеркала, а одежды Барбары стали черными. С тех пор Черная Дама гуляет неприкаянно по Несвижскому замку и никак не может встретиться с призраком Сигизмунда Августа, разгуливающим в Краковском замке... Нам, кстати, так и не довелось увидеть эту Даму (хотя дети облазали ночью все уголки и закоулки), разве что на специальной выставке «черных дам» в Несвиже.

Род Радзивиллов был уже в те времена велик и обширен. Помимо Несвижского Ордината представители этой фамилии владели поместьями и замками в Польше, Германии, даже Италии. Характер их деятельности и следы, оставленные в истории этой семьей, разнообразны. Но в череде пиров и охот, крупных и мелких государственных деяний, элекций (выборов) королей польских, военных кампаний и прочего отдельной отчетливой фигурой выделяется один из Радзивиллов - уже упомянутый мной Сиротка.

Этот человек прожил необычную жизнь. После европейской учебы и бурной молодости он неожиданно сильно заболел и в отчаянии дал обет в случае выздоровления посетить Иерусалим и поклониться Гробу Господню. Ему стало лучше, но он долго откладывал путешествие (которое в те времена было сопряжено со смертельным риском), пока, что называется, «не приперло». И тогда он двинулся в путь. Ему сразу полегчало и он добрался-таки до вожделенной цели, пережив по пути множество приключений, с нападениями, ограблениями, тайной покупкой мумий в Египте и избавлением от них во время шторма (дьявольские творения обрекали корабль и всех его путников на гибель). Впоследствии он издал свое «Иерусалимское паломничество» (книга выдержала 19 изданий).

Вернувшись, Сиротка занялся обустройством своих замков (именно он развернул каменное строительство с помощью итальянских архитекторов) и попечением о городах Несвиж и Мир, получивших Магдебургское право. Николаем Криштофом были основаны здесь бенедиктинские и бернардинские монастыри, великолепные костелы - первые памятники барокко в Восточной Европе. Еще он удачно женился, родил семерых детей и был верен памяти рано умершей жены. Он не женился вновь и полностью посвятил себя воспитанию не только собственных детей, но и трех осиротевших племянников (самая любимая младшая сиротка стала впоследствии аббатисой). В быту он отличался скоромностью и вел образ жизни «не магнатский, а, скорее, как у мелкого щляхтича». Похоронить завещал себя в плаще пилигрима...

Вместе с тем, этот пилигрим был одним из главных режиссеров Унии (попытки превратить православных жителей Западной Руси в католиков). Во время заседаний Брестской Унии он являлся одним из комиссаров польского короля, и, конечно, немало православных людей проклинали деятельность Радзивилла Сиротки. Но личное благочестие этого человека отрицать невозможно, как и его искреннюю веру во Христа.

Поэтому без такого рода людей ни Радзивиллы, ни другие древние рода (покопаться в истории которых - всегда интересно и увлекательно) не выстояли бы. Так что, приезжая в очередной замок, на стенах которого вывешены портреты его владельцев, сыграйте в игру «незримый праведник». Поверьте, игра захватывающая, и как прекрасное выдержанное вино, имеет долгое послевкусие....

Опубликовано 03 мая 2018г.

Статьи по теме: