Всем скорбящим
Анна Шабловская

Ночь и шторм на море. Душа летит, радостно распахнувшись навстречу ветру, и вдруг, как молния, без предупреждения, тоска раздирает ее пополам.

Уютный вечер с хорошими друзьями и оглушающая пустота, падающая откуда-то сверху.

Вечера – время тихой радости, когда так хорошо смотреть в горящие окна, приходить домой и садиться пить чай с кем-то родным. Но это и время, когда душа, не обнаружив рядом необходимого, начинает так страшно и больно биться и рваться куда-то.

Бывает иначе. Невыносимый мрак внутри, но вдруг загорается свет. Именно тогда, после жесточайшей боли, наступают удивительные – светлые и радостные – дни.

Тихое счастье и бешеная тоска находятся в одном и том же месте, в одно и то же время. Почему-то они гораздо ближе друг к другу, чем, например, к скуке или раздраженной суетливости. Кажется, что, занимаясь своими земными делами и делишками, человек усыпляет, укачивает душу, но вдруг проснувшись, она обнаруживает, как близко к ней свет и тьма.

Чья-то самая надежная рука, держащая над водой, и бурлящая бездна вокруг... Люди в лодке, испуганные бушующей стихией, и мгновенно успокоившиеся волны...

В страшные минуты душа корчится, забывая свое имя. Ей хочется к покою и свету. Хотя бы не забыть о том, что свет близко...

Не кричи, не плачь, душа моя, не будь боязливой – будь крепкой, будь сильной... Он совсем рядом – так близко теперь, в этой буре...

Его будят и говорят Ему: Учитель! неужели Тебе нужды нет, что мы погибаем?

И, встав, Он запретил ветру и сказал морю: умолкни, перестань.

И ветер утих, и сделалась великая тишина.

(Мк., 4:35-41)

Опубликовано 02 октября 2020г.

Статьи по теме: