Сирия
Иван Лапкин

Иван Лапкин - наш специальный корреспондент по Сирии, сотрудник аналитического центра «Ближний Восток», постоянный автор портала Al-Masdar News.

Беседовал Василий Пичугин

Ваша точка зрения на ключевые события, которые произошли в Сирии за последнюю неделю.

Это было практически не замечено, но крайне важно на фоне достаточно масштабной битвы за аль-Баб (его турецким войскам и их наемникам из т.н. «свободной сирийской армии» с тяжелейшими потерями удалось отбить у ИГ буквально на днях) и продолжающейся компании по выявлению и уничтожению лидеров Аль Каиды в провинции Идлиб, выделить тот факт, что так называемые Сирийские Демократические Силы (то есть преимущественно курдские YPG и их арабские союзники) вплотную подошли к столице «Исламского государства» в Сирии - городу  Эр-Ракка.

Это было практически не замечено, что так называемые Сирийские Демократические Силы вплотную подошли к столице «Исламского государства» в Сирии - городу Эр-Ракка

Это продвижение происходило в рамках операции под названием «Гнев Евфрата», которая состоит на данный момент из четырех основных фаз. Первая фаза - приближение к городу с севера в районе города Айн Иса, затем в ходе стремительной операции при поддержке американских шутрмовиков был отбит практически весь запад провинции Ракка, он был оставлен «Исламским государством» из-за того, что там не расположено крупных населенных пунктов, соответственно бороться за нее крайне трудно.  Третий этап продолжается сейчас, это охват города уже с востока, то бишь наступление в районе границы провинций Ракка и Эль-Хасаке. И плюс сейчас была анонсирована четвертая фаза - по окончательной зачистке данного участка фронта, и также начало продвижения на север провинции Дейр-эз-Зор.

Таким образом, зачищая достаточно мало заселенные пустынные территории на севере Сирии, они (YPG) не встречают серьезного сопротивления, и при поддержке американской авиации и прочих коалиционных сил, вплотную приблизились к городу Ракка, блокировав его с запада, севера и востока. Сейчас наиболее близким является продвижение до 4 км от города, передовой отряд YPG сейчас находится в непосредственной близости от известной базы 17 дивизии к северу от города, где в свое время была учинена страшная резня в рядах сирийских военных.

Это событие, на мой взгляд, напрямую связано с тем, что новый президент Дональд Трамп на днях снял абсолютно все ограничения по тем средствам, которые коалиция может использовать в борьбе против «Исламского государства». В том числе сейчас активно обсуждается вопрос о вводе значительного пехотного контингента США в подконтрольные YPG районы.

Можно ли ожидать, что для Трампа сирийская операция будет наиболее важной?

Мне кажется, она будет одной из ключевых в имиджевом плане, поскольку в его предвыборной компании было обещание быстрой и уверенной победы над ИГ. Если говорить о густонаселенных территориях на севере Ирака, район Мосула, там боевые действия очень сильно затруднены, - как мы знаем, при штурме восточной части этого мегаполиса иракская армия и союзные ей американские специальные силы понесли беспрецедентные потери. В малонаселенных открытых полупустынных территориях на севере Сирии, которые к тому же все это время достаточно слабо охранялись и не являлись для ИГ приоритетной зоной боевых действий, такой успех, как мы сейчас видим, после неожиданной интенсификации боевых действий вполне возможен.

Проблемы сирийского правительства, о которых не говорят?

Таких вызовов много. Среди них можно отметить то, что тот конгломерат различных милиций, вооруженных сил, армейских и полуармейских формирований, которые так или иначе воюют на стороне законного президента, достаточно условно находится под контролем Дамаска. И хотя этот баланс достаточно виртуозно удерживался на протяжении почти четырех лет, тем не менее всегда существует вероятность того, что он может развалиться из-за двух-трех неудачных совпадений.

Ситуация с топливом, газоснабжением и электроснабжением крайне напряженная во всех регионах Сирии

Кроме того, в последнее время крайне важным становится следующий момент. Около двух месяцев назад свежие силы ИГ, переброшенные из иракской провинции Анбар, провели молниеносный блицкриг в районе печально известного города Пальмира, где удерживавший город гарнизон сирийской армии, а также некоторые части российского спецназа были наголову разгромлены и были вынуждены стремительно отступить, оставив до 60 км территории за три дня. Частично в ходе этих боев, частично раньше, «Исламским государством» были захвачены все газовые и нефтяные поля, находившиеся под контролем правительства в восточной части провинции Хомс, а это практически последние углеводородные ресурсы, которые оставались под контролем сирийского правительства.

И, таким образом, примерно месяц прошел с тех пор, и некий стратегический запас нефти и газа был израсходован. Уже сейчас мы видим, что это достаточно популярная тема в Интернете. Она, конечно, транслируется в основном антиправительственными источниками, но и некие источники, сочувствующие Дамаску, тоже отмечают, что ситуация с топливом, газоснабжением и электроснабжением крайне напряженная во всех регионах Сирии (и - как ярчайший показатель – даже в таких оплотах действующего режима, как провинция Лартаки и город Тартус). Даже там за обычным автомобильным топливом каждый день выстраиваются очереди из тысяч машин.

Сейчас эту проблему частично пытаются решить за счет поставок нефти из Алжира. Кстати, можно сказать, что также поводом для этого кризиса послужило непонятное прекращение подобных же ввозов нефти в Сирию танкерами из Ирана, которое было прекращено якобы по техническим причинам. Реальные мотивы не известны. Во многом этим объясняется та интенсификация наступательных операций, которую сирийская армия опять пытается проводить в районе Пальмиры силами недавно сформированного Пятого легиона, который был составлен частично из сдавшихся в районе Дамаска мятежников и полностью обмундирован российской армией.

Кроме того, в тему с ресурсами можно добавить тот момент, что также нестабильна ситуация со снабжением правительственной территории зерном и зерновой продукцией по той простой причине, что две главные зерноносные провинции страны находятся не под контролем правительства. Это провинция Эль-Хасаке (она на 98 % контролируется курдскими формированиями) и провинция Дейр-эз-Зор, которая опять же на 90-98 процентов контролируется ИГ. Там сосредоточены основные зерновые мощности страны.

Соответственно доход с этих территорий государство не получает второй или третий год. И даже урожай, собранный на всех землях Сирии за 2016 год (около 1.3 миллиона тонн), считается рекордно низким за последние 27 лет.  Здесь, как заявляет Дамаск, есть некий стратегический запас, который накапливался еще отцом действующего президента, но логично предположить, что он тоже не бесконечен. Эту проблему частично можно было бы решить за счет плодородных территорий центра, но они опять же находятся под контролем прозападных мятежников.

Нестабильна ситуация со снабжением правительственной территории зерном – две главные зерноносные провинции страны находятся не под контролем правительства

Можно упомянуть контракт, заключенный правительством с некоей российской компанией «Зерномир» - поставки 75 тысяч тонн зерна каждые две недели. Однако, например, представители российского же Минсельхоза считают, что этот контракт никогда не будет выполнен до конца. Указанный вопрос достаточно серьезный, если вспомнить о том, как ИГ смогло захватить пустынные регионы в восточной Сирии.

Здесь многие эксперты среди главных причин называют то, что во время страшной засухи в 2011 году, которая совпала с началом волнений в стране, коррумпированные чиновники партии Баас пытались серьезно нажиться на снабжении местного населения в восточной Сирии водой за счет реки Евфрат и различных дамб, связанных с нею. Соответственно водоснабжение сильно выросло в цене, и люди не могли себе его позволить, началось некое подобие голода. Это и подтолкнуло местное население полностью поддержать ИГ и до сих пор воевать за него не за страх, а за совесть.

Опубликовано 27 февраля 2017г.

Статьи по теме: