Вам помочь или не мешать?
Виктория Аникеева

Никогда не любила лыжи. А если совсем честно – в пятом классе я сама сломала свои лыжи, чтобы больше не ходить на эти оздоровительно-мучительные процедуры. Ну не могла я понять, в чём здесь прикол! Едешь по этому «мышиному лабиринту», впереди тебя все уже «ушуршали», я их спины даже не мечтаю догнать. А сзади меня кто-то возмущается, требует, чтобы я поторапливалась или немедленно освободила лыжню… Это все воспоминания о лыжах, которые остались у меня с уроков физкультуры. В общем-то, я считала эту тему для себя закрытой, пока однажды зимой не оказалась на православном молодёжном международном фестивале «Братья» в Башкирии.

О, да. Именно там, в г. Салавате, я решила дать лыжам второй шанс. Правда, это были не просто лыжи, а горные. Ну, думаю сейчас я окончательно поставлю точку в лыжной теме. Решиться на это безумие было несложно. Природа Башкирии вскружила мне голову. Я понимаю, конечно, что я человек невысокого роста, но всё-таки, это башкирское путешествие словно вернуло меня в детство. Вы только представьте, идёшь по городу, а справа и слева от тебя сугробищи –  такие огромные! – выше тебя ростом, как в детстве! Я смотрела на эти снежные глыбы с замиранием сердца. Такое же выражение лиц было у моих друзей – никто из нас со времён детства не видел такой шикарной зимы.

Правда, думаю, что и сами жители Башкирии давно не видели, чтобы на улицу при температуре минус 40 (это когда у девушек от холода льдинки на ресницах появляются, а у мужчин бороды седеют инеем), вышла толпа в 150 человек, и радостно направилась в сторону храма. Думаю, эта радость была всеобщей. Прихожане местного храма и просто жители встречали нас с песнями и пирогами. Ох, сказочная Башкирия! И попробуй тут не встань на лыжи. В общем – решилась!

Мы приехали на горнолыжный курорт. Сама застегнуть лыжные ботинки я так и не смогла – мне помог Лёшка из Ярославля. Я каждую секунду убеждалась в том, что мне не надо ТУДА, но спор есть спор – даже с самой собой.  Вышла на улицу, поставила лыжи на снег: как влезать в них? Что тут надо отщёлкивать? Помог Игорь из Москвы. Ура, снарядилась! Поехали вместе, а рядом астраханские друзья – говорят, первый раз в жизни приобщились к лыжам. Весело.

Нас много. Почему-то нет инструктора. Но вроде бы мы и сами разобрались, как тут что устроено. Иду за толпой. Вижу огроменную гору и фуникулёр, который поднимает людей на эту невероятную высоту. Я замерла, стою, оцениваю масштабы, но неудачно выбрала место для созерцания – возле фуникулёра из-за меня образовалась очередь, и до боли знакомое, как в детстве: «Освободи лыжню!» Нееее, думаю, не освобожу, и рванула за теми, кто был впереди. Догнала. Запыхавшаяся, подползаю к фуникулёру и понимаю, что это тебе не в кабине на попе сидеть, свесив ножки на природу смотреть – а здесь всё совсем по-другому! Когда к тебе подъезжает лента, ты быстро цепляешься руками за держатель, и он с силой уносит тебя вверх. И чем выше я поднималась, тем сильнее болели руки (я совсем не спортсмен, и такая нагрузка оказалось для меня серьёзной), но отпустить руки – это значит полететь вниз – поэтому я отчаянно держалась, из последних сил стиснув зубы, и ждала, когда же всё это закончится. Естественно, никакую природу я не разглядывала. Ехала и думала «И куда тебя понесло!? Проверить, видите ли, она решила! Проверила?»

К моменту, когда пришло время отвечать самой себе на этот вопрос, подъем как раз закончился, и я, оказавшись на ровной площадке, уже не обремененная подъёмником, ответила сама себе: «Проверила! Ну и красиво же здесь, хоть и высоко!!!» Опомнившись от самоукорений, я вдруг заметила, что сзади меня прибывают все новые лыжники и сноубордисты, и да – елки-палки! –  им опять надо уступать лыжню. Сигануть вниз я пока что ещё не была готова. Впиваясь палками в сугробы, я отползаю. По чуть-чуть, медленно, не спеша, передвигаю ноги «лесенкой», как физрук учил. Фух, всё, вроде бы, я больше никому не мешаю. Хорошо. Оглядываюсь и вдруг вижу девушку ещё несчастнее меня: она первый раз в жизни на сноуборде, сошла с фуникулёра, а дальше проехать не может – у неё же нет палок. Ей надо преодолеть оставшуюся часть возвышенности, она дёргается, но это не приносит результата, а сзади её уже догоняют другие, которым надо будет да-да «освободить лыжню». Я пришла от этой картины в ужас.

Первый рефлекс – отвернуться, или закрыть ладонями глаза. Потом мысль: ну а как же она там? Потом ещё мысль: а как я ей могу помочь? Вот если я тут останусь, я хотя бы не создам пробку, одним человеком меньше – одной проблемой меньше. Секунды тикали. Девушка молчала. Фуникулёр крутил ленту… Ужас. Сама не ведая, что делаю, я снова поползла туда, к этой страшной лыжне, боясь свалиться вниз, но всё-таки коряво управляя своим снаряжением и достигая цели. «Вам помочь?» спрашиваю я застрявшую. «Да!!!» – истерично отвечает девушка, которая, как мне казалось, не особо нуждается в моей помощи. Это надо видеть! Не зная, как именно помочь ей, но зная, что НАДО, я принимаюсь её спасать. Это я вам долго тут рассказываю. Вы, наверное, думаете: а как же те лыжники, что приближались? Неужели они так долго ехали на фуникулёре? Уже должны были на подъёме врезаться в неё. Но лыжники оказались умельцами: они, увидев раскорячившихся двух неумех, в последнюю секунду умудрялись увернуться от столкновения с нами. Каракатица начала спасение: я протянула девушке свою лыжную палку. Она ухватилась за неё, улыбнулась, сделала рывок, оттолкнулась и, уже на полном ходу ускользая вниз, крикнула мне «Спасииииибоооооо!» Уехала.

Я вновь принялась рассуждать над этим экстримом, а главное, как во всём этом себя вести: помогать или не мешать? Мне удалось второй раз перебазироваться в безопасный уголок. Подумать только, я уже так долго на вершине, и до сих пор ни разу не осмотрелась как следует. Вжих-вжих. Вокруг меня то и дело скользили лыжники и сноубордисты. С каждым спуском их движения становились всё увереннее и увереннее.

– Викаааа, ты чего всё стоишь-то? Поехали с нами! Это не страшнооооо, – Крикнула на прощание уменьшающаяся спина моего друга. Уехал.

Я достала телефон. Там же, в сторонке, нашла подобную себе «каракатицу» и попросила сфотографировать меня. Она, видать, тоже никак не решалась съехать, поэтому с радостью согласилась быть фотографом. Потом фотография на её телефон. Ну, всё. Больше отмазок нет. Надо ехать. Убрала телефон. Посмотрела вниз. И, недолго раздумывая, рванула. Скорость становилась всё быстрее и быстрее. Там внизу – не люди, а муравьи – уж очень маленькие. А я мчусь!!! Боюсь и радуюсь. Вот какой он, адреналин!

А в это время продолжается «Вжих… Вжих…» Всё быстрее пролетают мимо меня другие лыжники. Не знаю, как они оттормаживаются, но я понимаю, что мне на это потребуются гораздо больше времени, поэтому решаю уже сейчас сбавлять скорость, как говориться, заблаговременно. Лыжи не слушаются, а палки здесь вообще не помощники – не заколоть бы никого тут случайно. Сугроб волнами расплёскивается в разные стороны, и кое-как я добиваюсь нужного результата – остановилась. Мне достаточно. Я стою. Я жива. Что ещё надо для радости? А рядом проезжающий парень крикнул: «Ну что ж до конца не доехала-то?» Ушуршал. Я стою. Думаю, зачем спрашивать, если ты так быстро умчался, что даже не услышишь мой ответ, разве что на втором подъёме…

Да, невероятно, но я решилась ехать второй раз! Безумие. Опять каракатица устремилась к подъёмнику – тому самому, который вызывает не только страх, но и интерес. Опять толкучка. Я не сдаюсь. Переминаюсь с ноги на ногу. В очереди сзади меня оказался кто-то то продвинутый. Он еле сдерживался то от смеха, то от желания ускорить мой подъём, чтобы освободить себе лыжню. Раскрасневшаяся, я приближалась к ленте фуникулёра. Одно неверное движение – и мои лыжи поползли вниз! Я, как тонущий щенок, цеплялась палками за сугробы, но это не давало результатов, я медленно и верно ускользала вниз…. Чья-то сильная рука уверенно схватила меня за локоть и подтянула обратно к ленте. Спасибо, говорю я, цепляюсь за держатель и снова устремляюсь в высоту. А неизвестный мне спаситель из-за спины невзначай так интересуется: «А вы давно катаетесь? Вы знаете, что здесь есть детская трасса, для начинающих?!» «Чтоооо?!» – возмущённо ору я, не от глухоты, а от потрясения. Оказывается, можно было избежать всего этого адреналина! Оказывается! Но уже поздно. Мне уже здесь понравилось! Я снова мчусь к вершине. Руки ноют, но я уже знаю – выдержат. Поэтому еду без самоукорений, но с молитвой. Уже там, на вершине, я подумала: вот зачем ты молишься, если всё равно будешь сейчас неоправданно рисковать своей жизнью? Какой в этом смысл? Зачем ты так делаешь?! Этот вопрос остался открытым. Я не стала на него отвечать. Оттолкнулась палками и заскользила вниз. Я даже улыбалась! Вроде бы всё стало получаться. А упаду – так упаду. Не зная, каким будет мой финиш, я решила наслаждаться хотя бы самим процессом. По пути объезжала таких же каракатиц, как я, и на огромной скорости уносилась вниз, в бездну. Хорошо, что гора, на которой мы катались, была не очищена от сугробов. Именно в эту снежную подушку я и оттормозилась. Всё так быстро! Лежу на спине, а на лице у меня огромный слой снега. Я понятия не имею, где он заканчивается. Лежу, ничего не ощущаю кроме снега на лице и думаю: интересно, я могу дышать? Могу! Это придало мне сил и напомнило, что надо выползать. Кряхтя и пыхтя, я поднялась-таки на ноги. Ноги путались в лыжах. Это был цирк, конечно.

Ну, третий разок и всё. Больше не поеду. Честное слово. Стою в очереди на фуникулёр. Тут все мои друзья: Юрик рассказывает, что с каждым подъёмом сноуборд нравится ему всё больше и больше – потому что с каждым разом получается всё лучше и лучше. А Игорёк рассекает так, что только «привет!» успевает крикнуть. Ну а я уже без страха передвигаюсь на фуникулёре. Еду. Вглядываюсь вперёд и вижу, что впереди меня «ДТП» – ещё не достигнув вершины, какая-то девчонка отцепилась от фуникулёра, хорошо хоть не улетела вниз, но она лежит здесь, у нас на пути, непонятно, как её объехать и мы приближаемся к ней всё ближе и ближе. Самые умные люди отцепились сразу, как увидели, что впереди препятствие. Я в их число не вошла.

К тому моменту, когда фуникулёр привёз меня к месту ДТП, там уже лежало две девчонки. От одной я чудом увернулась, а вот вторая в аккурат зацепила мои лыжи. Всё. Руки отпустили держатель. Полетела. Я снова лежу на спине, да ещё и под лентой фуникулёра. Я честно пыталась сохранять спокойствие. Начала отползать в сторону, да не тут-то было, нога вывернулась странным образом, лыжа утонула в сугробе и, сколько бы я не пыхтела, – я не смогла поднять этот вес, не смогла переставить ногу. Лежу. Страшно. Но я сразу решила не паниковать. Это меня не спасёт. А тем временем «ДТП» удивительным образом «рассосалось»: все упавшие давно умчались вниз, а я лежу и злюсь на себя, что не могу совладать с собственными ногами. Одно радовало, что я лежала на «встречке» то есть на меня мог наехать только тот редкий гость, который вдруг вместо того, чтобы с ветерком съехать с горы, решил осуществить этот спуск скучно – на фуникулёре. Таких людей к моему счастью не нашлось. И всё-таки лежать там было не безопасно. А мимо меня по-прежнему до боли знакомый звук: Вжих, вжих! Это несутся счастливые лыжники и сноубордисты. Им повезло, они смогли найти подход к инвентарю и успешно осваивали его. Я сдалась. Я поняла, что не могу сама себя спасти. Лежу. Вдруг слышу: «Уходи отсюда! Ты мешаешь», – там было и продолжение фразы, но я его уже не разобрала, лыжник умчался вниз…

«Ээээй, ты чего здесь разлеглась-то? Опасно!» – ещё какой-то мужик решил призвать меня к совести. Уехал.

Я начала злиться. Терпение таяло на глазах. Да знаю я, что опасно! Знаю! Что ж я могу сделать? Отвечала я кому-то в пустоту. Снова «Вжих. Вжих» иногда меня обливало волной снега, это маневрировали успешные лыжники.

К тому моменту, когда мимо меня пронёсся третий лыжник, начавший что-то говорить в мой адрес – я готова была в отчаянии так наорать на него в ответ, как ему и не снилось! Дурацкая ситуация! А вот о том, чтобы разрыдаться даже не было и речи. Я сразу решила – уж на это я точно не буду тратить силы! Кряхтела в этом сугробе, как могла. Но нет, ничего у меня не получается. Вот и он! Третий лыжник, ускользая на огромной скорости вниз, вдруг смог победить стихию, как трактор он стал крошить снег и на огромной скорости – затормозил. Остановился! Признаться, сделать остановку на том месте где я лежала – это физически тяжело, потому что разгон уж слишком велик – одно неверное движение – и сам улетишь дальше, чем видишь. Но он смог. Подъехал. Снова слышу рядом проносящиеся «Вжих. Вжих». А он спрашивает:

– Ну, чего ж ты здесь лежишь? Опасно ведь! Вставай! Тебе помочь?

– Чего я тут лежу?! Да я встать не могу!!! Не понятно, что ли!?

– Ну, попробуй ещё раз. Вот так, как я показываю, – ни капли не обижаясь на мой тон, отвечает мне лыжник.  

– Не могу!!! Уже пробовала.

– Тогда сними лыжи.

– Как?

– Вот на эту кнопку нажимай.

Я нажала. Что-то щёлкнуло, и одна нога была спасена. Кажется, лыжник обрадовался не меньше, чем я.

– Давай, кидай эту лыжу сюда, я поймаю. Ну, смелее! Теперь вторая нога.

– Не получается со второй ногой. Мне силы не хватает. Там что-то заклинило.

– Эх… Ну ползи потихонечку ко мне, я сам сниму. Не торопись. Не бойся. Я тебя здесь приму. Давай!

Мне хотелось закрыть глаза и не видеть ни себя, ни эту гору, что ускользает вниз, ни даже этого человека в шлеме. Он ловко подал мне руку, резко притянул к себе, и я была извлечена из-под ленты фуникулёра. А потом ещё и освобождена от лыжных оков. Свобода!!! Я заулыбалась. И только сейчас почувствовала, как сильно замёрзли мои руки. Варежки!!! Я же варежки потеряла!

Не успев сказать «спасибо», я начала на своего спасителя изливать новую проблему: «Я когда падала, у меня варежки в разные стороны разлетелись. Где же они?!»

Он, всё так же сохраняя спокойствие, полез в тот самый сугроб искать мои варежки. Мне велел стоять на месте, не двигаться. Стою. Он ищет, но ничего не находит. Ещё мгновенье, и рядом с нами кто-то так же умело тормозит, как и этот лыжник и спрашивает у нас: «Что потеряли?» «Варежки!!!» Отвечаю и уже готова разрыдаться. Этот человек тоже оказался весьма спокойным и даже предположил: «Деточка, а ты в карманах поищи! А?» Я поднимаю глаза, а передо мной священник, сразу видно многодетный папа с опытом прогулок с детьми. Я лезу в карманы, но – варежек нет. Не мой случай. А тем временем уже двое человек роют снег в поисках моих варежек. Тут моя совесть наконец-то проснулась. Я вспомнила, что ещё совсем недавно тряслась от страха, лежа под этим фуникулёром, а теперь жива-здорова, что мне ещё надо-то?! Да не нужны мне эти варежки! Оставьте, не надо!  Поворачиваю голову и вижу картину: к двум лыжникам подъезжает ещё один и на скорости говорит:

«Владыка, что у Вас случилось? Чем я могу помочь? Эх, хлопцы. Тормози. Все сюда!» – это был ещё один священник.

«Владыка Николай!!!» – вырвалось у меня. Я с ужасом прокручиваю в голове наш с ним диалог, а точнее, мои крики. Как лежала там в снегу и возмущалась. Не наговорила ли я чего сгоряча?

Владыка снимает шлем, и теперь я вижу, КТО меня спас, теряю дар речи… А владыка отвечает за меня: да вот, мы варежки тут потеряли. Последующие пять минут я уговаривала всю эту делегацию перестать рыть снег. Говорила, что мне эти варежки совсем ни к чему. Что мои катания на сегодня точно закончены. Я готова была сгореть со стыда. По моей просьбе поиски были наконец-то остановлены. Варежки так и не нашлись. Владыка ещё неоднократно извинялся за это передо мной! «Ну что Вы! Дело-то совсем не в варежках…» Хоть я и потеряла их, но обрела-то гораздо больше! Я вдруг нашла ответ на вопрос: «Вам помочь или не мешать?» Теперь я знаю: надо точно помогать! По крайней мере, обязательно спросить, нужна ли человеку помощь, даже если вам кажется, что он абсолютно в ней не нуждается, всё равно спросите – а вдруг он не разрыдался только из-за того, что экономит силы на борьбу с трудной ситуацией? А вдруг он стесняется попросить вас о помощи? Даже если боитесь выглядеть дураком, задавая вопрос: вам помочь? Он для кого-то может оказаться спасительным. Не разрешайте себе пройти мимо.

Что сказать, я не ожидала, что владыка не только в молитве первый, но и в спорте. Конечно, не всем дано такое здоровье… И всё-таки, как это здорово, когда священник не только в храме, но и за его пределами может быть рядом с тобой в любой ситуации. Кода может разделить интересы молодёжи, когда вам есть о чём поговорить, есть общие интересы. В общем, я под большим впечатлением.

У вас, наверное, остался вопрос: закрыла ли я лыжную тему для себя навсегда? Признаться честно – не закрыла. После всего случившегося владыка отдал мне свои варежки и четвёртый спуск я ехала уже в них. Потом, уже в Москве, на своей странице я выложила фото, как я красиво стою на горных лыжах на высоте. Тут же посыпались комментарии:

 «Вау! Классно! Ну как тебе было?»

Отвечу так: Со страхом, трепетом и с молитвой.

Горные лыжи имеют место быть, если рядом с тобой – настоящие друзья.

P.S.:

А оставленных варежек мне ничуть не жаль. Ведь если где-то свои вещи забываешь, значит, обязательно вернёшься. Я буду ждать новой встречи с тобой, сказочная Башкирия!

Опубликовано 23 марта 2018г.

Статьи по теме: