Нежданный путь: встреча со Свирским преподобным
Александр Гладков

В последние годы мой рабочий график настолько напряжен, что редко в многочисленных поездках удается выкроить достаточно времени для себя. Между командировками далеко не всегда получается найти даже минутку для того, чтобы отвлечься от суеты и задуматься о вечном. Вот и этим июнем, оказавшись в Санкт-Петербурге, работая в библиотеках и архивах, выступая на конференциях и буквально убегая от толп футбольных болельщиков, наводнивших город на Неве, я поймал себя на показавшейся мне самому несколько неожиданной мысли: «Очень хочется прямо сейчас, все бросив, поехать к святому, о котором когда-то рассказывал отец, к великому русскому чудотворцу – Александру Свирскому».

И с момента, когда я сам себе признался в данном желании, началась настоящая череда чудес. Сперва в плотном распорядке «случайно» образовалось три свободных дня, которые я мог потратить с пользой не столько для профессиональных, сколько для духовных дел. Затем «неожиданно» отказались от зарезервированного номера какие-то паломники, и мне предоставили жилье в гостинице, расположенной прямо напротив Свято-Троицкого Александра Свирского мужского монастыря. Однако за этими «случайностями» и «неожиданностями» скрывалось не банальное стечение обстоятельств, а воля Божья и, верю, ходатайство самого прп. Александра.

Так, с поезда «Ласточка», уносившего меня прочь от разгоряченного, бьющегося в футбольной агонии многолюдного Питера, началось мое нежданное путешествие в место духовного уединения – в тихую обитель великого аскета и подвижника XV - начала XVI в., одного из немногих праведников во всем христианском мире удостоившегося видения Святой Троицы.

Добравшись до станции «Лодейное поле», самим своим названием обязанной судостроительным проектам Петра I, и поймав такси, буквально через 25 минут я оказался в заветном месте, и моим глазам открылась дивная панорама древнего, утопающего в зелени и с зелеными же куполами монастыря преподобного Александра Свирского. Какой-то особый, другой, по сравнению с Питером и Москвой, медово-благоуханный воздух, красивые – растрепанные недавним сильным ветром – березки, чистейшие озера и виды, завораживающие своей красотой, – все это настраивало на нужный лад. И если ум все еще цеплялся за мирские мысли, то ноги несли меня к тому, кто позвал, пригласил в свою обитель – к св. Александру Свирскому.

И снова мне повезло – из-за ремонта в Преображенском соборе мощи святого перенесли во второй монастырский комплекс (их два, отстоящих друг от друга), в расположенный там величественный Троицкий собор. Повезло еще и потому, что этот прекрасный как снаружи, так и внутри монументальный храм буквально дышит историческим прошлым; оказавшись в его пределах, осмотрев самообновляющиеся фрески и прекрасного письма иконостас, я словно на машине времени очутился во временах подвижничества прп. Александра и его последователей. Справа, за одним из столбов, скрывалась скромная рака («парадная» хранится в Преображенском соборе) со святыми мощами основателя обители и наставника ее братии.

Кажется, все вполне обычно, да вот только ощущения, чувства, возникающие в душе от прикосновения к нетленным мощам прп. Александра, передать невозможно. Монахи год за годом наблюдают сотни чудес, исцелений и преображений человеческих душ, совершаемых по милости Божией у мощей святого; братия трепетно чтит своего великого наставника, покровителя, «отца-игумена», а любовь, как самого прп. Александра, так и насельников монастыря, разливается повсеместно.

Вступив в собор с ворохом разных мыслей, я оставил их лишь после того, как приложился к раке Преподобного; меня словно накрыла могучая волна абсолютной благодатной тишины – несколько часов, признаюсь, простоял я в состоянии того покоя, о котором ранее и мечтать не мог, оставило все лишнее и волнующее. «Дорогой Батюшка», как любовно называют монахи Преподобного, как настоящий Родитель принял, обогрел и утешил московского путешественника, и как гостеприимный Хозяин обеспечил всем необходимым (жильем, книгами, иконой, просфорами, маслом). Не ответить на Батюшкину любовь любовью просто невозможно, и так всего за два полных дня прп. Александр стал для меня очень близким, по-особому дорогим святым. И это внутреннее ощущение только укрепилось, когда мне посчастливилось побывать на монастырских службах, на Полунощнице, по уставу начинающейся в 6 утра, и на Божественной литургии, а после приложиться к открытым (т.е. не через стекло!) мощам великого подвижника, чудесным образом обретенным в конце XX в.

То, что человек переживает в моменты соприкосновения с нетленными мощами прп. Александра, молитвенного общения с ним, глубоко лично, интимно и едва ли доступно описанию. Скажу лишь одно – ручка и ножка святого, которые дозволено было поцеловать, не только не подверглись телесной «коррозии», но и источали живое тепло и благоухание. Этот факт, а равно и частое, весьма обильное мироточение, засвидетельствован многими очевидцами, в том числе Святейшим Патриархом Кириллом. К открываемым лишь дважды в день мощам стягиваются не только местные жители (главным образом, работающие в монастыре), но и паломники. И все же – при таком многолюдстве – суете или непочтительности нет места, ведь стекающиеся к Свирскому чудотворцу все как один обращаются к нему как к живому, внимающему молитвам и готового прийти на помощь. Действительно, Преподобный ни одно ходатайство не оставляет без ответа: со всех уголков России к нему бегут – иначе и не скажешь – страдающие онкологией и иными тяжкими болезнями, бесноватые и имеющие проблемы с зачатием и деторождением, буквально «увечные, хромые и слепые». Оно и понятно. Ведь сам святой заповедал, обращаясь к потомкам: «Человече! Аще хощеши получити исцеление, то иди во обитель Пресвятыя Троицы и приложися ко гробу моему, и желаемое получиши, и воздаждь славу Богу».

Прп. Александр принимает всех и каждого, исцеляет не только телесные недуги, но и душевные раны, а его любовь ощущается настолько явно, очевидно, физически, что от этого теплого благодатнейшего источника даже отходить не хочется. Однако его отеческая забота чувствуется не только вблизи, в пределах монастыря, но и на расстоянии, она простирается повсюду, а значит – всем нам даровано счастье вновь и вновь обращаться за помощью к Преподобному, которого на протяжении пятисот лет глубоко чтит русский народ.  

Приехав измотанным, уставшим и переполненным всякими волнениями о людях и делах, после двух полных дней пребывания в Свято-Троицком Александра Свирского мужском монастыре я уезжал, если воспользоваться словами архимандрита Тихона (Агрикова, в схиме – Пантелеимона), «у Троицы окрыленный», с легким сердцем, ясной головой и тихой радостью в душе. Такова великая благодать этого места, в котором Сам Господь – Живоначальная и Нераздельная Троица – явился своему верному служителю, таковы молитвы преподобного Александра, покрывающие и исцеляющие страждущих, и такова сила заступничества Матери Божией, оберегающей святую обитель.        

Опубликовано 24 июля 2018г.

Статьи по теме: