Лабиринт. Шаг 2. Хороша ли наша жизнь?
Александр Бабицкий

Начало серии

Размышления над следующим вопросом придётся начать с признания нелепости его формулировки: жизнь хороша сама по себе, по факту того, что ты думаешь, чувствуешь, существуешь. Сколь бы тяжёлой ни была жизнь, она всё равно хороша, ведь замена ей только смерть. Вместо всего – хорошего и плохого – мы в лучшем случае не получаем ничего, при худшем раскладе погружаемся в ужасающую неизвестность.

Но повременим с тем, чтобы сворачивать-сминать вопрос и отправлять в мусорную корзину. Изменим его постановку – правильна ли наша жизнь? Правильность, как и правда, у каждого своя. Однако, если говорить не о частных случаях, а о принципе, то правильной жизнью почти все мы, при всей разнице ценностей и мировоззрений, полагаем примерно одно: когда хорошего больше, чем плохого, хорошее вознаграждается, а плохое осуждается и наказывается.

Именно это и определяет наше умонастроение, а вовсе не объективные условия нашей повседневности. У каждого найдётся пример из собственного опыта, когда в атмосфере относительного житейского комфорта чувствовал себя отвратительно. В условиях же формально негативных, напротив, ощущал прилив сил и хорошего настроения. Итак, что же можно сказать о жизни: правильна ли она всегда, иногда, никогда, и насколько вообще применимо к ней это понятие?

Ответ первый, начинающийся с встречного недоумения – а откуда вообще такие сомнения? Разумеется, жизнь правильна и хороша, ведь в ней есть ясные правила, основанные на железобетонных причинно-следственных связях. Человечество не случайно и не напрасно прошло свой путь исторического развития. Вначале был, конечно, полный примитив: палки-копалки, каменные орудия, шкуры, шаманизм, всякие культы кровавые. Дикость, одним словом. Но, развязавшись с полуживотным прошлым, люди постепенно поумнели, поднаторели в практических вопросах, освоили скотоводство, земледелие, сельскохозяйственные орудия придумали, научились строить города, доросли до прикладной науки. В общем, создали цивилизацию.

И жизнь начала медленно, но неуклонно налаживаться. Карл Маркс уж если и был в чём прав, так в том, что бытие определяет сознание. Чем выше поднимался «уровень благосостояния» (продолжительность жизни, качество и количество питания, степень защищённости от непогоды и т. п.), тем чётче формулировались принципы счастливой жизни. Человечество нащупало колею прогресса, приведшую нас к современному положению дел. Случались по пути «повороты не туда», заводившие в тупики. Например, Средневековье, эпоха узколобых мямлей, зациклившихся на догматах и вместо материального благополучия – на абстрактном «Царствии Небесном». Результат – практически полное отсутствие технического прогресса по сравнению с античностью, гонения на научные исследования, религиозный фанатизм, тупость и культурная деградация большинства населения.

Но примерно 500 лет назад родился капитализм. Его папа – конкистадорское золото и серебро, хлынувшие с открытого американского континента и затопившие Европу. Его мама – протестантская этика, провозгласившая богатство признаком божественного благословения. Он взрослел, крепчал, рос ввысь и вширь, пока, начиная с эпохи Просвещения, не превратился в главную идеологию сначала западного, а потом и остального мира. Капитализм – основанная на практике и всем понятная идея: если хочешь жить хорошо, сытно, уютно, красиво и в удовольствие, нужны деньги. На них можно купить почти всё, а скорее всего, в будущем – всё, без всяких «почти». Уже сейчас за деньги можно получить блага, казавшиеся невероятными людям, жившим 150 лет назад. В глазах же тех, кто жил на пару тысяч лет раньше, это и вовсе превратило бы нас в настоящих богов.

Наше общество построено по простому принципу: хорошая жизнь покупается большими деньгами. Хорошая жизнь – это вкусная, питательная, полезная пища, состояние здоровья, физическая форма и лечение серьёзных заболеваний, комфортная бытовая среда, престижный и интересный досуг, включая культурные хобби и путешествия, создание отношений с человеком, отвечающим твоим требованиям и стандартам.

Это не меркантильность и не жлобство, а констатация объективного закона: счастье – это обладание жизненными благами. Либо человек определяет для себя не высший, но приемлемый уровень этих благ и им довольствуется, либо стремится к максимальным доходам. Высокий доход обеспечивает жизненные блага и расширяет границы возможного. Если наука уже осуществляет клонирование живых существ и экстракорпоральное оплодотворение, почему она в скором будущем не сможет помочь жить сотни, тысячи лет, вечно?.. К 21 веку правила стали окончательно ясны и понятны. Хочешь жить хорошо – зарабатывай много. Не хочешь или не способен зарабатывать – будешь жить хуже или плохо.

Правила жизни всем известны и на всех распространяются, поэтому она и правильна.

Ответ второй: наша жизнь не может не быть правильной – она одна и других вариантов нет. Гамлетовский вопрос «Быть или не быть?» - просто порождение воспалённого ума человека, явно склонного к хронической депрессии. «Быть», конечно, быть. Красота и бесценность жизни – в её уникальности, неповторимости и единственности. Любая задача предполагает наличие одного правильного ответа и энного числа неправильных вариантов. Существуют комбинации, при которых правильных ответов теоретически может быть больше одного. Но в вопросе реальной жизни всё по старинке – она одна, других верных вариантов нет, следовательно, она и есть правильная.

Это не отменяет трагических нестыковок между реальностью и нашими представлениями о том, как было бы лучше и правильнее. У нас с избытком оснований считать окружающие нас явления и события неправильными и несправедливыми.

Смерть детей. Отсутствие у сотен миллионов людей ежедневного доступа к чистой питьевой воде в то же время, когда тысячи других принимают ванны из шампанского. Невиновные, проводящие в тюрьмах десятилетия по ложному обвинению и ошибочному осуждению, и страшные преступники, умирающие после долгой сытой жизни и в окружении детей и внуков. Все мы можем составить собственные обширные списки жизненных возмутительностей, от нарушения очередей на приём в поликлиниках до войны как всеобщего зла, выжигающего в нас почти дотла всё человеческое.

Но всё это не отменяет правильности нашей жизни – потому что альтернативы нет. Имеет широкое хождение фраза, что за всю историю человечества в совокупности наберётся едва ли несколько месяцев, на протяжении которых нигде на планете люди не воевали. Скорее всего, это не соответствует действительности – ни одного полностью мирного дня в истории быть не могло. Мы просто не знаем другой жизни. Такой, в которой не было бы места насилию, зависти, неравенству возможностей, страданиям невинных и наслаждениям виноватых. Это не мизантропия, не пессимизм, не цинизм – это опыт человеческой истории и личной биографии. И он гласит: люди таковы как они есть и никогда не были иными, жизнь такова как она есть и никогда не была другой. При отсутствии альтернативы жизнь не может быть не правильной. Следовательно, приходится приспосабливаться к её сложностям и противоречиям, стараться по возможности избежать тяжёлых поражений и воспользоваться удачами. Иного выхода нет.

Ответ третий, начинающийся с молчания и рискующий им же и закончиться. Всякий человек, видящий жизнь позади рекламных баннеров и вне позитивного безразличия, в первый момент и не может отреагировать иначе, нежели саркастическим пожиманием плечами. Стоит ли тратить слова для ответа, когда очевидно, что мир несправедлив, жизнь жестока, неправильна и для множества людей бессмысленна? Но не будем скупиться на слова – раз уж вопрос возник, ответ на него может стать полезным и даже судьбоносным.

Тем более, что ответ вырастает из двух приведённых выше. Первым делом рождается в сердце и просится на язык опровержение идеи, будто материальное благополучие является смыслом жизни. Раз уж мы сделали первый шаг и согласились, что человек не тождественен животному, странно после этого ограничивать смысл жизни лишь тем, что может стать предметом купли-продажи.

Когда нет денег для обеспечения более или менее достойного существования, есть убедительный аргумент ощущать себя обделённым и несчастным. Тут же по соседству пристраивается самоутешающая и самооправдывающая мысль: вот будь я богат, тогда все трудности были бы решены и препятствия на пути к счастью устранены. Но о том, что человек на самом деле жив не хлебом единым, лучше всего знают люди обеспеченные, не отягощённые необходимостью ежедневной борьбы за выживание. Не будем пересказывать повествующие об этом сюжеты многих художественных произведений, не говоря уже о бесчисленных скандальных историях «из жизни богатых и знаменитых».

Человек может быть счастлив в весьма стеснённых житейских обстоятельствах и может опуститься в бездну отчаяния, обладая возможностью купить всё, имеющее денежную цену. Значит, суть жизни современного человека не регламентируется биржевыми сводками, карьерными планами, площадью жилья и количеством виртуальных денег на банковской карте и реальных банкнот в кармане. Приземлённая цель – занять как можно более высокое положение в социально-имущественной пищевой цепи – не способна обосновать правильность или ошибочность, справедливость или преступность жизни.

Не найти душевного спокойствия и в ответе, признающем трагичность и противоречивость природы человека и его взаимоотношений с миром, но призывающим играть по существующим правилам по причине отсутствия иных. Такой фатализм глубже, умнее и искреннее, чем превращение существования в бизнес-план. Он не измеряет жизнь категориями коммерческой эффективности, а рисует в целом адекватную картину мира красками нравственных категорий. Беда, что краски эти сплошь тёмные и серые с отдельными вкраплениями вызывающе ярких, пропитанных скрытой истерией, тонов. С такого ракурса можно увидеть лишь обречённого на поражение и даже не пытающегося что-то изменить человека. Его жизнь хотя и честнее бессовестного материализма, но она и опаснее. Отчаяние и порождённые им глупости, безумства, преступления встречают зацикленного на успехе человека лишь в моменты его неудач. А личность, осознающую несправедливость бытия, но не нашедшую надежды на её преодоление, они подстерегают на каждом шагу.

Не желающие жить в отчаянии, стремящиеся двигаться дальше и готовые после открытия горькой правды «жизнь и мир неправильны и несправедливы» ставить не самоубийственную точку, но запятую, дают третий ответ. Он таков: мир создан прекрасным и удивительным, но действует по жестоким законам и недружелюбен к человеку. Жизнь прекрасна по определению – но отравлена каким-то всепроникающим ядом, искажающим все её лучшие проявления и даже основы. В таком раздираемом виде она не имеет смысла, потому как ограничивать смысл жизни смертью – это всего лишь несмешная и глупая логическая острота. Значит есть, должно быть нечто, способное исправить мир и жизнь, придав смысл реальности и нам самим.

Расстанемся с тем, кто согласен с первым ответом. Да и сам ты, читатель, уже понял, что последующие рассуждения, явно в том же ключе, вряд ли чем-то будут тебе полезны. У тебя уже сформировалась конкретная, как ежеквартальный производственный план, система ценностей, в которую замечательно укладываются все феномены, начиная от теории исторического прогресса и заканчивая для кого-то почему-то сложными и запутанными, а для вас очевидными моральными дилеммами. Ты твёрдо знаешь, чего хочешь добиться, в общих чертах представляешь, как это сделать, сомнения – редкий гость в твоей жизни, всё остальное – технические детали. Поэтому размышления о том, хороша ли жизнь, почему она такая, а не какая-нибудь другая, и прочие умозрительные метания тебе ничем не помогут, скорее наоборот. Правда, рано или поздно ты споткнёшься о какой-нибудь подводный камень, не обозначенный на подробно разработанных жизненных картах-лоциях. Ты будешь искать случившемуся объяснения, укладывающегося в готовую схему «жизнь – это путь к успеху», и не найдёшь его. Но через какое-то время предпочтёшь благополучно выбросить этот случай из головы и двигаться дальше намеченным курсом. Что ж, уважаемый читатель, извини за отнятое время – и всего тебе доброго.

Сторонники третьего ответа не просто согласны продолжать наше путешествие: их мнение – это в буквальном смысле требование продолжать задавать вопросы и шагать дальше по этой дороге. Когда человек нуждается в надежде и видит хотя бы возможность её поиска, его не нужно подталкивать – он сам побежит. До встречи на следующем вопросе, попутчик.

С тобою же, давший второй ответ читатель, мы забрались в непростую ситуацию. Будь любезен, взгляни на себя в зеркало с этого бока… Ну, глядя с этой стороны, кажется, что беседовать нам далее ни к чему и не о чем. Ты, признавая трагичность и противоречивость жизни, согласился с её неизменностью и принялся искать себе наиболее безопасное место, модель поведения и режим внутреннего диалога. Ты облёк себя в настолько прочную, удобную и, надо признать, до определённого предела надёжную защитную скорлупу, что вытащить тебя оттуда задача сложная почти до непосильности. Более чем вероятно, моих тщедушных и тугодумных усилий для этого недостаточно. В таком случае прими мои искренние сожаления и подлинное сочувствие. Не то сочувствие, что состоит из смеси жалости, чувства превосходства и нескольких капель злорадства. А то, что основано на пусть отдалённом, но всё же представлении, как нелегко тебе приходится, и на надежде, что всё-таки найдёшь выход, сколь неудобопроходимым он ни оказался. Пока что простимся, хорошо бы, если только на время…

Хотя погоди, потрудись взглянуть на себя с другого бока… вот так, да… А так видно, что прощаться нам ещё не пришло время, уж никак не на втором вопросе. Пойдём-ка дальше, сделаем ещё шаг, и там будет видно. Возможно, он окажется для тебя лишним. Но может статься, что горизонт отодвинется и появится возможность и желание пойти ещё дальше.

Зачем тебе делать третий шаг? Две причины, и первая уже обозначена: люди, видящие всеобщее искажение жизни и не находящие надежды на её исправление, несут самые страшные потери в невидимом сражении с отчаянием и с чувством бессмысленности всего происходящего. Как знать, может быть, на совместном пути ты получишь помощь в этой битве. Вторая причина из сферы «забежим немного вперёд»: свойственный людям подобного мировоззрения фатализм имеет немало общего с таким драгоценным свойством души, как смирение. Те же, кто имеет в себе зёрна смирения, пусть не проросшие, подобен человеку, сидящему на наполненном водой сундуке посреди пустыни и не знающему о находящейся под ним драгоценности. Нелепо и обидно погибнуть, имея возможность спастись.

Поэтому, уважаемый читатель, личная просьба: побудь с нами ещё…

Опубликовано 30 октября 2018г.

Статьи по теме: