Осколок
Василий Пичугин

Светлая седмица. Гродно. Борисоглебская церковь в Коложе. Самая старая церковь в Белоруссии (середина XII века), одна из главных достопримечательностей города.

В начале все было обычно. За свою жизнь я осмотрел сотни храмов. Конечно, Борисоглебская церковь прекрасно расположена – на правом высоком берегу Немана.

У нее уникальная история. Борисоглебская церковь находится в тех землях, где особо жестко происходило противостояние православия и католицизма.

Уже в XVI столетии Борисоглебская церковь в Коложе в результате гонений католиков (иезуитов) на православных, пришла в упадок. У храма не было не только крыши, но и верхней части стен. Мало того, что были выбиты все окна и двери, летом храм служил стойлом для скота.

Затем в середине XVII века церковь передали униатам, здесь был создан даже монастырь. И только в 1839 году храм снова стал православным

Главной угрозой физическому существованию церкви был Неман. Храм находился на самом краю высокого берега рек , поэтому все время существовала угроза обрушения (река постояно подмывала песчаный холм). Уже в начале XVIII столетия накренилась южная стена, но тогда ее сумели укрепить.

В ночь с 1 на 2 апреля 1853 года южная стена храма все-таки рухнула.

Всю вышеприведенную информацию я прекрасно знал и перед осмотром храма. Поэтому я не предполагал встретить ничего особенного. Да, я знал, что в храме находится список с чудотворной Коложской иконы Богородицы, и конечно, приложился к этой святыне. Но когда я пошел по направлению к свечному ящику, то у северной стены увидел большой кусок мозаики. С этого куска мозаики на меня смотрели и Сергий Радонежский, и Серафим Саровский, и даже Нестор-летописец.

Стилистически мозаика никак не соотносилась ни с самим храмом, ни с иконами его украшавшими. Но в то же время она оказывала какое-то уникальное воздействие, что не заметить было невозможно.

Я подошел к служительнице и задал вопрос, откуда эта мозаика.

Услышанная История меня поразила. Это мозаика оказалась осколком знаменитой мозаики собора Александра Невского в Варшаве, созданной по эскизам Васнецова. Собор был построен почти прямо перед Первой Мировой войной, а уже в 1915-м Варшаву заняли немцы, а ещё через три года Польша обрела независимость.

Поляки ненавидели Александро-Невский собор, для них он был символом национального унижения, символом русского господства, поэтому в середине 20-х годов собор был взорван и разобран. Служительница храма мне рассказала, что в Варшаве можно было за 1-2 злотых приобрести ту или иную часть разрушенного храма, кто-то и купил часть васнецовской мозаики.

В начале я не поверил, но вскоре получил полное подтверждение услышанному.

Как оказалось, сносили Александро-Невский собор поляки по-осбенному. Чтобы придать этому разрушению большое политическое и национальное значению, варшавский магистрат выпустил специальный заём – «каждый поляк мог стать причастным к этому делу». Заём же был обеспечен стоимостью материала, полученного в результате сноса, поэтому каждый поляк мог получить в качестве платы по своему заему какую-нибудь часть разрушенного собора.

Дальнейшая часть услышанного не вызывала никаких сомнений. Уникальный мозаичный осколок тем или иными путями попал в запасники одного католических гродненских храмов. Об этом узнал настоятель Борисоглебской церкви, и попросил местного ксендза вернуть то, что принадлежит православным.

Тот вернул… И это «естественное» возвращение русской святыни в городе, в котором прекрасно уживаются православные и католики (а когда-то они жесточайшим образом противостояли друг другу в том числе и в самом Гродно), позволяет надеяться, что времена смертельной вражды православных и католиков (особенно на фоне жестких вызовов со стороны современной антихристианской цивилизации) уходят все-таки в историю

Опубликовано 24 апреля 2018г.

Статьи по теме: