Борьба за первородство
Александр Зверев

В наши дни новости с вестями о боевых операциях уже стали привычными. Все чаще взлетают ракеты с немирными целями. Все чаще они где-то взрываются, неся потери врагам. Все слышнее грозные крики. Словно борцы перед боем, великие державы осыпают друг друга бранью.

Что происходит? Может быть, настала другая эпоха, требующая смены декораций, наступило то будущее, о котором мы догадывались, но почти не верили, что оно придет? Ведь прошедшие десятилетия казались столь спокойными, даже застойными. То была иллюзия спокойствия, кровь лилась и раньше. Но это было где–то совсем далеко, там, на окраине.

Как-то трудно представить, что все это всерьез. Все эти пожары, войны, ракеты. Мы так привыкли к виртуальным мирам, где все понарошку, что новости с боевых полей более не поражают своими страданиями. Тем более – кто знает – может быть, и они, эти страдающие люди на экране, тоже внештатные работники Голливуда. Да и подсознательный страх блокирует серьезное восприятие таких вещей. Заставляет думать, что все не по-настоящему.

Мы живем в эпоху масок, фейков, виртуальных миров, пиара, розыгрышей. Кто захочет пролить свою и чужую кровь по-настоящему, когда кругом лишь игра? Разве только воин по духу, не способный иначе жить. Привычнее – имитация действия и создание виртуальных пространств и дел.

Создаваемый хаос создает иллюзию того, что все происходит спонтанно. Хаос – это и есть примета смены исторических декораций. Наступает новый акт игры, ее смысл  давно утрачен, но битва продолжается.

Может быть, и сейчас – это всего лишь крики, ведь чтобы переступить черту нужна воля, решимость и нечто еще, что можно было бы назвать уверенностью в своей исторической правоте. Действовать может только тот, кто ощущает свою близость истории, и стремится выправить ее путь. Есть ли сейчас столь самоуверенные, горящие идеей вожди?

Но колеса времени все же поворачиваются. Наступает тревожное грядущее и заставляет делать исторический выбор. Да и сама история, прошлое понуждает страны и народы делать выбор своего будущего. Хотят они этого или нет. Это можно было бы назвать объективными законами истории и геополитики. А можно было бы назвать и просто предназначеньем и судьбой. Даже скрывшись во чреве китовом, от своей миссии не убежишь.

Революция 1917 года, 100-летний юбилей которой в России попытались не заметить, отбросила прошлое, устремив все взоры в будущее. Культ будущего воодушевлял массы. Прошло время, и будущее перестало вдохновлять. Восторжествовал новый культ – культ настоящего. Для материалистического сознания будущее, как и прошлое, слишком туманны. Живи здесь и сейчас – вот новый символ веры. Забыли о прошлом, не думаем о будущем, но они не оставляют нас в покое. И прошлое, и будущее не перестают стучаться в наше время. Отмахнуться от их назойливого требовательного вопрошания не удастся.

Виртуальные миры и реальные смешались настолько, что граница между ними почти не заметна. Как понять – где же бьют по-настоящему? За что сражаются игроки, если они сами этого не знают, просто следуя своей исторической судьбе, сложившейся задолго до их рождения.

Может быть, правы были древнерусские летописцы, начиная свою историю Руси от Адама, а не от Рюрика. Чем древнее начало истории, тем понятнее ее путь. Понимание исторической перспективы и дает истинное величие делам настоящего.

Библейская мудрость предлагает нам немного исторических сюжетов. Главных два: Человек борется с Богом, и брат соперничает с братом. Античная мудрость в лице Гомера тоже оставила нам всего два сюжета: Герой идет на войну и сражается. Герой странствует и возвращается. Вот и все. Остальное детали.

Пролетают ракеты и снаряды над Дамаском. Уже не один год. Взрываются. Льется кровь. Летят ракеты и над горой Касьюн, которая высится над столицей Сирии уже не одно тысячелетие. До войны на эту гору можно было забраться и посмотреть на Дамаск с высоты, а еще посетить пещеру с тревожным названием – «Пещера крови». По преданию, в начале времен здесь Каин убил Авеля, положив начало братоубийственной войне. Так и начался тогда кровавый спор, определивший главную тему всех мировых конфликтов последующих времен.

Зачем Каин это сделал? Просто из ревности к удаче брата? Откуда ревность у первых людей? Когда был один человек – нет почвы для конфликта. Но двое начинают уже биться за любовь третьего. Божественная любовь – благо, равное для всех. Но божественное избранничество – не для всех.  Только один избирается свыше, ему вручается посох, которым он будет пасти народы.

Но кто выбирает – Бог или человек? Кто становится избранником – тот, кто жаждет, или тот, кто рожден им? Иаков добился первородства подлогом. Но, может быть, он был просто более достоин, потому что его любовь была сильнее?

Борьба за первородство Исава и Иакова показывает нам истинную цель мирового конфликта. Он ведется – за богоизбранничество. Избранник получает не богатство, и даже не всегда власть. Он получает возможность открыть путь в будущее.

Противостояние в мире всегда идет на разных уровнях.  Войны ведутся за рынки сбыта, ресурсы, пахотные земли и просто за лучшие земли. Спор, конечно, идет и о главенстве в мире. О том, кто будет судить и распределять.

Но мировая битва предполагает и другие цели. Глобальный спор – это спор об избранничестве. Кто избран для того, чтобы творить историю? Кто наметит путь, по которому пойдут народы в будущем? Может быть, и не сразу пойдут, а в далеком будущем, но пойдут обязательно.

Правоведение, называя источники права, обычно упускает один из важнейших – простая уверенность в своей правоте. Откуда она берется? От рождения или свыше? От предков, от найденной истины или просто от того, что оно другому принадлежать не может? Но это только в начале дел. В конце решает право победителя. А победа, как искренне верят многие, всегда идет свыше.

Ощущение избранничества и дает право – высшее право творить историю. Более того – у него есть ответственность вершить правый суд в мировом масштабе.  Поиски оправдания уже не нужны. Важна только вера в себя, в свое избранничество.

В основе политики США лежит абсолютная вера отцов-основателей в своей религиозной правоте, для которых Новый Свет стал новой землей обетованной. Ревностный религиозный дух отцов-основателей столпа демократии современного мира управляет своими потомками, хотят они этого или нет.

В мире с этим уже, кажется, смирились. Есть ли те, кто всерьез оспаривает мессианскую идею США? Разве что хотят выторговать себе особый статус. Не более.

Но прошлые поколения думали иначе. И они заставляют и нас делать выбор. Не мы выбрали судьбу России. Было бы легко и беззаботно жить, приторговывая ресурсами, накопленными трудом и потом прошлых поколений. Правда, не справедлив дележ. Кому достается миллион, а кому и копеечка. Не забыли бы только любители собственности, что легко приходящее легко и уходит.

Эти бескрайние просторы, так легко доставшиеся новым владельцам, вдруг начали диктовать свою волю. А эта воля – это воля и вера многих предшествующих поколений, от которых не удастся избавиться. Дети продолжают пути отцов, зачастую против своей воли. А отцы верили, что путь России в истории – продолжить ту историю, которая начинается с Адама. И только такая перспектива и придает ей смысл. И задача России – держаться этого пути, продолжать священную историю.

Борьба с другим – это и борьба с самим собой. Борьба со своей верой и неверием. Выбор прост – поверить в свое избранничество или его отвергнуть и раствориться в бескрайних степях Евразии. России поверить в себя особенно трудно. Ведь тут всегда было принято верить в сакральность иного, заграничного. Верить, что там и есть правда. Но правда не связана с местом.

Битва за избранничество будет продолжена. Хотим мы этого или нет. Мечом или другим оружием, духовным или интеллектуальным. Останется кто-то один, кто и откроет путь в будущее, покажет подлинную историческую перспективу.

Опубликовано 09 июня 2018г.

Статьи по теме: