Как стать уборщицей
Алена Калабухова

Уборщица – не самая популярная профессия. О ней не принято не только писать – уборщиц даже замечают мало. Из нескольких десятков опрошенных мною людей, - все они разного возраста, работают в разных организациях и даже живут в разных городах, - только одна девушка смогла описать мне, как выглядит уборщица в их компании. Нет, все говорят что-то про халат и косынку, но на этом описание внешности заканчивается. Как будто халат полностью обезличивает человека, становясь его основной особой приметой.  И мало кто думает, что под халатом, - вот удивительно, - точно такой же живой человек.

Мы познакомились с Дашей случайно – глядя на ее страничку в Facebook, я бы никогда не догадалась, кем она работает. Даша живет в Самаре. Ей 29 лет, она невысокая шатенка, с длинными вьющимися волосами. Даша воспитывает четырехлетнюю дочку Марину. По образованию Даша историк – закончила Самарский государственный социально-педагогический университет. Есть и хобби – она шьет игрушки. И уже 3 года работает уборщицей. После долгих уговоров, - Даша оказалась очень скромной и застенчивой, - она рассказала мне свою историю.

Мечтала преподавать историю и писать книги

Если бы меня спросили 10, 15, 20 лет назад, я бы никогда даже не предположила, что могу стать уборщицей. В обществе есть мнение: стать уборщицей – это упасть на самое дно жизни, скатиться по социальной лестнице, уборщицы – полные неудачницы, бездельницы, наркоманки, алкоголички. Или просто не очень умные, мягко говоря. Я, каюсь, думала так же.

Я всегда хорошо училась – 4-ка была для меня трагедией. Впрочем, по химии они бывали часто. Я увлекалась историей, особенно Древним Востоком. Для меня это были ожившие сказки. Я всегда мечтала преподавать историю самым маленьким – ребятам из начальной школы. Еще, думала, по вечерам буду писать исторические романы и историческое фэнтези. Еще в 11 классе я даже придумала основных героев и набросала мир, в котором они будут жить – страны были списаны с наших Франции, Испании, Италии, и других Европейских государств 16-17 веков. Естественно, с долей вымысла.

На исторический факультет я поступила без проблем. В отличие от одноклассниц даже не волновалась особо – знала, что сдам. И училась легко. Преподаватели часто отмечали мои работы.  Защитила диплом по теме «Северо-Восточная Азия: культурные связи в эпоху палеолита». Мне предложили аспирантуру, но я отказалась – хотелось работать.

До сих пор помню свой первый урок – у 5 класса. Я, совсем молоденькая, очень боялась сделать что-то не так. Всю ночь не спала, продумывала, как найти подход к детям, как заинтересовать, не оттолкнуть, как показать, что история интереснее любых книжек и фильмов, что ни одна фантазия не создаст таких удивительных сюжетов… Даже план урока раз 15 переделывала. Платили нам немного, но это была работа мечты.

Сказала «да» и все изменилось

С Глебом мы познакомились случайно – в нашей школе учился его сын от первого брака. Глеб давно ушел от жены, жил отдельно. Но как-то она не смогла прийти на родительское собрание, и Глеб ее заменил. Мы случайно столкнулись в коридоре. Я несла стопку тетрадей, задумалась и налетела на него. Потом, красная от стыда, ползала по полу и собирала тетрадки, не переставая извиняться.

Глеб рассмеялся, помог собрать разлетевшиеся бумаги…

- В качестве компенсации за нервные клетки я просто обязан накормить вас ужином, - я до сих пор помню эту его фразу.

Так все и началось. Мы долго встречались, потом стали жить вместе, а вскоре и поженились. Мне тогда было 24, а Глебу 33. Вот только я не знала, что как только я скажу «да», все изменится.

Как часто говорят, «ничто не предвещало беды». Примерно через год после свадьбы у нас родилась дочка Марина. Глеб уговорил меня уйти с работы – он неплохо зарабатывал и настаивал, что ребенку нужно материнское внимание. Я была абсолютно счастлива и легко написала заявление. А еще через год Глеб встретил другую женщину… Как я потом узнала, от первой жены он ушел по той же причине.

Мне до сих пор стыдно за скандал, который я тогда устроила: плакала, умоляла, угрожала… Бессмысленно, естественно. Он молча собрал свои вещи и ушел – у нас даже нормальных отношений не осталось, как у него с первой женой. И деньгами он не помогал – его официальная зарплата была как прожиточный минимум, алиментов с нее не хватило бы даже на пюрешки для Маринки.

Не бывает плохой работы

Какое-то время я проплакала, но нужно было срочно что-то делать. Денег не было, работы тоже. У меня из родных осталась только старенькая мама, - я поздний ребенок, - и ей нечем было нам помочь.

Я пыталась найти работу по специальности или что-то близкое. Готова была идти и воспитателем продленки. Потом искала что угодно: хоть продавщицей в магазине, хоть диспетчером ЖЭКа, хоть курьером. Но, видимо, время для поиска работы было неудачное, грянул кризис. Да и маленький ребенок работодателей отпугивал – все понимают, что дети часто болеют, да и график был нужен гибкий. Я совсем впала в отчаяние, была должна всем кругом, Маринке приходилось разводить молоко водой, чтобы на подольше хватило…

И вдруг я увидела вакансию уборщицы в частной фирме. Платили очень мало, но там не нужно было работать 8 часов, а два раза в день, - до прихода сотрудников и после, - убирать офис. Ну… не совсем офис, 2 этажа, где располагались помещения фирмы. Я с радостью согласилась, даже не задумываясь о престиже работы, - мне нужны были хоть какие-то деньги.

Уборщица – очень чистая профессия

Но я очень удивилась, когда встретилась с отношением людей. Возникло ощущение, что я какой-то недочеловек. Сотрудники, приходя на работу, не замечали меня, не здоровались, кто-то, не обращая на меня внимания, проходил в грязных ботинках по только что помытому участку. Мои робкие просьбы обойти, - это всего два лишних шага, - просто игнорировали.

Я злилась. Но работала всегда на совесть – и работу боялась потерять, и с детства привыкла, что если что-то делаешь, делай хорошо. Вот и старалась. По-своему, я даже гордилась, что на «моих» этажах всегда чище, чем на других.

Но однажды девушка в деловом костюме, проходя мимо, задела меня плечом и принялась с такой брезгливостью отряхивать его, что я чуть не расплакалась. Я же не прокаженная, не бомж, не грязнуля. Я всегда принимаю душ до и после работы, меняю футболки дважды в день, каждый вечер стираю халат. Я всегда накрашена и аккуратно причесана, пользуюсь духами. От меня никогда не пахнет «плохо», моя одежда не бывает грязной. Убрав помещение, я всегда тщательно промываю щетки. Более того, резиновые перчатки и нужный инвентарь я часто покупаю за свои деньги – его меняют реже, чем объективно нужно.

И мне не понятно, откуда такая брезгливость, ведь каждый из нас делает все то же самое у себя дома, и не считает, что это что-то постыдное и что он запачкался. Еще я часто слышу: «Чем вы таким моете, что так воняет?» А я использую стандартные моющие средства. Вообще, я даже не могу сосчитать, сколько унизительных комментариев отпускают в мой адрес люди. Они почему-то не задумываются, что словом можно ранить. Или самоутверждаются за мой счет, не знаю…

Пожалуйста, поднимайте мусор

Есть еще один стереотип: «уборщица уберет». Все правильно, моя работа – убирать помещение, мыть полы и сантехнику, вытирать пыль. Но почему-то люди считают, что раз где-то есть уборщица, то можно бросать мусор на пол – например, очень часто валяющаяся бумага встречается в туалете. Дома же так себя не ведут. И почему люди думают, что кому-то приятно убирать за ними в подобных ситуациях? Вроде все взрослые, интеллигентные, образованные…

И никто не думает, что работать уборщицей не так просто. У меня постоянно болят руки, плечи и спина. Я не жалуюсь, но зачем специально делать мне сложнее? Уборщица – это не клеймо, это такая же работа, как у других людей.

В нашей стране большинство людей действительно считает, что быть уборщицей – стыдно и унизительно. У нас есть жесткий стереотип: «Стала уборщицей – значит, ничего не добилась в жизни. Все уборщицы не хотели учиться или просто – члены неблагополучных семей». И, конечно, все уверены, что с ними этого никогда не случится. Я попросила несколько уборщиц рассказать, как и почему они получили такую профессию.

Екатерина, 24 года, Нижний Новгород

При слове «уборщица» я всегда представляла себе нашу школьную Наталию Федоровну, неторопливо протирающую пол в школьном коридоре. Иногда она останавливалась, опиралась на швабру, задумчиво смотрела вдаль. А иногда воспитывала школьников, по ее мнению, делающих неправильно все: слишком шумящих, медленно одевающихся, опаздывающих на уроки, не почтительно относящихся к учителям… Наталия Федоровна все знала лучше, и все, абсолютно все, ее побаивались. Даже директриса. И только наш сторож, Максим Леонидович, отважно пил с ней чай и обсуждал «нынешнюю молодежь». И мне почему-то хотелось такую неторопливую и важную работу, с душевными разговорами, без дедлайнов и нервотрепки.

Поэтому я даже не пыталась искать другую работу. Закончив школу, я устроилась уборщицей в одну из городских фирм. Мне хотелось, чтобы результат работы был сразу виден, а не через несколько месяцев или лет. Оказалось, что воображаемая мною картинка отличается от реальности, и довольно сильно: конечно, я никого не воспитываю, никто меня не боится и даже замечают редко. Но мне все равно нравится. Это довольно медитативный труд. Пока я мою полы и протираю пыль, у меня есть возможность разобраться, что происходит в моей жизни, разложить все по полочкам, привести в порядок не только помещение, но и мысли. А еще я люблю сочинять сказки. Придумываю какую-нибудь красивую историю днем, на работе, а вечером записываю.

Надежда, 71 год, Москва

Я 20 лет проработала в компании финансовым аналитиком. Потом пришла пора отправляться на пенсию, но я не могла представить себе свою жизнь без того, чтобы вставать утром, приводить себя в порядок, краситься, идти на работу, пить с девочками чай на кухне, сплетничать… И я устроилась в свою же фирму уборщицей.

У нас два помещения, я убираю их утром и вечером: перед приходом сотрудников и после. Часто выгоняю самых засидевшихся, чтобы не мешали чистоту наводить. Не правда, что уборщиц не замечают – со мной все здороваются, всегда по имени-отчеству. А если меня заметят, начинают тщательно и демонстративно вытирать ноги.

Вера, 49 лет, Санкт-Петербург

Я довольно долго работала диспетчером на торговом складе. Но компания разорилась, сотрудников распустили. Около полугода я искала работу оператора ПК или кладовщицы. Я зарегистрировалась на всевозможных сайтах вроде «hh», «rabota», «superjob» и других.  Я рассылала резюме. На собеседования звали, но работу не предлагали: конкуренция высокая, безработных много, но мне уже не 20 лет, возраст мешает. Да и собеседования я проходила «по-советски»: не креативила, не выставляла напоказ свои сильные стороны, не демонстрировала уверенности в себе. А на вопрос: «Как вы видите себя через год в нашей компании» не находила ответа. Таким спокойным и немолодым одна дорога – в уборщицы. Туда я и пошла.

Компания, занимающаяся программированием, с удовольствием взяла меня на поддерживающую уборку офиса. За 2 часа в день я вполне успеваю приводить в порядок небольшое помещение. Часто с девочками-бухгалтерами пью чай и болтаю о жизни. Меня зовут на все корпоративы – наш шеф считает, что уборщица – такой же сотрудник, как и аналитик. И я очень рада, что не нашла тогда работу оператора.

Марина, 29 лет, Петрозаводск

Я приехала в Петрозаводск из района и встала на биржу труда. Конечно, мне хотелось что-то получше (я закончила экономический колледж), но единственная вакансия, которую мне предложили – уборщица в довольно крупной компании. Зарплата – 9 тысяч рублей. За эти деньги я убираю здание дважды: днем и вечером, когда все разойдутся.

Когда впервые вышла на работу, то смотрела только в пол, не поднимая глаз от стыда. А потом подумала, что работаю не с людьми, а для людей. Теперь я думаю только о том, чтобы убираться хорошо, чтобы было чисто, как дома. По сути, моя работа ничем не отличается от любой другой, и ее надо делать «на совесть».

Но почему-то большинство считает работу уборщицей и дворником унизительной. Многие думают, что, если ты уборщица, то вела аморальный образ жизни, алкоголичка или наркоманка. Я никогда не пила, я много читаю и неплохо эрудированна. Я работаю в этой компании уже давно, но мало кто, проходя мимо, поздоровается. Наверное, считают, что я мебель или что-то вроде бытовой техники. Часто презрительно бросают: «Кто на что учился!», не понимая, что, каким бы ни было образование, можно попасть в ситуацию, когда согласишься на любую работу.

Опубликовано 26 декабря 2017г.

Статьи по теме: