Последний акт примирения
Александр Васильев

Мы поглощены своими будничными проблемами, изредка отвлекаясь на медиавспышки вроде свадьбы Собчак и Богомолова. Но на этом фоне не должно остаться незамеченным и неоцененным событие колоссальной важности – историческое решение о воссоединении Русской Православной Церкви и западноевропейских приходов.

Любая Гражданская война – это ужас, это обязательно разлом и раскол всего и вся: как простых семей (брат на брата, сын на отца), так и самых разнообразных социальных институтов (прежде всего, государства). Не обходит стороной, конечно же, Гражданская война и Церковь. В 20-м столетии и в России, и в Мексике, и в Испании гражданские войны привели к жестокому террору против священников, монахов и мирян. Но подобные войны, кроме множества смертей, привносят в Церковь и великое разделение, многочисленные расколы.

Как преодолеваются последствия гражданских войн? Самый простой ответ – время лечит – на самом деле, оказывается и самым мудрым. Восставшие проходят свой тяжелый исторический путь и часто понимают, что те же претензии, которые они предъявляли когда-то к правящей стороне, теперь можно применить и к ним. Зарастают кровавые раны (уходит в мир иной поколение, разделившееся в самом себе, совершившее подавляющее количество убийств в Гражданской войне), появляются следующие поколения, которые готовы к примирению враждующих сторон.

Но надо помнить, что любая рана, даже та, что затягивается на раненом теле, оставляет рубец. Мало того, иногда в человека попадает осколок, он остается в теле, напоминает о себе постоянными болями, но врачи понимают, что  если извлечь его из тела, будет хуже.

В следующем году исполнится ровно 100 лет, когда совершился великий исход из России остатков Белой армии. Сотни тысяч людей покинули Россию, они не захотели, да и не могли бы жить при Советской власти. С ними Россию покинуло и духовенство.

Разделенная Россия породила и разделение Церкви. Большая часть  духовенства во главе с митрополитом Антонием (Храповицким), оказавшаяся за рубежом, надеялась, что освобождение России не за горами, поэтому они всячески поддерживали политические акции белой эмиграции. Это, в свою очередь, приводило к ещё большему давлению на Церковь на территории России. Патриарх Тихон выступил с заявлением, что поддержка православными иерархами за рубежом идеи о восстановления монархии не является позицией Русской Православной Церкви.

Иерархи в ответ, сославшись на то, что, вероятно, Патриарх находился под давлением Советской власти, предприняли ряд шагов, которые в конце концов привели к созданию Русской Православной Церкви Заграницей во главе с Митрополитом Антонием. В то же время вне пределов России оказался другой видный епископ РПЦ (в будущем Митрополит Евлогий), который в отличие от многих иерархов старался не вмешиваться в политическую деятельность. Именно ему Патриарх Тихон вверил управление  всеми западноевропейскими церквями на правах Епархиального Архиерея.

Со временем конфликт между митрополитом Антонием  (за которым стояла самая консервативная часть эмиграции) и митрополитом Евлогием (которого больше поддерживали либералы) усиливался, что в конце концов привело к расколу между ними. Одновременно Евлогий и верные ему приходы не смогли поддерживать нормальные отношения с Русской Православной Церковью, которую в конце 20-х годов возглавил Митрополит Сергий (Старгородский) – местоблюститель патриаршего престола. Заявления Сергия, что в Советской России нет гонений на Церковь, решение об увольнении Евлогия от управления русскими церквями в Западной Европе, непонимание зарубежного духовенства, в каких страшных условиях находилась Церковь в Советском Союзе, привело к возникновению нового раскола.

Митрополит Евлогий и верные ему приходы (в основном, во Франции) попросили Константинопольского Патриарха принять их под свою юрисдикцию. Тот ответил согласием, и в феврале 1931 года был создан Западноевропейский экзархат в составе Константинопольского  патриархата, т.е. русские приходы получали большую автономию внутри Константинопольского патриархата (приблизительно такую, как современная Украинская Православная Церковь Московского патриархата).

В 1965 году Константинопольский патриархат отказался от своей юрисдикции и благословил Западноевропейский экзархат вернуться в подчинение Русской Православной Церкви, что однако не было сделано. А уже через 6 лет в 1971 году юрисдикция была вновь восстановлена, но теперь экзархат был преобразован в Архиепископию русских православных приходов в Западной Европе. Суть подобного преобразования ясна – автономия, в определенной степени, была урезана. Прошло ещё 28 лет, и эта автономия была восстановлена нынешним Константинопольским Патриархом Варфоломеем, архиепископия снова получила статус экзархата.

К этому времени рухнул Советский Союз, и разделенные части Русской Православной Церкви начали серьезные контакты, цель которых была очевидна – восстановить единство Русского Православия. В 2007 году эта цель была достигнута. В Храме Христа Спасителя Патриарх Московский и всея Руси Алексий II и первоиерарх РПЦЗ Митрополит Лавр подписали акт о каноническом общении. Великое разделение было преодолено.

Конечно, после такого объединения встал вопрос и об Архиепископии. Но так как евхаристическое общение с Константинопольским патриархатом у Русской Православной Церкви было, то начинать сверхсложные переговоры, чтобы последний осколок Русского Православия, который выбросила за рубеж революционная буря, снова вернулся на свое исконное место, смысла не имело. Архиепископия оказалась тем самым осколком, который, оказавшись в чужом теле, лучше было не трогать.

Но ситуация резко изменилась в последние годы. Чувствуя поддержку Вашингтона, претендуя на первенствующую роль в православном мире, Константинопольский патриархат занял враждебную Русской Православной Церкви позицию, прежде всего, по церковному вопросу на Украине. Но, кроме того, Константинополь  продолжил «наступление» и на других фронтах. В частности, патриарх Варфоломей 20 лет назад восстановивший экзархат, принял решение о его полной ликвидации – все приходы должны войти в состав епархий Константинопольского патриархата.

После такой радикальной постановки вопроса переговоры о воссоединении, которые и ранее имели место между  представителями Русской Православной Церкви и представителями Архиепископии, вышли на совершенно другой уровень. И историческое решение о присоединении Архиепископии было принято. Символично, что оно произошло в самом начале церковного Новолетия  – 1 сентября по старому стилю.

Лучше всех смысл произошедшего выразил глава Архиепископии западноевропейских приходов русской традиции владыка Иоанн: «Реализация этого прошения закрывает тему разделения русской церкви за рубежом и разделения русских, живущих за границей… Это не просто церковное деяние – это, скорее всего, последний акт, который закрывает драму революции и гражданской войны, драму разделения нашего народа».

Да, гражданские войны всегда надо заканчивать, причем на всех жизненных уровнях.

Опубликовано 26 сентября 2019г.

Статьи по теме: