Они жили счастливо и умерли в один день
Елена Котовская

Я, историк по образованию и женщина по определению, всегда искала на историческом поле биографии людей, которые бы меня «полностью устраивали». История предоставляет в этом отношении уникальную возможность: женское любопытство «заглядывания в замочную скважину» (что в настоящее время обслуживается на ТВ и в соцсетях всевозможными вариантами «Дома 2») в данном случае оправдывается культурологическим интересом. Кроме того, почти все исторические персонажи уже умерли, поэтому их биографии полностью завершены.

Так вот, в большинстве случаев меня «что-то не совсем устраивало». Хорошее начало, но очень драматичная концовка (прямо ужас-ужас).

Или же, напротив, – высокий взлет и очень банальное и мещанское завершение. Прекрасный брак (правление, судьба и прочее), но страшные испытания, смерти детей, супругов, близких, финальное одиночество… бр-р-р. Красавица принцесса, весь мир у ее ног, любящий муж и дети, но в финале… старческий маразм, депрессия, разлады в семье. Примеры можно множить.

Есть, пожалуй, единственная Семья, где красиво и совершенно все. Не смотря на трагичность финала.

Их трудно воспринимать святыми из мартиролога, уж очень много осталось документов: дневников, писем, мемуаров, официальных бумаг. Они почти наши современники (чуть больше столетия – несерьезный срок). Про них столько известно, написано, изучено, они почти родные нам. Мы знаем, о чем думали Царственные супруги в молодости по их переписке, по их дневниковым записям: как Александра Федоровна пыталась выстроить свою жизнь по христианским канонам, как в этом был с ней совершенно единомыслен супруг – последний российский император. Их чаяния, надежды. Их развлечения, в том числе, радости жизни – такие, как каток зимой, костюмированный маскарад, осенний листопад в Царском Селе.

И, конечно, Ливадия! 17 июля, в страшный для Царственных Мучеников день расстрела мы стоим на службе и участвуем в крестном ходе в прекрасном Крестовоздвиженском ливадийском храме, построенном их стараниями. Церковь очень элегантна, как и дворец. Прекрасное сочетание прохладного мрамора, резного дерева и фресковой росписи. Ливадия – райское место Крыма. Николай II и Александра Федоровна с детьми были особенно счастливы здесь. Красота пейзажного парка, режущая глаза белизна церкви и дворца, голубое море на горизонте, тихие радости летнего курортного отдыха…

И когда священник на проповеди говорит о крестном подвиге Страстотерпцев, об их уникальном спокойствии и смирении во время полуторагодового заточения («не паниковали, не метались, не истерили, не спились, даже не искали путей спасения – всего того, что бы, вероятно, делал каждый из нас»), всех присутствующих в ливадийском храме не покидает ощущение Пасхальной радости. Священник говорит о последних земных днях Царской Семьи, но скорби нет – благоухают цветы в парке, благоухает неземными ароматами их икона, кругом – неповторимая красота места, осененного их незримым присутствием.

Разве такое бывает в жизни, разве это возможно? Люди, которые мечтали жить благочестиво, служить своему Отечеству, праведно растить детей и никогда не расставаться друг с другом – в конечном итоге – все это получили! Они, жившие в Серебряном веке, в циничном и скептичном модерне и втайне мечтавшие уподобиться святым – святыми и стали! И, разумеется (это мое глубокое убеждение), не только мученической кончиной, а всею своей жизнью! Цена этого подвига, конечно же, огромна. Непонимание и оклеветание при жизни и после смерти; крест тяжелейшей смертельной болезни царевича Алексея, удивительное смирение на финальном этапе жизни…

Быть может, в Екатеринбурге, в Ганиной яме, в Алапаевске острее и тяжелее ощущается трагичность их кончины. Но здесь, в благословенной Ливадии – только торжество Жизни, только Радость Спасения и – понимание того, что немногие семьи удостоились такого Дара – не расставаться до Вечности.   

P.S. Но даже в этой обстановке «силы зла» не ослабляют свою хватку (как, впрочем, всегда они аккомпанировали царственным мученикам и в жизни). Наш торжественный крестный ход вокруг ливадийской церкви сопровождался не только доброжелательными улыбками случившихся рядом туристов, но и резкими ругательствами теток в фартуках, уборщиц из ливадийского дворца: «собрались тут всякие!» И даже молодая современная, щегольско одетая семья из мужа, жены и ребенка сорвалась на сентенцию: «Бежим скорее, а то ЭТИ заполнят тут все».

Это была реплика мужа, и он прав, этот мужчина. Святая Царственная Семья дор сих пор заполняет всю Ливадию. Это их Дом, их пространство (недаром они просили здесь поселиться после ареста, но им было отказано). Но для части нашего общества это повод для радости, а для некоторых – для панического бегства.

Опубликовано 20 июля 2020г.

Статьи по теме: