Я делюсь радостью!
Мария Берова

Это поистине удивительный человек. Глядя на него хочется улыбаться и дарить миру свет. Он родился в Азербайджане, но душой и сердцем – православный русский христианин. Его книги удивляют искренностью и любовью к русскому слову, а еще тонким знанием основ русского языка. Он открыл православному человеку новый мир – истинное значение русской речи – и сделал это по воле Божией.

Василий Ирзабеков: Родился в 1953 году в г. Баку (Азербайджан). Окончил Азербайджанский институт русского языка и литературы им. Ахундова. В 1992 году был избран ответственным секретарем Общества российско-азербайджанской дружбы. В 2001 году создал и возглавил Православный центр во имя святителя Луки (Войно-Ясенецкого). В настоящее время - член правления и главный редактор Благотворительного фонда святителя Луки, главный редактор интернет-журнала «Живое слово» (http://www.zhivoe-slovo.ru/). В течение ряда лет читает лекции о значении русского слова.

Василий Давидович, расскажите, пожалуйста, как родилась идея посредством бесед, лекций, семинаров раскрывать значение русского языка?

Дело в том, что по образованию я учитель русского языка и литературы. В 1976 году окончил педагогический институт, но никогда не предполагал, что буду заниматься русским языком. Грамотно пишу не потому, что я преподаватель, а потому что это происходит интуитивно. У меня предки получили хорошее образование на русском языке: отец и дед, и даже прадед (он в Санкт-Петербурге учился в университете). В моем доме всегда звучала грамотная русская речь.  И поэтому я думал, что хорошо владею русским языком. Оказалось, что это не так…

Почему?

Это случилось в храме. Я внимательно вслушивался в звучание церковно-славянского языка и понял, что открыл совершенно другой язык. Меня издавна интересовала тайна русского слова, его происхождение. Почему человек называется человеком, небо звучит как небо, дождь – как дождь? В храме я нашел эти ответы.

Дело было так. Я уже несколько лет был крещен. И обратил внимание, что на службе в храме ни разу не произносится слово «счастье». Нет этого слова в православном лексиконе. В миру мы постоянно желаем друг другу счастья, благополучного завтрашнего дня, а в церкви не используется это слово вообще, ни разу. И как-то раз, подойдя к настоятелю после службы в храме, я спросил: «Батюшка, это мне только кажется или это так и есть на самом деле?» Нет ни одной молитвы, ни одного акафиста, в которых бы оно упоминалось. Ни одного. Почему? Потому что «счастье» - это «сейчас есть», это то, что занимает нашу жизнь сейчас, а Церковь, храм - это место таинственного пребывания Бога, там царствует Вечность. Как в Вечности можно говорить о том, что есть сейчас?! Это попросту неуместно.

В русском языке тайн очень много, но его главная загадка в том, что все исконные слова связаны со Христом

И батюшка мне сказал: «Да, занимайся, это интересно». И я начал. И Вы знаете, что удивительно? В церкви, на службе активно используется слово радость. Иконы Божией Матери носят это понятие: «Трех Радостей», «Нечаянная Радость», «Всех скорбящих Радость». Пасху мы называем «Радость радостей», к Божией Матери обращаемся: «Радуйся, обрадованная, Господь с Тобою». Мы даже представить не можем, чтобы Богородице сказать: «Какая Ты счастливая», а «радуйся», - да, естественно, само собою как-то вырывается. Вот такая интересная форма. Почему? Потому что радость, – это совершенно иная категория, радость связана со страданием. В счастье присутствует везение, не потому что какие-то заслуги есть, а потому что «выпало», «повезло». Радость же зарабатывается трудом, страданием. Но страдание бывает разного рода. Если у человека страдание по поводу успехов его ближнего, то есть приобретения последним автомобиля и дачи, или его жены-красавицы, то это уже не радость, это реальная боль, называемая завистью. А если страдание сопряжено с крестоношением, с последованием за Христом, то это настоящая радость. Даже Пасхальная радость, с чем она связана?

Со страданиями Христа.

Правильно! Она связана со страданиями Христа, потому что если бы Он не пострадал, то не было бы этой Пасхальной радости. Радость и страдание – это две стороны одного явления. Причем, в Библии я всего 12 раз встретил слово «счастье», а вот слово «радость» там упоминается около 800 раз. Чувствуете разницу?

Да.

Потому что это небесное понятие – «радость». А «счастье» -  житейское, сейчас есть, а завтра, возможно, нет.

Как пришла идея создать книгу «Тайна русского слова»?

Я стал по крупицам собирать эти слова в русском языке. Главная загадка моего детства, которая меня просто мучила, это то, почему человек называется «че-ло-век». Посмотрел все версии, которые встречал, но они не могли меня утешить. И ответ я нашел в лоне Православной Церкви. Человек – это словек, существо, созданное по образу и подобию Божию: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Иоанн 1:1). А мы, созданные Им, конечно же, «словеки». Мне в ту пору было уже 55 лет, и я начал писать первую книгу, которая обрела широкую известность. Меня начали приглашать на различные лекции и конференции, куда я шел сначала с робостью, но затем понял, - у меня есть аргументация: я делюсь радостью, т.к. рассказываю о русском языке как о Евангелии. Я всегда страдаю, когда коверкают русское слово, а сейчас его уродуют почти все, кто на нем говорит. Вот такая история. Так родилась «Тайна русского слова. Заметки нерусского человека».

Почему именно «Тайна»?

Потому что в русском языке тайн очень много, но его главная загадка в том, что все исконные слова связаны со Христом. Конечно, есть слова шишка, балалайка, охотник, лошадь, но это не исконно русские. Все же исконно русские слова сопряжены с Евангелием. 

Насколько мне известно, Вы пишете не только публицистическую литературу, но и художественную. С чем это связано?

Мое детство пришлось на тот период, когда из сталинских лагерей стали возвращаться люди. Те, кто уцелел. Я очень ждал прихода этих людей, потому что взрослые говорили, что это лучшие люди. Я был полон надежд, что они повернут мир к лучшему, в моем сознании это были герои. Книгу «День рождения Омара Хайяма» я написал за 33 года до ее издания. До этого она лежала как рукопись. Там описаны драматические события. Это книга о моих ожиданиях, детских иллюзиях и о том времени, в котором я жил.

А о чем Ваша последняя книга «Взломанный код»?

Она интересна тем, что в ней собраны интервью, статьи, рассказы, эссе. Она не однородна и мозаично исполнена. В ней я не только в привычной для многих и меня самого роли поборника за чистоту русского слова, но и как писатель. Говорят, она интересно и легко читается.

Расскажите о Центре святителя Луки (Войно-Ясенецкого), как он создавался?

Мы создали его в 2001 году в Москве. Он имел два направления: духовно-просветительское и лечебное. Приехав как-то раз в Кисловодск для чтения лекций, я познакомился с группой местных жителей, которые так же, как и мы в столице, создали 5 лет тому назад Благотворительный фонд во имя святителя Луки. С теми же целями! Мы в Москве несколько лет пытались получить лишь кусочек земли, здесь это удалось. Уже построили храм, возводится больница. Наш Центр и Благотворительный фонд в Кисловодске слились воедино.

Как это произошло?

Лет 10 тому назад я читал лекцию в Троице-Сергиевой Лавре, Московской Духовной академии, там были курсы повышения квалификации преподавания Основ Православной Культуры. Ко мне подошла женщина из Минеральных Вод и сказала: «Василий Давидович, а Вы не могли бы к нам приехать?» Я согласился. После огромного перерыва я приехал сюда и стал ездить каждый год. Завел знакомства и в Кисловодске и неожиданно узнал, что здесь также создали фонд во имя Святителя Луки. Нам предложили присоединиться, после чего я ответил согласием.

В новом храме в Кисловодске службы уже идут?

Литургия пока не служится, он еще не завершен, но мы каждое воскресение служим молебны святителю Луке. В любую погоду.

А больница на какой стадии строительства?

Один корпус построен, в нем ведутся отделочные работы. Осенью залили фундамент второго корпуса.

Вы на протяжении нескольких лет являетесь редактором интернет-журнала «Живое слово». Что лежит в основе его создания?

Все очень просто. В тот период я много ездил по России и всюду встречал очень талантливых людей, которые не могли издаваться и не были известны широкой публике. У некоторых хватало средств 100-300 экземпляров напечатать. При этом они не имели возможности предоставить работу редактору. Захотелось сделать своеобразный «народный журнал», чтобы его могли прочесть не только в России, но и во всем мире (у меня даже печатаются авторы, которые в Австралии живут!) Русских же везде много, слава Богу! Поэтому я создал литературно-художественный «сетевой» международный журнал. Он оформлен очень красиво и когда заходишь туда, то там даже маленькое стихотворение сопровождается иллюстрацией. Ощущение, что книгу листаешь. Моему самому молодому автору 14 лет, а самому взрослому – уже 95. Это женщина, которая живет в Санкт-Петербурге, а родилась в Харбине, в Китае, в эмиграции. В журнале представлены проза, поэзия, выступления, статьи, интервью, творчество самих детей и творчество для детей, архивные материалы, медиа ресурсы и многое другое. Это очень многогранный и широкоформатный журнал. Начиналось все с пяти авторов, а сейчас я даже не могу назвать точно их число, потому что их очень много. И с каждым днем все больше и больше. Очень много талантливых священников, поэтов и писателей. Вот такая духовно-просветительская идея.

А на какой круг читателя она рассчитана?

На самый широкий. Есть даже творчество детей.

Планируете ли в будущем выпустить новую книгу о русском слове или это будет художественная литература?

О планах говорить – дело неблагодарное, но я хотел бы выпустить отдельную книгу прозы.

О чем она будет?

Все о том же: о вере и дружбе, о предательстве и любви. 

Опубликовано 13 июня 2017г.

Статьи по теме: