А потом стать парикмахером
Мария Медведева

Пять лет института. Девять сессий. Восемь курсовых работ. Раскопки. Копание в архивах. Диплом. Госы. А потом взять – и стать визажистом. Крутым визажистом, к которому будут выстраиваться очереди. Или организатором праздников. Или фотографом. Или ведущим теленовостей.

Перечислять я могу долго. У меня было около восьмидесяти однокурсников, которые вместе со мной грызли гранит науки под названием «история» в одном очень известном университете. Мы вместе впахивали в библиотеках и архивах, копались в грязи в Новгороде в поисках старинных монет, забивали память датами и именами. А сейчас по профессии (хотя бы по касательной) работает человек 10 от силы. Три учителя истории в школе, две девочки устроились работать в архивы Москвы, один парень водит экскурсии по музею. Три человека осталось работать на кафедрах в университете. Как-то так.

Ежегодно множество школьников штурмует высшие учебные заведения страны – с тем, чтобы через 4 года или 6 лет, оказавшись «на улице» с дипломом, в течение очень короткого времени освоить какую-то совершенно не относящуюся к своему образованию профессию. И остаться в ней надолго. Пусть не навсегда. Но и желания работать «по диплому» мало у кого остается. Да, у меня в этом плане вообще полный швах – уж слишком расплывчатое понимание будущего дает исторический факультет. Ну вот кем ты можешь стать? Учителем, гидом, архивариусом… Зато «корочка» престижного вуза!

В 17 лет, пытаясь всеми силами поступить в вуз покруче, молодые люди чаще всего плохо себе представляют, что они хотят от жизни. За 11 лет школы ребенок, а потом и подросток, практически не сталкивается с большинством профессий. А если и сталкивается, почему-то даже не думает «примерить» их на себя. Ну вот как это – представить себя парикмахером? И ничего, что всем подружкам плетешь супер-косички и зачитываешься полу-профессиональными журналами о прическах. Или сантехник? Ничего, что мастер-на-все-руки и любой прибор починить можешь, а главное, нравится.

А если предательская мыслишка о колледже или курсах промелькнет-таки в молодой голове, ее тут же отгонят родители. Нет, ну вот зачем девочке-отличнице идти в парикмахерское училище? По ней же МГУ плачет! А потом эта девочка-отличница-с-красным-дипломом окончит-таки курсы визажистов и станет крутым специалистом. История реальная: к моей однокурснице стоят очереди, чтобы сделать профессиональный макияж.

Помешавшись на высшем образовании, современное общество недополучает хороших специалистов в других областях, зато переполучает тех, кто со своими дипломами никому не сдался.

Перекос в сторону высшего образования – явная проблема современности. Студенческий билет стал каким-то фетишем.

Я понимаю, что хочется быть крутым, ну или хотя бы не хуже всех. А все идут в институт. Причем дело тут даже не в престижности или непрестижности той или иной профессии в глазах школьников. Они, чаще всего, вообще мало об этом думают. Об этом думают родители.

Проблема же школьников в том, что они не понимают, какие вообще профессии есть. Если пойти на биофак, кем ты будешь? Биологом, - ответит тебе процентов девяносто школьников. А что такое «биолог»? Где ты будешь работать, чем будешь заниматься? Не вообще биологией, а конкретно? Или вот физика или юриспруденция? Закончив вуз, куда ты будешь ездить на работу?

Эти вопросы почему-то очень редко возникают в голове не только школьников, но и их родителей. Главная задача – поступить. А там разберемся. Вот окончим вуз – и работа как-нибудь нарисуется на горизонте. Но нет, не нарисовывается. Потому что нет такой профессии – «биолог». Есть сотрудники в лабораториях, которые занимаются изучением очень узких областей этой самой биологии. И таких мест работы не так уж и много. В гораздо большем количестве обществу нужны специалисты совсем другого плана.

А главное, после окончания института очень многие вдруг понимают, что то, на что было потрачено столько времени, им просто неинтересно как дело всей жизни. Да, была интересна история в школе – но по жизни интереснее плести косички и делать стрижки или чинить мотор. Так страна и получает кучу специалистов-энтузиастов, которые стали этими специалистами на несколько лет позже, чем могли бы. Хороших специалистов, с прокачанными мозгами.

У меня только один вопрос: зачем было тратить столько времени и государственных денег на то, чем человек заниматься не хочет?

В Америке существует такая штука, как gap year, то есть «свободный год», когда молодой человек, окончив школу, не поступает сразу в высшее учебное заведение.

В этот год он… работает. Пару месяцев тут, пару месяцев – там. Он пробует себя в тех областях, которые ему показались интересными. Таким работникам платят не очень много, так как знают, что они скоро уйдут. Но на работу все-таки берут – как стажеров.

Можно, конечно, порассуждать и даже чего-нибудь такое предложить. Например, систему, когда подросток заканчивает школу и  приходит в условное «бюро по найму бывших школьников на работу», где ему дают список имеющихся на настоящий момент вакансий. Но я слабо себе представляю, как это можно осуществить в нынешних реалиях. Ведь большинство школьников получают аттестат в 18 лет (ну или очень близко к этому возрасту). Значит, мальчикам светит армия, куда идти не всем хочется. Кроме того, с учебой всем хочется закончить побыстрее, а получать высшее образование все равно надо. Так зачем терять лишний год? Наше общество пока явно к такому не готово.

Так что толпы одиннадцатиклассников по-прежнему штурмуют вузы. Чтобы еще несколько лет не заниматься реальными проблемами и в чем-то побыть детьми, которые просто учатся, ходят на уроки и делают домашнее задание.

Опубликовано 09 февраля 2017г.

Статьи по теме: