Когда любовь сильна
Анастасия Чернова

Житие преподобного Паисия Святогорца, перевод с греческого, 2-е издание. – М.: Орфограф, 2017. – 592 с.: ил.

Житие преподобного Паисия Святогорца, афонского монаха, торжественно причисленного к лику святых в 2015 году, напоминает поэзию. Это значит: своими словами не пересказать. Нужно только читать, дышать, впитывать. И чувствовать, как мир, расширяясь, наполняется ощущением легкости и светлой радости. Такими же были и его поучения – шесть изданных томов «Слов». Ярко, образно, доходчиво. Название первого тома «С болью и любовью о современном человеке» могло бы стать эпиграфом и для других томов, и для самого жития. Добрый юмор соединяется с бескомпромиссностью старца Паисия, пламенной устремленностью его души к Богу.

Житие подготовили сестры монастыря Святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова (Суроти, Салоники), которых преподобный духовно окормлял двадцать восемь лет. Составили на основе его писем, устных свидетельств, и, конечно, личного общения. В книге раскрывается путь к обретению святости; путь подвига и самоотверженной любви. Некоторые события уже упоминались и в «Словах» – старец Паисий никогда не ограничивался сухим поучением, но приводил примеры из собственной жизни. Теперь разные эпизоды выстраиваются в стройное повествование, расширяется и сам контекст.

А можно ли одним словом ответить на вопрос: «Что делал старец Паисий для того, чтобы стать тем, кем он стал?» «Да, – отвечают сестры, – можно просто и бесконечно повторять за преподобным одно-единственное слово: «Любовь, любовь, любовь».

Это очень важный момент, именно на нем хотелось бы остановить особое внимание. Дело в том, что в житии мы найдем не только примеры подвига, свидетельства святости, - но и описания духовных трудностей, с которыми встретился преподобный и поборол их. Он жил в ХХ веке, почти в тех же самых реалиях, что и мы сегодня (телефон, телевизор, самолеты…), и «вызовы времени», конечно, не обошли его стороной. Вот лишь один из вечных сюжетов, особенно ярко выразившихся в эпоху прогресса и научно-технического развития – утрата веры. Вспоминается писатель Сомерсет Моэм, который в детстве горячо веровал, службы почти не пропускал – его дядя был священником. Но одно отравляло жизнь мальчика: он заикался, и в школе над ним смеялись. Однажды вечером Моэм от всей души помолится о том, чтобы Бог избавил от заикания. «Я проснулся радостный, бодрый, и для меня было настоящим, жестоким ударом, когда оказалось, что я заикаюсь по-прежнему», - пишет Моэм в книге «Подводя итоги». Так он утратил веру. Однако «в каких-то тайниках моего существа еще гнездился страх перед геенной огненной, и еще долго тень этого древнего ужаса омрачала мои восторги».

Случай характерный! Запомним его. И от автобиографических заметок Моэма обратимся к житию старца Паисия. Арсению – так звали его до пострига – было пятнадцать лет, когда с ним решил серьезно поговорить сосед Костас. Он пересказал теорию Дарвина, а о Христе сказал, что Тот был просто хорошим человеком. Сразу после разговора с Костасом Арсений побежал в церковь святой Варвары. На душе – самое тяжелое состояние на грани отчаяния. Делая земные поклоны, он со всей силой души и детской простоты начал просить Христа: «Христе мой, если Ты есть, явись мне!» Он делал поклоны очень долго. Был жаркий летний день, пот лился по нему ручьем, одежда была насквозь мокрой. Арсений совершенно выбился из сил, но никакого явления и даже малого знака не было.

Напоминает эпизод из жизни Моэма (хоть и причины разные). Горячая молитва не приводит к исполнению желанного. А теперь – самое главное. «Тогда, совсем выдохшись, Арсений сел на пол и стал рассуждать: «Ну, хорошо. Костас сказал, что Христос был самым добрым, самым справедливым Человеком. Своей проповедью задел интересы фарисеев, которые распяли Его из зависти. Но раз Христос был таким добрым, раз плохие люди из зависти Его убили, то ради Этого Человека стоит сделать многое и даже умереть. А рай мне никакой не нужен, да мне и вообще ничего не нужно, кроме Него Самого!» Как только Арсений принял этот помысел – ему явился Христос. Он явился, окруженный обильным Светом, залившим всю церковку, и сказал: «Я есмь Воскресение и Жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет». Христос произносил эти слова, а Арсений одновременно читал их в открытом Евангелии, которое Христос держал в руках. Необыкновенно сильное пламя любви вспыхнуло в сердце мальчика. «Ну что, Костас! Давай теперь поговорим: есть Бог или Его нет!» - не переставал он повторять.

Вот два противоположных импульса к вере: страх перед геенной огненной и «рай мне никакой не нужен, да мне и вообще ничего не нужно, кроме Него Самого!» Древний ужас и – любовь. Сегодня тоже очень многие приходят в храм, чтобы устроить какие-то личные дела, подлечиться, поднакопить «добрых дел» для пропуска в рай. И как же мало тех, – кто приходит так, без видимой причины! Просто по любви к Богу. И, если первый случай еще отражен в автобиографической и художественной литературе, и нередко заканчивается крахом веры, то второй – мы можем проследить в житиях святых.

Родился преподобный в 1924 году в Каппадокии. Имя Арсений получил от святого Арсения Каппадокийского, который его крестил и предсказал монашеское будущее. Затем семья переезжает в город Коницу, где Арсений вырос и получил профессию плотника. В 1945 году он был призван в действующую армию, где три с половиной года служил радистом. В то время в Греции шла гражданская война. После окончания войны он хотел начать монашескую жизнь, но решил, что сначала необходимо помочь семье. Два года, не покладая рук, он работал в Конице плотником и накопил младшей сестре приданое. И только после этого ушел на Афон, в монастырь Эсфигмен. Там он был пострижен в рясофор с именем Аверкий, а через три года в малую схиму с именем Паисий. О его жизни можно рассказывать долго… Она насыщена событиями, встречами и даже… приключениями. Так, еще в юности, во время военных событий, Арсений проявил себя как невероятно смелый и мужественный человек, готовый жизнь отдать не только за друзей, но даже и за врагов.

Еще одна особенность «Жития» заключается в следующем. На какой странице не откроете – можно читать. Погружение во внутренний мир повествования происходит мгновенно, а готовые цитаты встречаются чуть ли не в каждом абзаце. Вот и мне хотелось бы завершить такой цитатой, которая особенно запомнилась. Рассказывая о своей жизни в монастыре Эсфигмен на Афоне, преподобный отмечал, что отправной точкой помыслов и действий монахов была священная святоотеческая формула: ««Ты видел брата своего? Значит, ты видел Самого Христа». Отцы постоянно старались ничем не опечалить Христа. Поэтому они постоянно жили в состоянии духовного торжества. Они жили в раю».

Чего всем читателям и мы желаем!

Опубликовано 18 июня 2018г.

Статьи по теме: