Звонарь и салюты
Виктория Аникеева

Как хорошо держать пост в пределах ограды храма: среди братьев во Христе. Другое дело – на работе. Каждый год, как раз во время Рождественского поста я выхожу на сезонную работу по продаже салютов. Кто будет моими напарниками – всегда лотерея. В прошлом году помимо консультантов по салютам в нашем отделе были ещё и пожарные. Как же они ругались матом! Дня два мне понадобилось, чтобы объяснить им, почему не стоит утруждать женские уши «французским языком». Пожарные слушали мою пламенную речь весьма удивлённо, но в итоге пообещали перестать ругаться при мне. Через два дня заступила новая смена пожарных, и пришлось объяснять заново….

В этом году я опять открыла салютный сезон. Только уже в другом магазине и без пожарных. Вот и встретились в отделе салютов консультанты: студентка Лера, спортсмен Миша, пенсионер Матвей, мой ровесник Сергей, звонарь Дима и я, журналист. Ух, какой необычный состав! С первых же минут выяснилось, что половина из нас ходит в храм, кто-то даже держит пост. Ну надо же!

Первая неделя прошла вполне интеллигентно, все держали марку, как могли: приезжали на работу почти без опозданий. Оказывается, человек познаётся не только в беде, но ещё и в труде, и в усталости.

Однажды нам всем пришлось работать ночью: приехала большая партия новых салютов, нам надо было успеть выставить их к открытию магазина. Вот тут-то и стала открываться реальность: кое-как, наспех забив полки, кто-то сразу сбежал с рабочего места, кто-то не стал утруждаться убирать за собой мусор.

Не успела я оглянуться, как поняла, что остались только я и новичок Дима, звонарь, которого в этом году впервые занесло на салюты. Как же ему было тяжело! На фоне всех нас (продвинутых, опытных), он выглядел как инопланетянин: всё для него было впервые. Когда я под утро завершила работу со своей витриной и уже разогналась домой, то вдруг увидела Диму с пухлой пачкой ценников, он даже не обратился за помощью, просто тяжко вздохнул, и обречённо пошёл в сторону своей витрины, с которой на него смотрели салюты, на первый взгляд ничем не отличающиеся друг от друга. Я представила, как Дима будет ковыряться с этими ценниками, как потратит  вместо 20 минут 2 часа, и не смогла уйти. Расставляли ценники вместе. Он очень благодарил, но для меня в этом не было ничего особенного, - дело  привычное.

Прошла ещё неделя, усталость от 12-часового рабочего дня стала вылезать наружу. Кто-то начал сильно опаздывать, кто-то сильно рано сбегал с работы, но все по-прежнему делали вид, как будто ничего особенного не происходит. Только звонарь Дима и студентка Лера стойко держали вахту единственные из всех, не решались сбежать, а может, они просто боялись, что их однажды поймают…

Наступил роковой понедельник. К нашему отделу подошёл мужчина и попросил нас позвать консультанта Сергея – это приехал его начальник с проверкой. Мы тянули время, как могли, но позвать консультанта было невозможно – он спал дома. Позвонили, разбудили, сел в такси… А начальник уже бушует: «Нет его что ли? Выгораживаете вы его, да?!». Все наперебой бросились спасать Серёгу: «Да он на обеде» - сказал один. «Он пошёл делать ключ от шкафчика» - вступился второй, «Я ничего не знаю», - сказала я… Новенькая что ли? – пригрозил мне начальник, а потом расхохотался на весь отдел: «Версии-то у всех разные! Нет что ли на работе этого Серёги? Так и скажите!» Мы замерли. Потеряв терпение, Серёгин начальник пошёл прочь и только вдогонку бросил нам через плечо: «Ну-ну, Серёже передавайте привет». Мы остались одни, но по-прежнему боялись пошевелиться. Как только начальник скрылся за одной витриной, из-за другой вдруг вышел запыхавшийся Серёга! Ну надо же – они разминулись буквально на минуту. Сергей даже бросился догонять, но опоздал, уже не нашёл своего начальника в толпе. Вот так поспал… Потом Серёге был выговор. Следом ещё один, уже по телефону. Вот именно с тех самых пор Серёга твёрдо решил: всё, больше не нарушаю. Буду чётко соблюдать график минута в минуту.

Последующие два дня он действительно приходил вовремя. А вместе с ним и консультант Матвей, который тоже проштрафился: три дня не выходил на работу. В отделе поговаривали, будто Матвей запил, но точно никто не знал. Так вот, Матвей и Серёга решили взяться за всеобщее воспитание, раз они теперь приходят вовремя, то отныне и все так должны делать. Видимо, они довольно долго и жарко обсуждали это между собой, потому что к тому моменту, когда я появилась на горизонте, они уже закипали. Ничего не зная об этом, я плелась на работу, опаздывая на 2 часа. Мне можно, у меня вчера была ярмарка, я вообще еле живая, сам выход на работу уже считается подвигом, - оправдывала я себя, подходя к отделу.

- Ты где была!? У тебя во сколько рабочий день начинается?! Мы что тут – козлы отпущения что ли? Должны за всех работать, да?!

Я сначала впала в ступор. Потом сделала глубокий вдох, поставила рюкзак на пол, открыла рот – и понеслось… «Это не тебя ли мы совсем недавно выгораживали, Серёжа? Это не ты ли в тот роковой понедельник пришёл к обеду?! Что сегодня у тебя случилось?! Новые правила у нас теперь появились?» Я думала, покупатели будут разбегаться от ужаса, а получилось наоборот: они с любопытством слушали и не могли понять: что не поделили между собой эти консультанты по салютам?

И только звонарь Дима, в этой буре эмоций и оскорблений смог сохранить трезвость ума, спокойствие и вежливость. «Ребята, прекратите. Ну что же вы… Зачем так?! Ну, всё, успокойтесь». Я  наконец-то остановилась, попила воды, села на табуреточку и впервые вспомнила, что вообще-то сейчас рождественский пост.

Вот тебе и православные – вдвоём на меня одну накинулись. А я, конечно, тоже хороша, опоздала. Да и молчать совсем не умею, быстро нашла, что ответить… К обеду пришёл спортсмен, на него эмоций уже не хватило, Матвей и Серёга пожурили его, а потом вместе с ним же дружно пошли в курилку. Дааа, у мужчин свои разборки и своя мужская солидарность. Они так быстро вышли из конфликта. В который раз ловлю себя на мысли, что женщина может быть куда более жестокой, чем мужчина… От этого становится горько…

Приближался важный для меня день – крестины. Но прежде я должна была посетить «огласительную беседу» - это беседа со священником для тех, кто готовится стать крёстными (или например, для тех, кто собрался венчаться). Как ни крути, а пришлось прямо посреди рабочего дня уйти на несколько часов «на обед». Было страшно сбегать с рабочего места, но пропустить или перенести это важное событие я тоже не могла. Итак, встреча назначена, бегу. От магазина до платформы. Ускоряя шаг, влетаю в электричку и удивлённо прокручиваю в голове: странно, почему-то не было турникетов… Сижу в вагоне, нервно считаю остановки, ну, вот и моя. Выхожу на платформу, времени – как раз добежать до маршрутки, только бы не опоздать… О, вот и турникеты, уже на выход. Прислоняю свой проездной, но он не срабатывает. Может, плохо приложила? Не веря глазам, прислоняю снова и снова, но турникет не поддаётся, не выпускает. Время уходит. Я подбегаю к женщине контролёру, показываю свой проездной, говорю: здесь что-то не так, у меня много поездок! Женщина, окинув меня суровым взглядом выдаёт: «Билет надо было покупать! Вот и не выпускает». Я показываю свой проездной, говорю да есть, есть у меня билет, просто на станции «Болшево» почему-то не было турникетов… «Всё там было. Вам надо было найти аппарат, который продаёт билеты и пройти. А теперь покупайте билет заново».

«Заново?! Вы издеваетесь! Откройте мне эти двери! Что я нарушила, у меня есть проездной, просто он почему-то не срабатывает! Я опаздываю! Ну же…»

Женщина ушла в свою будку. Я осталась одна… В отчаянии возвращаюсь на платформу. Ну, раз не пройти цивилизованным способом, значит, где-то ещё должна быть лазейка! Я опаздываю, уже очень опаздываю! Надо что-то делать… Нахожу на платформе самого, на мой взгляд, отвязного пассажира: молодой, с рюкзаком, с проколотым ухом, с крашеными волосами. Подхожу и от досады буквально кричу: «Скажи, как отсюда выйти?! Турникеты не выпускают меня». Парень удивился, но быстро нашёл, что ответить: «Ну… выход только один – по шпалам…» Он указал рукой вниз, в сторону огромной паутины железнодорожных путей.

Моя решительность тут же растворилась. Меня охватил страх от одной только мысли, что мне придётся ТУДА прыгать, рисковать своей жизнью, а потом переходить так много путей…

Я сникла. Обречённо поплелась к той суровой тётушке, к турникетам. Парень почему-то тоже пошёл за мной. Ну, думаю, и он всё никак не мог решиться прыгать или нет. В итоге благоразумие взяло верх, будет тоже покупать билет на выход. Я спрашиваю у тётушки контролёра сколько будет стоить билет, а она мне называет обычную стоимость проезда плюс 200 рублей.

Что?! Какие ещё плюс 200 рублей?! Вы с ума сошли? У меня есть проездной! Ладно, мне нужен только билет на выход, с какой стати вместо 20 рублей я буду платить 220 рублей, что за беспредел?! Тут активизировался парень, спрашивает тётушку: «Как купить-то билет? Что тут нужно нажимать в терминале?» Тётушка выбрала выгодную позицию – закрылась в будке, игнорирует нас. Парень кричит ей, она не торопится. Я взрываюсь в эмоциях, говорю: «Вот устроили тут бизнес! А люди должны платить по 200 руб. на ровном месте, да моя ли это вина, что на станции нет турникетов?!» Парень молча слушает и целеустремлённо давит на кнопки. Вижу, он тоже покупает билет от станции Болшево. Сочувствую ему. Вон, сколько людей здесь наловили по 200 рублей. Один момент, и у парня наконец-то получилось: вылезает из терминала заветный билет на выход. Видимо, парень решил не тратить нервы, заплатил за выход и свободен. Он берёт свой билет, подходит к турникетам, и говорит мне: «Нате вот, возьмите, это вам». Я теряю дар речи! Беру билет, киваю головой, улыбаюсь, и наконец-то выдавливаю из себя: «Ого! Вот это да! Спасибо! Огромное спасибо!!!» Это всё, что я успела сказать ему на бегу. Вот если бы перемотать, я бы сказала, что он настоящий мужчина! Что он мой герой. Что он спас меня и важное событие, на которое я так усердно мчалась… Теперь я уже ничего этого не смогу сказать ему. Оставлю хотя бы здесь эти важные слова о том, что я встретила настоящего мужчину: молодого, с рюкзаком, с проколотым ухом, с крашеными волосами, но способного совершать благородные поступки, умеющего принимать на себя ответственность. Быть может, он даже не знает, что такое «рождественский пост», но поступил очень по-христиански. В память об этой Встрече, я храню тот самый билет за 220 рублей.

Что было потом? Я умчалась с платформы! Села в  маршрутку. Потом бежала до храма. И в итоге успела! Беседа состоялась. Ровно через неделю я снова приехала в этот храм и стала крёстной мамой. Какая радость!

А пост всё идёт. И я по-прежнему продолжаю ходить на свою салютную работу.

За это время Матвей опять внезапно пропал, а вместе с ним и рабочий планшет. Все, кто считал, что Матвей выпивает, утвердились в этом окончательно. Стали поговаривать, что и планшет он уже пропил. Я просто молчала, думая: «Какой ужас!» И только Дима звонарь, вместо того, чтобы осуждать, начал действовать – он, сколько мог, дозванивался Матвею, чтобы разузнать, что же случилось и чем помочь? Чем помочь! Какое спасительное предложение, почему же оно не пришло в мою голову? Я уже почти поверила, что кража планшета – это правда… А Дима не такой, Дима смог дозвониться! Он узнал, что Матвей планшет не забирал, но ему уже сообщили, сколько дней он будет бесплатно работать, чтобы возместить ущерб.. . Какой-то беспросветный мрак… Дима и тут не сдавался, успокоив Матвея, он принялся за дело, осмотрел одну витрину, вторую, третью… Он упорно искал. Через несколько часов стало понятно, что всё напрасно. Тогда он подошёл к кассиру и спросил:

- Может, хоть вы знаете, где планшет?

- Какой планшет?

- Вот в этом шкафчике лежал, у вас, у кассиров.

- А! Так здесь ничего не может лежать, это абсолютно новая касса.

- Как новая?! А где же старая? Там должен быть наш планшет!

Тут уже и Диме поплохело…

- Сходите на стойку информации.

Кассир развела руками, а Дима пошёл! И вернулся с планшетом. Оказывается, ночью, при замене касс действительно наши планшет Матвея и, как полагается по инструкции, отдали его на стойку информации, до выяснения обстоятельств, а нам в отдел, конечно, ничего не сообщили! Дима всех спас! Как он верил Матвею, как искал! И ведь нашёл!

На следующий день мы все наконец-то увиделись на работе полным составом. Да, от Матвея пахло спиртным, но он был как ребёнок счастлив, что его миновала беда. Он так благодарил Диму и так радовался. Серёга же, который совсем недавно бушевал и выстраивал дисциплину, вдруг посмотрела на звонаря и сказал ему: «Ну, Дима, ты святой человек». Вот такой вот новичок в этом году в салютах.

Рабочий день подошёл к концу. Я засобиралась домой – снова мне придётся ехать на электричке. Пришла на станцию заранее, спрашиваю:

- Что случилось с моим проездным? Я столько бед с ним натерпелась.

- Ничего особенного, - отвечает кассир. – Просто у вас закончились поездки.

Ну, дела! Вот теперь всё встало на свои места. Покупаю новые 10 поездок. Подхожу к турникетам, хочу приложить проездной – да не тут-то было – поток людей только что вышел из соседней электрички и хлынул мне навстречу. Я только хочу пройти, но кто-то другой, быстрее меня прикладывает свой билет, турникеты открываются в его сторону. Я снова пытаюсь пройти, а там опять люди. Два, три, четыре человека… Огромная, непрекращающаяся толпа. Я прихожу в отчаяние. Так я с вами опоздаю на электричку! Вдруг замечаю, что парень напротив меня, доставая билет – замешкался. Ловлю момент, победоносно прикладываю свой проездной, и турникеты наконец-то распахиваются в мою сторону. Парень застыл. Только сейчас понимаю, что я даже не дала ему возможность уступить мне. Сама освободила себе проход. Взяла напором, силой, вместо того, чтобы поднять глаза и объясниться взглядом…

Тикают последние денёчки Рождественского поста. До святого человека, конечно, ещё очень далеко.. . Вот бы научиться хотя бы ловить себя на том, где оступилась. Признаваться себе в своей неправоте, жестокости и маловерии. Вот бы научиться желать исправления, как утоления жажды. Вот бы научиться радоваться каждому дню поста, и благодарить за каждую Встречу!

Опубликовано 27 декабря 2019г.

Статьи по теме: