Из Италии – в Россию. Быть человеком, а не номером
Франческо Сантамариа
Яна Юревич

Русский язык для смирения, отсутствие кроватей и главное послание романа «Преступление и наказание» -мы говорим с Франческо Сантамариа, студентом миланского католического университета, о его жизни в Москве и впечатлениях от России.   

В России я второй раз. Уже бывал у вас несколько лет назад. Тогда я приехал в январе и оставался в Москве до начала июня. Учился по обмену в РГГУ. Мне было очень трудно. Я совершенно ничего не понимал. Все вокруг говорили по-русски, но у меня было чувство, что говорили по-турецки или по-китайски! К тому же, я ничего не знал о Москве. Знал историю города, но о современном состоянии – ничего. Только то, что с ноября по апрель везде снег и холодно. Но я могу терпеть холод. Наоборот, я очень не люблю жару. Когда мне холодно, я могу одеться, но когда жарко, ничего сделать нельзя. В тот раз я жил в Москве в большом здании, и до середины мая в квартире из-за отопления температура была24 градуса тепла. А у нас в Италии в квартирах обычно 20 градусов. Поэтому здесь ночью я не укрывался одеялом. И даже в марте спал с открытым окном, потому что было очень-очень жарко.

Мои первые ощущения – никогда в жизни я не выучу русский язык, никогда не смогу его понимать. Но постепенно все училось. Еще меня удивило метро. Потому что ваше метро как шедевр, станции очень красивые. И работает очень хорошо. Я могу так говорить, потому что я знаю миланское метро. В Милане, если ты не успел сесть в поезд, и он ушел, то следующего ждать пятнадцать минут. А у вас поезд приезжает уже через минуту.

Но еще больше удивило, что нужно привыкать к огромным расстояниям. Нужно очень долго ехать и идти. Только на метро нужно ехать 40 минут, а потом еще на автобусе, потом пешком. Так много времени уходит на дорогу! К тому же в Италии в метро я знаю, где выходить, а в Москве нужно обязательно слушать голос, который тебе говорит, какая остановка, а он говорит только один раз. Поэтому иногда я выхожу неправильно, не на той станции, которая мне нужна.

«Столько гаджетов! Но где же у вас кровати?!»

Найти жилье было не сложно. Хотя иногда бывали сюрпризы. В прошлый раз нашел через преподавательницу в итальянской школе. У нее есть круг знакомых, которые сдают места в квартире. А в этот раз я узнал через подругу. Друзья ее друзей сдавали комнату. Все шло нормально, но когда я вошел в квартиру, то если бы я был девушкой, наверное, заплакал от этого вида. Там был просто хаос. Все – игрушки, книги, одежда – все было перемешано. Я заглянул в спальню и увидел, что кровати нет, только матрас на полу. Потом заглянул в другую комнату – там тоже кровати нет, и снова на полу только очень тонкий матрас! Я оглянулся по сторонам и увидел на столе Macbook и еще один компьютер с экраном, два Айфона и Айпад. И тогда я спросил: «У вас есть все эти гаджеты! Но где же у вас кровати?» Это была квартира студента. Он жил там с женой и двумя маленькими детьми, которые часто плакали по ночам. К тому же они спать ложились поздно. А я должен был заниматься, и мне нужен был хороший сон. Поэтому пришлось от них уехать. И я начал искать другое жилье.

Нашел квартиру с русским соседом. Он бывал в Риме, поэтому говорил по-итальянски. Очень общительный, много рассказывал о своей жизни. Однажды мы ужинали с его друзьями.  В тот день я очень устал. Поэтому больше слушал. Они разговаривали о работе. А сосед мой из Новосибирска, и говорил, что в Сибири все по-другому. Есть время заниматься другими делами кроме работы. И его друзья сказали, что у москвичей мало времени. Они встают в шесть утра. Чтобы добраться до работы нужно два-три часа, и заканчивают в шесть или в семь. А у нас в Италии так же, как и в Сибири – есть свободное время. И вот мой сосед сказал такую фразу: «Работа для человека, или человек для работы?» Это очень умное выражение. Я тоже не хочу посвятить всю жизнь только работе. Да, я считаю, что работа очень важна, но это не все, по-моему. Это не только зарплата, но это и не вся жизнь. Есть такая писательница – Ханна Арендт, занимается философией. Она считает, что работа – это необязательно, если бы человек решал, что он хочет делать, он не стал бы работать. Есть много вещей, которые хочется делать, помимо работы.

Русский язык и смирение

Мне, например, хочется изучать зыки. Помню, еще в школе мои учителя говорили мне, что у меня есть способности к иностранным языкам. И благодаря романам Толкиена, которые я хотел прочитать в оригинале, при поступлении в университет я выбрал английский язык. И постепенно эта мечта сбывается.

Я не знал, какой еще выбрать язык, потому что необходимо было изучать два языка. Когда я приехал в университет, то познакомился с новыми людьми. И многие из них изучали русский. Как-то раз они окружили меня и принялись убеждать, чтобы я тоже начал изучать русский. Они все спрашивали: «Почему ты не изучаешь русский язык? Русская литература такая прекрасная!» И я не знал, что лучше – а нужно было выбрать между французским, немецким и русским. В итоге меня убедили изучать русский язык. К тому же у нас есть возможность в течение полугода менять язык, так что если бы мне не понравилось учить русский, то я мог бы его поменять. Но после двух недель изучения я понял, что это моя любовь. Настоящая любовь! Мне очень нравится, когда у иностранного языка есть свой собственный, другой алфавит. Это как вызов. Учить новые знаки. Я думаю, Толкиен здесь сыграл свою роль. В романе «Властелин колец» есть эльфы и эльфийский язык. Кроме того, мне нравится, когда в языке есть падежи.

Русский язык способствует смирению. Например, я знаю, что даже если я буду всю жизнь жить в России, я все равно не буду знать русский язык как русский человек. И, с одной стороны, это может стать трагедией, а с другой – человек сможет освободить свой ум, приняв то, что это невозможно.

Пушкин vs Маяковский

Сейчас меня интересует литература. Я очень люблю Пушкина. Читал у него не все, но много. И в переводе, и в оригинале. По-русски я читал «Медный всадник», некоторые стихотворения, эпиграммы. А «Бориса Годунова», «Капитанскую дочку», «Повести Белкина», «Пиковую даму» читал в переводе на итальянский. Стихи я люблю читать в оригинале. По-моему, поэзию нужно читать только в оригинале. Кроме этого, для экзамена по литературе читал Гоголя. И мне очень понравилось. Недавно я читал «Вечера на хуторе близ Диканьки» – они прекрасные. Еще первую часть «Мертвых душ». Для того же экзамена пришлось читать много стихов Маяковского. И это было очень трудно. Я не очень люблю поэтов, которые не описывают реальность такой, какая она есть. К тому же Маяковского бывает сложно понять – много метафор. Мне больше нравится, когда я читаю стихи и смысл мне понятен, как у Пушкина, у Тютчева, у Блока. У Блока не всегда смысл очевиден, но я у него прочитал только десять стихотворений.

Главная проблема в том, что я «встретился» с Пушкиным на первом курсе, и после него все кажется хуже. Потому что ему удалось описать простые вещи. На мой взгляд, это самый высокий уровень мастерства. По-моему, Пушкина нужно изучать на последнем курсе. Потому что Пушкин – это лучшее, а лучшее нужно оставлять на потом. Когда я читал «Капитанскую дочку», у меня было чувство, что это произведение очень простое. Но эта простота прекрасна. Красота простых вещей. А в стихотворениях это чувствуется сильнее.

Еще я читал немного книг Достоевского и Толстого. У Достоевского – «Преступление и наказание». Я начал в воскресенье утром и прочитал в понедельник вечером. Мне очень понравилось! Можно сказать, это детектив, этим он привлекает читателей. Но, в первую очередь, это книга о человеке. О человеке, который падает. И конец очень открытый. Мы не знаем, что будет дальше с Раскольниковым. Достоевский очень хорошо описывает процесс падения человека. Конечно, в моей жизни я не буду никого убивать.Я надеюсь. Но убийство – это вершина греха. И эта книга дает понять, что такое грех, и как от него избавиться. Кто может помочь нам? Это в романе очевидно. Соня была христианкой, и это главное послание. Человек через грех приходит к Богу, и только Бог может освободить от греха. Можно пытаться и самому, но только своими силами я не смогу избавиться от грехов. Потому что это невозможно, я всего лишь человек. И я надеюсь, что, в конце концов, Раскольников станет христианином. Только так он сможет преодолеть свою ошибку. Пусть даже эта ошибка огромна. Важно то, что даже если ты ошибаешься, Бог тебя прощает. Это самое важно послание этого романа. Послание для жизни человека.

Когда идеология побеждает, люди проигрывают

В этот раз я побывал с друзьями на Бутовском полигоне. Моя первая встреча с ГУЛАГом, с коммунистами произошла на первом курсе. Я знал, что жил Ленин, Сталин, но больше ничего. Мне очень повезло, что у меня был замечательный преподаватель. Это один из тех людей, которые создали ассоциацию «Христианская Россия». Он преподавал литературу в моем университете. Очень умный преподаватель, многое рассказал нам о ГУЛАГе, о советской власти, о том, что происходило в России в эти страшные годы.

Меня очень поразило то, что есть большая разница между тем, что происходило в Германии и тем, что происходило в России. Разница в отношении к этим событиям. В России люди приняли свою историю. Например, в Германии не любят свое прошлое. А у вас, в Бутово и в Коммунарке есть церкви, есть ассоциации, разыскивающие информацию о погибших, и у родственников погибших там людей есть возможность узнать, где захоронены их близкие, пострадавшие в те годы. Можно сказать, что это смирение. Это очень религиозно.

Меня очень поразила карта лагерей. Сколько лагерей было в России! Я не знал этого. Моя подруга мне сказала, что она была в Казахстане и посетила просто огромный лагерь. И там было убито очень много людей! Это ужасно! Получается, власть не ценила своих граждан, население. Я не понимаю, как такое государство могло существовать, ведь люди и есть государство. А политики только управляют государством. И было понятно, что это не государство, а идеология. Когда идеология побеждает, тогда люди проигрывают, терпят поражение. Потому что, в любом случае, идеология означает малое количество людей, которые творят идеологию. А большая часть, даже если она не виновата, будет страдать.

Когда я жалею себя, я вспоминаю о Павле Флоренском

Однажды я был экскурсоводом. На митинге в Римини проходила выставка, посвященная священнику Павлу Флоренскому. И отец Павел меня поразил. Помимо того, что он был богословом, он еще был и ученым, и изобретателем. Просто гений! Леонардо Да Винчи двадцатого века. Но мало кто о нем знает. По крайней мере в Италии. Я помню, что когда он был в ГУЛАГе, он придумал способ для хранения еды, потому что тогда не было холодильников. И он был, как мы говорим в Италии, «человеком, а не номером». Раньше в наших тюрьмах заключенные получали номера и со временем теряли свои настоящие имена. И вот о человеке, который прожил настоящую жизнь, мы говорим, «был человеком, а не номером». Бывают дни, когда я чувствую себя очень больным, у меня болит голова, я теряю время, думаю, что у меня все плохо, жалею себя. Тогда я думаю о Павле Флоренском, что он был заключенным и при этом так жил. И все мои проблемы кажутся мне незначительными.

К сожалению, в Италии мы изучаем только то, что случилось в Германии, но очень мало знаем о том, что произошло в России. Те, кто изучают русский язык или историю, знают подробнее. Другие практически ничего не знают, только то, что был ГУЛАГ, советская власть, но больше ничего. При этом все знают о Холокосте, но мало кто знает, что в России было то же самое, и даже хуже. Но, несмотря на тяжелые условия, и я считаю это очень важным, несмотря на все происходившее вокруг зло, люди в заключении жили полной жизнью. По-моему, это необходимо показывать, об этом необходимо говорить людям. Истории мучеников. И не только тех, кто страдали в лагерях и погибли, но и истории тех людей, которые исповедовали свою веру в то время.

Опубликовано 14 декабря 2018г.

Статьи по теме: