Дель-цы на детях, или Кое-что пострашней
Елена Котовская

Недавно в новостях промелькнула новость про погибшего в волгоградской приемной семье мальчика Егора. Четырехлетний малыш вылил себе на ножки кастрюлю с кипятком, а мать побоялась обращаться к медикам, и когда ребенок умер – просто закопала во дворе. 8 месяцев спустя Егора нашли…

Побоялась мать не наказания, а что отнимут других приемных детей и – следовательно – пособия. Увы, знакомая история…Сразу вспоминается январский скандал с семейством Дель, прибывшим в стольный град из Санкт-Петербурга за столичными пособиями и не прогадавших – Москва выделила Делям более 600000 рублей в месяц на их приемных детей.

Я в свое время много начиталась про этих Делей – и зимой, когда суд все-таки признал отца виновным в избиении детей, и в апреле, когда обвинение в неисполнении материнских обязанностей предъявили и матери – Светлане. Материал был очень изобилен и красочен. Сама Светлана, как опытный рекламщик и пиарщик (она числилась работающей на телеканале мужа Европа-плюс; канал, правда, прогорел, но опыт-то остался), постоянно жила в Инстаграмме и на других специализированных сайтах, куда на постоянной основе выкладывала и фото, и рассуждения. Тем же занимались и ее питеро-московские подруги, специализирующиеся на недавно открытом, но, как оказалось, очень прибыльном в России деле – бизнесе на сиротах.

И вот я начиталась и насмотрелась. Факты говорили сами за себя: съемная квартира 100 метров, в ней 15 человек, в комнате по 6-7 детей, в столовую и родительскую вход подавляющей части детей заказан (кроме 4-5 любимых), всюду видеокамеры, наказания – лишение еды (за воровство хлеба и был наказан ремнем несчастный 6-летний Сережа - следы этих побоев и обнаружили в детском саду, а без ужина остался, т.к. обкакался в детсаде). Старшие дети в Москве в школу не ходили, следили за младшими (там было полное самообслуживание – дети сами себя мыли, готовили себе еду, стирали себе вещи и проч.). Кроме того, Дели, лишившиеся телекомпании (они даже были вынуждены продать дом под Питером в уплату долгов), страшно экономили: копили «на дом своей мечты», как писала Светлана в Инстаграмме. Кстати, дом под Солнечногорском купить успели (за два года Москва выплатила семье 15,5 миллионов рублей), а вот ремонт сделать не успели чуть-чуть: детей отобрали, и пособия прекратились.

Экономили Дели на всем: на еде детям (но не себе и привилегированной пятерке)  - приемыши ели в основном макароны с майонезом, на кроватях большинство детей спало на матрасах на полу, на лечении – детей два года не водили в поликлинику (кроме единственного кровного Никиты, регулярно наблюдавшегося у врачей). Отдых позволяли себе редко: Милан там, Финляндия на месяц (но только с единственной любимой, усыновленной Олей). Остальные отдыхали - как инвалиды - по социальным путевкам.

Я все читала, читала, как еще раньше под Петербургом, в поселке Лисий Нос,когда у Дель было уже много, но еще не столько детей, и она строила дом-мечту и даже завела для этого отдельный блог, где делилась мыслями, какого цвета кафель выбрать для ванной и как обустроить очистные сооружения, заботилась ли она в ту пору о детях, думала ли о них тоже, кроме кафеля? Я все пыталась понять, неужели только деньги? «Бизнес, и ничего лишнего» - как сказал про эту «семью» один из психологов, обследующих после случившегося с Сережей детей Делей. Вот эта семейная пара, еще не имея своих детей (они поздно родили одного), были волонтерами, ездили по детским домам, вот взяли первого ребенка, второго, третьего…шестнадцатого (всего было 16, троих взяли подростками, и они быстро выросли и покинули семью). Мда, но неужели хотя в самом начале ими не двигали романтико-героические настроения? Ну не может же быть такого откровенного цинизма? Или Светлана, может быть, полагала, что – может еще немного – достроят-таки свою виллу –и ЗАЖИВУТ! Как зажила ее подруга Мария Эрмель, перебравшаяся с 46 метров на сиротские деньги (у нее 9 детей) в дом ее мечты. Повезло Эрмели, но не повезло Дели…

Нет, полагала я, бизнес-бизнесом, но тут кроется что-то еще. Ведь Светлана Дель, Мария Эрмель, еще одна поднабравшая сирот подруга Дель, Александра, и иже с ними – не просто жадные до денег женщины. Они все очень социально активны. Дель и Эрмель вообще похожи как близнецы (даже, по иронии судьбы, фамилиями): обе позиционируют себя как «деловые женщины». Только Эрмель торгует шубами и считает себя бизнес-тренером, а Дель торгует квартирами (она и риэлтером успела побывать) и представляется экспертом в деле приемного родительства, «ихним» гуру высочайшего посвящения (мама «80 уровня»). Квартирами, как выясняется, Дель торговала не совсем для прибыли, а чтобы резко улучшить свои жилищные условия перед лицом подбора себе очередного ВИЧ-инфицированного ребенка (ВИЧ-инфицированные дети – очень выгодное приобретение – и полностью дееспособны, и оплачиваются по двойной таксе, только таблетки бесплатные вовремя давай - чего, впрочем, Дель, по свойственной безалаберности, делала не регулярно). Купит Дель квартирку у товарок, а потом им же и продаст. Риэлтор, как никак. А она еще, как в анекдоте, и дохтур, и в соцопеке успела поработать. Последнее ей, видимо, очень пригодилось, когда она ходила в Питере поздравлять, как она писала, «любимую опеку». Вот опека любимая и не имела 10 лет никаких претензий к Делям. Вот и надавала ей такую кучу детей, превысив все нормы закона (закон, кстати, надо ужесточать на этот счет, а то, как я почитала, там все формулировки на эту тему очень обтекаемы и возможны толкования). Но вопрос об опеке и законе – о том, как наши органы торопятся решить пятилетку за три года, пачками отдавая сирот в фостерные семьи, чтобы отрапортовать о ликвидации детдомов в России – отдельный и очень больной. А мы пока сравниваем Дель и Эрмель как явления, как мне кажется, одного порядка (то, что Дель совсем зарвалась в Москве, перестав заниматься детьми и тратиться на них, а Эрмель, видимо, до конца грань не перешла, дела не меняет). Похожи они и внешне – обе с постоянным маникюром, постоянно выкладывающие свои фото из спортзала и всяких спа и вообще энергично сражающиеся за свою многодетную внешность. Есть некоторые нюансы – Эрмель, например, участвовала в ТВ-шоу по собственному обезжириванию, где дядечка-доктор на всю страну рисовал на голом пузе приемной мамы то, что он собирается липоксировать и укорял ее, что нехорошо выглядеть так округло в 32 года…

Все бы это, конечно, не имело значения (мало ли кто как отдыхает после работы и тратит свои кровные), но дело в том, что Дель и Эрмель и иже с ними как раз-таки беспрерывно утверждали и утверждают, пишут и кричат до хрипоты, что это не работа, не бизнес, а ЛЮБОВЬ, чистая, незамутненная любовь к детям движет ими. Только переполняющее их и бьющее через край чувство заставляет их брать все новых и новых деток, да желательно с самыми ужасными диагнозами, чтобы в перерывах между спортзалами, салонами красоты, длительными заморскими вояжами, бизнес-проектами, экспертным консультированием и ежедневными инсталляциями в инстаграммах отдать им все-все сердце и душу без остатка до полного изнеможения (полное изнеможение, кстати, любопытно наблюдать на их фотах).

То есть они святые. Вернее, претендуют на это (и небезуспешно: основной тон комментариев на их страничках – «какие умнички-молодцы», «сил вам», и прочее). То есть к полуляму (простите за грубость) в месяц еще и героический ореол на голове и народное почитание. Еще бы, мама «сто первого уровня»!

Но и это, оказывается, увы, не все. Есть еще нечто, что объединяет подобные семьи (повторяю, я пишу не о тех, кто от чистого сердца усыновил адекватное для одного простого, «негероического», как выше описанные дамы, человека, число детей, а о тех, кто берет их пачками). И вот это последнее, пожалуй, самое страшное во всей этой истории. Не зря я, кажется, полагала, что не только деньги движут этими людьми. Увы, тут не обошлось без сектантской идеологии… Надеюсь, правда, что этим затронуты не все подобные семьи. Некоторые, особенно по провинции, просто честно латают дыры кровного семейного бюджета сиротскими деньгами. Но вот в столицах (Москва, Питер, Екатеринбург) в основу системы воспитания в фостерных семьях легла теория Нэнси Томас, известной американской «собаководши».

Эта дама, бывшая дрессировщица собак, а ныне «главный эксперт по воспитанию приемных детей», и при этом «праведница» и «молитвенница», и, как она называет саму себя, возымела достаточно большой вес в Америке, в сообществе американских фостерных семей, несмотря на активное сопротивление официальных представителей медицинских кругов. Ее теория основана на утверждении, что все приемные дети подвержены синдрому «реактивного расстройства привязанности» (не признанного в психиатрии), а часто – «одержимы дьяволом». Такие детки представляют собой разрушительное явление, могут сами создавать угрозу жизни воспитателей и себе самим, поэтому нуждаются в «особых методах воздействия» – например, в клетке, погребе и т.д., строгих наказаниях – лишении еды, порке и проч. Некоторые методы прямо изуверские – например, практикуется метод «удержания», когда малыша (она предлагает воспитывать детей от одного года до двенадцати лет) продолжительное время крепко сдавливают в руках, или процедура «ребефинга» - когда на ребенка наваливается всем телом взрослый человек, предлагая своему подопечному вылезти из-под него, пройдя тем самым «новый процесс рождения». Неправда ли, это кое-что напоминает? Родителям «одержимых» детей предлагаются явные  элементы экзорцизма.

Несмотря на гибель в период 1990-х-2000-х годов порядка сорока детей от рук родителей, практикующих подобные методы воспитания, включая русского мальчика Ваню Скоробогатова, теория Нэнси Томас не снижает обороты. Это неудивительно: Нэнси поддерживают такие влиятельные американские силы как мормоны, пятидесятники и проч. Она является флагманом движения, густо замешанного на оккультных, ньюэйджеровских теориях, маскируясь при этом под псевдонаучную теорию воспитания. Недаром в Екатеринбурге, куда уже дотянулись «собачьи» руки Томас и где она успешно читала лекции в школе приемных родителей «Аистенок», реклама о ее лекциях одновременно появилась на сайте неопятидесятников и Церкви Иисуса Христа Святых последних дней. В России идеальная мама не только читает лекции, но и публикует книги, раздает бесплатные брошюры по опекам и органам соцзащиты и присутствует на многих «мамочкиных» сайтах.

Вот и наши знакомые – и Дель, и Эрдель, и Александра – сторонницы воспитательной системы Нэнси Томас. Побитый Делями Сереженька («папа» Дель предварительно накрыл его одеялом, чтоб соседи не слышали), как и многие другие приемные дети  вышеописанных дам, наделяются мифическим «расстройством привязанности» (заметьте, этот диагноз поставлен НЕ врачами), поэтому мальчик «врет» и сам себя калечит (ту же песню пели и американские «родители» Вани Скоробогатова – зверски пытаемый и замученный до смерти малыш якобы сам себя увечил – из-за пресловутого синдрома – и бросился с лестницы). При том, что патологоанатомы обнаружили у ребенка более 80 ран, которые не могли быть нанесены им самим, суд назначил приемным изуверам очень мягкое наказание, принимая во внимание «ужасный синдром» «неадекватного» малыша из России.

Вообще теория Томас оказалась крайне удобной для приемных родителей конвейерных семей: любить «синдромных» детей (а таких большинство) не только не требуется (книга Томас так и называется «Не одной любовью»), но прямо вредно. Требуется заставить слушаться «одержимых детё», тем самым выполняя великую миссию и перед самими детьми, и перед человечеством, которому эти юные монстры угрожают. Какая красота! Приемные родители не только облегчают себе жизнь, не пытаясь любить и держа в жесточайшей дисциплине ораву взятых деток (а любить такое количество под силу разве что подвижнику благочестия), но всерьез считают себя миссионерами и Подвижниками! Отсюда эти искренние брызги слюней на всех форумах, что мол воспитывают всех своих детей многоприемные матери НЕ ИЗ-ЗА ДЕНЕГ!!! Конечно, они несут своей деятельностью ВЕЛИКОЕ БЛАГО стране и детям. Они держат своих подопечных в страхе и трепете не по нехватке душевных сил, времени и доброты, а по высоким принципиальным соображениям. Перед лицом этих соображений разве не смехотворен какой-то синяк на попе мальчика Сережи.

Не знаю, отдают ли отчет многоразличные российские последовательницы Нэнси Томас в религиозной подоплеке полюбившейся им американской системы воспитания, но, в любом случае, подобные фостерные семьи необходимо проверять не только на предмет расходования выделенных бюджетных средств, но и на предмет здоровья голов фостерных родителей-воспитателей. Пока «собачья» методика не укоренилась на российской почве…

Опубликовано 30 мая 2017г.

Статьи по теме: