Все оказались волшебниками
Алена Калабухова

Беда часто приходит, когда не ждешь, и все меняется. Так несколько лет назад в жизни Марины произошло событие, разделившее все на «до» и «после». Ее трехлетней дочке Наташе поставили страшный диагноз – рак почки, 4-я стадия.

Прощание с братом

Мы встречаемся с Мариной в кафе на окраине города. Она согласилась рассказать свою историю, но, вспоминая о страшных днях, не может удержаться от слез.

– Когда после обследования я зашла к врачу, – я знала, что у Наташи рак, но не знала, какая стадия, – он спросил: «У вас дети еще есть?». В тот момент я простилась с дочерью, – вспоминает Марина.

Так Марина узнала, что у Наташи уже 4-ая стадия. Одна за другой начались химеотерапии.

– Наташа переносила их тяжело, температура после каждой химии подскакивала за 40, – говорит Марина. – И каждый раз я гадала: что будет дальше, чем это кончится?

Старшему брату Наташи в то время было 9 лет.

– Был случай, когда Наташе неожиданно стало плохо, ухудшилось состояние, хотя по плану мы должны были провести дома какое-то время после очередных процедур. Мы срочно засобирались в больницу. Уже стояли одетые в прихожей, когда дочка вдруг сказала: «Я хочу попрощаться с братом». Такого не было раньше никогда, входы и выходы из квартиры воспринимались как что-то обыденное. Да и отношения у детей были самые обычные. И тогда мне стало очень страшно, – говорит Марина.

По примеру подруги

Когда делали третью по счету химиотерапию, появился призрачный шанс продолжить лечение в Австрийской клинике для детей с онкологией.

– Знакомый знакомых моей мамы пообещал оплатить поездку, выкупил билеты на самолет для меня и дочки. Врачи отговаривали. Но у меня перед глазами был пример. За полгода до этого моя подруга заболела раком. Ей тоже поставили 4-ую степень. Она уехала лечиться за границу и вернулась, спустя несколько месяцев. Так как она стояла на учете у наших врачей, ей позвонили узнать о состоянии. И очень удивились, что она еще жива – у нас для нее надежды не было, врачи на ней поставили крест. А сейчас она здорова. Это и подтолкнуло меня поехать, – говорит Марина. – Плюс, я подумала, что к нашим врачам я всегда смогу вернуться.

Через несколько дней Марина и Наташа вылетели в Австрию.

Зачем была нужна температура

Накануне отъезда Марина поехала к святой Матронушке.

– Там была очень длинная очередь, и поездка заняла весь день. Когда я утром уходила, температуры у Наташи не было. Но когда вернулась вечером, она подскочила за 40, – говорит Марина.

Температура держалась и по прилете в Австрию. Марина с Наташей добрались до больницы, и с ужасом узнали, что лечение в ней не оплачено.

– Стоимость дня лечения в этой клинике превышала 1000 евро. У меня же с собой была небольшая сумма – всего около 500. Еще был телефон координатора того человека, который обещал нам оплатить пребывание в стационаре. С ним удалось связаться, он пообещал, что деньги будут, но перевод так и не пришел, – вспоминает Марина. – Единственная причина, по которой нам разрешили остаться в клинике в долг – высокая температура у дочки.

Прошла неделя, состояние ребенка удалось стабилизировать. Но денег по-прежнему не было, и долг рос. Платить было нечем, и Марину попросили покинуть больницу.

Все решали секунды

К моменту «выписки» Наташе пора было делать следующую химеотерапию.

– Пропускать химию нельзя – это важно для лечения, – говорит Марина. – В тот день, когда мне сказали, что нам нужно уйти из клиники, я была в отчаянии, плакала, никак не могла успокоиться. Я вышла в коридор, а мимо как раз проходила Галя. Она приехала с Украины и уже 10 лет жила в Австрии. Она тоже лежала в этой клинике с маленькой дочкой, просто в другом корпусе. Галя услышал, что я говорю по-русски, подошла, и мы разговорились.

Женщина познакомила Марину с отцом Василием – священником, раз в неделю приезжавшим в клинику. Марине повезло – в тот день батюшка как раз был в больнице.

– Страшно подумать, что было бы, если бы мы с Галей не встретились. Ведь это был вопрос нескольких секунд – Галя шла по коридору именно в тот момент, когда я вышла из палаты, – говорит Марина. – Разговор с отцом Василием приободрил меня и немного успокоил. Еще батюшка подарил мне Библию. Тогда была весна, скоро была Пасха, и отец Василий пригласил нас с Наташей на праздник в русскую церковь.

Молилась впервые в жизни

Выйдя из клиники, Марина и Наташа, никого не знающие в городе, сняли квартиру.

– Мне было очень страшно. Я никак не могла принять решение, не знала, что делать: то ли возвращаться в Москву, то ли ждать обещанного перевода. Я была одна в чужом городе, где все говорят на незнакомом языке. В съемной квартире я каждый вечер зажигала свечи, – в клинике это было запрещено. Еще я читала подаренную Библию и молитвослов, который перед нашим отлетом в Австрию дал мне один знакомый, 22-й и 90-й псалмы придавали мне сил. Это помогало, становилось легче. Раньше я не молилась, а в Австрии начала, – говорит Марина. – Так мы с дочкой и жили в то время – ожиданием субботы, когда поедем в церковь.

Чудо на Пасху

Русская церковь находилась на другом конце города, но, несмотря на плохое Наташино самочувствие, Марина взяла дочку и поехала.

– Тот день выдался очень солнечным и светлым. Я ничего не ожидала, но среди прихожан церкви нам решила помочь одна семейная пара – оба они были бизнесменами, – вспоминает Марина. – Женщина отвела меня в сторонку, расспросила о нашей истории. Потом взяла реквизиты, пообещав оплатить лечение. После всего, что с нами случилось, я уже боялась верить, но все-таки у меня появилась надежда.

Через несколько дней на счет поступила оплата лечения в полном объеме – около 70 тысяч евро.  Наташу срочно положили в клинику, тут же назначили операцию.

– Нам очень повезло с австрийской клиникой. В Москве нам предлагали следующую схему: блок химии, операции, еще блок химии и облучение. В Австрии сумели обойтись без облучения, что все-таки легче для организма, – говорит Марина.

Как она рассказала, отличий от московской клиники вообще было много. И лечение малышке далось намного легче.

– Все складывается из мелочей, но для ребенка там в разы лучше. У Наташи было две операции: сначала удаляли почку, потом делали забор ткани из легких для исследования. И я постоянно была при ней. Первые дни в реанимации были для нее самыми тяжелыми. Я помню, как она твердила: «Мама, мне больно». Не представляю, как тяжело бы ей было, если бы меня не было рядом. А у нас она бы лежала там одна, – говорит Марина.

Бог помогает через людей

Наташа провела в клинике чуть больше трех месяцев. Каждую неделю к ней приходил отец Василий, служил, исповедовал, причащал.

– Он постоянно поддерживал нас, звонил, узнавал, как дела, как настроение. Наташа всегда очень ждала его прихода, – говорит Марина. – Отец Василий – волшебник. Он чудесным образом связывает людей между собой. Хотя в этой истории волшебниками оказались все. Галя, например, пускала нас к себе жить между курсами химеотерапии, помогала с переводами. Теперь я знаю, что Бог помогает именно через людей, делает так, что происходят нужные встречи. Эта история – чудо в моей жизни. Я бы раньше не поверила, что так может быть. Теперь я думаю, что главное – верить. И низкий поклон нашим благотворителям. Я всегда буду о них помнить. Теперь и сама (конечно, в несоизмеримо меньших размерах) стараюсь перечислять денежку больным деткам.  

Сейчас у Наташи ремиссия. В сентябре она пошла в 1 класс.

Опубликовано 27 декабря 2017г.

Статьи по теме: