Как я сгорела на работе
Виктория Аникеева

Начало истории Виктория Аникеева. Так усердно светили, что сгорели дотла

Возобновляя разговор о выгорании, которое сегодня встречается все чаще и чаще, я напомню, что не являюсь специалистом в этой области, я лишь делюсь тем, через что прошла сама лично, причём дважды.

Когда случилось моё первое выгорание, я понятия не имела, что это такое. И тем более не хотела признавать, что со мной что-то не так. Я случайно собралась в Италию, для этого надо было взять отпуск, которым я давно уже не пользовалась, и думала: зачем он мне вообще нужен? Работы невпроворот, а я тут какую-то Италию придумала. Но я решила так: если отпустят – поеду, если нет – значит, не судьба. Надо отдать должное моей руководительнице – она, отпуская меня, трезво осознавала, что на период моего отпуска ей придётся работать за нас двоих, и она добровольно пошла на это. На тот момент никто из нас обеих даже не догадывался, что я вернусь из Италии другим человеком…

То, что я буду рассказывать дальше, можно смело назвать «работой над ошибками», я попробую перечислить «сигналы выгорания» так, чтобы вам легко было их распознать, когда вдруг неожиданно встретитесь. Счастлив тот человек, который может себе позволить учиться на чужих ошибках, он узнаёт всё в теории, не травмируя себя. Так что можно сказать, что вы сейчас будете читать чужой дневник (с разрешения, разумеется).

Выгорание настигает внезапно

Да так неожиданно, что он и сам первое время отказывается этот факт признавать. К выгоранию невозможно подготовиться, его лишь можно пытаться предотвратить, но с этим повезло не всем, а лишь единицам, которые честно признались себе, что от этого никто не застрахован, и однажды это с ними тоже может произойти. И что они тогда будут делать? В общем, думаю абсолютно каждому человеку полезно размышлять на эту тему.

Давно не были в отпуске? Рискуете!

Теперь я убеждена, что выгоранию больше всего подвержены те люди, которые из раза в раз отказывают себе в отпуске, ссылаясь на то, что работы вагон, сроки горят, напарника нет, «на кого я всё это оставлю?!» Конечно, я не смогу вам ответить на все эти вопросы, проблем много, а вы – один. Но ведь и здоровье-то у вас – тоже одно. И если уж посмотреть правде в глаза, вы всё равно всех дел не переделаете, тем более в одиночку. Пожалуйста, пусть это будет не только вашей личной проблемой, но и вашего руководства. Садитесь, разговаривайте. Не молчите, не носите в себе. И кстати, отпуск, он ведь всегда будет несвоевременным. Идеального времени для него не существует. Так что просто заведите себе такое правило: отпуск пришёл – надо гулять! Не откладывайте его, поезжайте! Пусть даже в данный момент не понятно куда ехать, и билетов нет, всё равно не сдавайтесь. Поймите отпуск – это святое, отпуск - глоток кислорода, без которого вы неизбежно «загнётесь». Вам всё ещё сложно поверить в это? Тогда читаем дальше!

Не хочешь в отпуск? Значит, ты становишься зашоренным.

Зашоренный человек сам создает себе рамки и отказывается воспринимать мир вне рамок. Человек так «вдаряется» в работу, что уже не может остановиться или хотя бы сбавить темп, отдышаться. Ему начинает казаться, что работа – это и есть самое важное в нашей жизни. Это сейчас я умная, а тогда я в два счёта готова было отказаться от отпуска, мне просто повезло, что начальство оказалось понимающим и отпустило меня отдыхать в ущерб рабочему процессу и себе лично.

Если ваша жизнь выглядит так: работа-дом-работа, то вы рискуете потерять себя.

Понимаете, помимо работы, должна быть Жизнь! Ваша личная жизнь. Даже если нет семьи, но ведь есть друзья, и есть хобби. Так много всего есть, но со временем работа это вытесняет на второй и третий план, а потом ты прощаешься с этим навсегда. Как бы часть тебя – отмирает. Это ужасно звучит, но это действительно так. Помню, как одна координатор рассказала мне однажды, что когда она разговаривала по телефону с подопечной мамой, та сказала ей: «Ой, ладно, я тороплюсь, мне пора идти на встречу одноклассников, до свидания». Координатор положила трубку и с ужасом подумала: «А я-то уже давно не хожу ни на какие встречи и в кафе. Только работа-отчёты-работа. Скорей-скорей, быстрей-быстрей, всё успеть, потому что мы работаем в режиме многозадачности».

Признаюсь, по началу я и сама испытывала восторг от того, что стала такой продвинутой. До работы в благотворительности я как будто пребывала в каменном веке. Но цена этих навыков оказалось слишком велика – я добровольно отреклась от себя. Я не смогла вовремя остановиться. Я до сих пор вижу, как мои коллеги продолжают этим грешить. Зовёшь их по старой дружбе погулять, чай-кофе попить, а тебе в телефоне уставший голос говорит: «Устала, не сегодня. Такой тяжёлый день был» Потом я стала мудрее, я стала приезжать к бывшим коллегам домой, что называется с доставкой на дом. Даже кофе из Макдоналдса привозила. Первое время помогало, но потом и это перестало действовать: «Вик, всё лень. Дома бардак. Я не хочу ничего убирать. Хочу просто лежать. Прости». Я не обижаюсь, я как никто другой понимаю, и самое ужасное, что я знаю, чем это закончится… Поэтому не устану вам повторять:

Не отказывайте себе во встрече с друзьями и родными. Берегите традиции

Это ваш последний мостик и ниточка. Откажетесь от них - останетесь совсем одни. Они вас, конечно, простят за эту «долгую командировку», но навёрстывать придётся очень много. Одна сотрудница, которая больше года работала в благотворительности, потом уволилась, и через неделю у неё спросили: «Ну, как ты?» А она ответила: «Я потихонечку разгребаю своё пепелище»… Это очень болезненный процесс… И, кстати, оказывается, что рабочие проблемы всегда легче решать, чем свои домашние. Именно поэтому мы откладываем их на потом. Не знаю, почему так. Но такое есть! Подумайте над этим….

Итак, мой отпуск. Мы прилетели в Римини, и я уже сижу в автобусе. Путешествие моё называлось «Вся Италия», подумать только за 9 дней мы должны были увидеть в прямом смысле всю Италию! Каждые 2 дня – новый отель, в день по несколько новых городов, очень много где надо идти пешком. Удивительно, но на моей работе все, кроме меня одной, понимали, что я явно не туда поехала отдыхать, что это слишком активный отдых, а мне нужен «овощной отпуск», так чтобы лечь и лежать. Увы, до меня это слишком поздно дошло… И ещё меня до последнего момента мучила совесть за то, что я «свинтила» в отпуск, взвалив свою нагрузку на других. А о самой себе я даже не думала.

Автобус, в который я зашла, был наполнен молодёжью, которая вырвалась на свободу, все радовались, шумели, а я неосознанно, на автопилоте поплелась в самый конец автобуса и села одна! Рядом с собой я положила рюкзак, чтобы никто не подсел ко мне. Почему я так сделала? Вокруг была куча моих друзей, а я зачем-то выбрала одиночество. Прислонив голову к стеклу, я вдруг стала думать об этом. Автобус тронулся, пейзажи, мелькавшие за окном сменялись один другим, но мне было не до них, меня как током ударила мысль: я очень давно уже не прислушивалась к самой себе, к своим чувствам, что ношу я там внутри себя? Пустоту!!! По лицу потекли слёзы. Только то, что в автобусе находились мои друзья, позволило мне не стесняться своего поведения. Я ехала, рыдала и вспоминала о том, как провела свои последние полгода. Они пролетели, как миг. Я столько всего пережила! Столько важных дел переделала! Столько трудностей прошла! Не буду лукавить. Тревожные звонки были и раньше, я за эти полгода несколько раз ловила себя на мысли «всё, сил нет», но сразу же отгоняла эти тревоги подальше, заставляла себя быть сильной и приговаривая «соберись, тряпка». И как танк ломилась вперёд.

В такие моменты я рассказывала своим подругам: представь, я думала, силы у меня уже кончились, а ведь если поднажать, второе дыхание открывается. Я думала, это уже дно, а за ним оказывается есть ещё одно. Глупая! Я тогда не знала, что уже залезаю в «кредит», что расходую те запасы жизненных сил, которые накоплены были годами, а я как блудный сын, беззаботно расточаю их направо и налево, думая, что они не иссякнут никогда. Я ошибалась…

Пережив первое выгорание, и вновь собравшись на работу в благотворительность, я рассуждала: «Ну что, раз меня на той работе хватило больше, чем на год, значит на этой работе, на ближайшие 12 месяцев силы мне обеспечены». А вот и не так! Меня хватило только на полгода. Логично же. Если ты перестал класть деньги в копилку, откуда они сами там появятся? Если я перестала заботиться о своём здоровье, с чего это оно будет в порядке?

Всё те же пейзажи мелькают за окном, но мне не до них. Всё те же пассажиры в автобусе шёпотом говорят друг-другу: «Это точно Вика? Что это с ней? Никогда её такой не видел!» Я очень благодарна друзьям, что они не потревожили «мой покой», что дали мне возможность наконец-то побыть наедине с самой собой.  Задавать в лоб вопросы, от которых я давно уже бегала, и честно себе на них отвечать. Ничего не помню из того длинного автобусного путешествия, что там было за окном?  Только помню, что я неожиданно, но во всей полноте ощутила, что сил у меня нет никаких, а я даже и не догадывалась об этом. Думаю, если бы я не уехала в Италию, то уехала бы прямо с работы на скорой, от нервного срыва и истощения. Я была на пределе. Случайность спасла меня. Но я очень злилась на себя за то, что так безрассудно расточила свой внутренний ресурс, как ребёнок поражалась тому, что каждый раз открывается всё новое и новое дыхание, не понимая, что за это придётся поплатиться здоровьем.

На второй день я ожила. Сначала я просто начала разговаривать с людьми, осознавая, что улыбаться я пока что ещё никому не хочу. Как это ценно: когда можно быть самой собой! Люди на полном серьёзе думают, что с живчиками и бодрячками вроде меня выгорания никогда не случится, а оказывается, никто от этого не застрахован. В общем, ещё через пару дней я начала шутить и улыбаться. Помню, как мне физически тяжело было преодолевать весь пеший маршрут, который был запланирован на день. И всё-таки мне повезло, в самый тяжёлый момент прозрения рядом со мной были друзья, их дети, солнечная Италия, вкусное мороженое и то, что гид была в положении – меня спасло от героического марш-броска. Это чудо, что в этот раз руководитель нашей группы умерила свои туристические амбиции. В общем, поездка всё-таки удалась.

Что еще важно? Хорошо бы, чтобы в вашем окружении, был взрослый человек, всегда готовый вас поддержать, и принять вас таким, какой вы есть. Лично для меня таким человеком оказался священник, но это, конечно, не обязательно, чтобы именно священник. Любой взрослый человек, а главное, чтобы он был таким, что честно скажет вам всё, что он о вас думает. У меня в своё время на работе была коллега, которая, стоя на пороге нашего кабинета и видя, что я работаю седьмой день подряд, говорила: «Ох, доиграешься, Аникеева. Нельзя же так! Вот вспомнишь мои слова. Отдыхать обязательно надо». Жаль, что я тогда её не послушалась…

Сидя всё в том же автобусе, на обратном пути домой, я сама села рядом со священником, который знает меня уже несколько лет. Он видел меня в разных состояниях, но чаще всего как супер-мега активного и жизнерадостного волонтёра. В этот раз я была совсем другим человеком. Но мне не пришлось много ему рассказывать. Он сам всё видел, чувствовал и очень сильно за меня переживал. И опять-таки как же важно, что он не стал навязывать мне свою помощь, а лишь дал мне понять, что в любой момент готов её оказать. Всё. Никто не лез мне в душу и не учил жить - это было так ценно. Все эти дни я, конечно, видела его тревожный взгляд, мне просто нужно было время, чтобы набраться решительности и честно напрямую спросить: «Что скажете?» Ох и крепким был ответ! Хорошо, что я к нему готовилась. Прежде, чем я его озвучу, я хочу, чтоб вы понимали, какая атмосфера царила вокруг меня, моей работы, что об этом всём думали мои друзья и знакомые. Потерпите ещё секунду и представьте, что там в России, дома, говоря о моей работе люди испытывали только одну эмоцию: восхищение. Потом шло уважение. Потом даже сочувствие. Но в целом, даже те, кто понимал, что им такая работа не по силам, говорили: «Ну ты молодец! Мощная! Это же так важно! Восхищаюсь, нет слов! Большое дело делаете!» Сейчас, сама для себя я это называю так: тщеславие. Именно от него я не могла добровольно отлепиться. Как это так, такое доброе, нужное дело, да и я благодаря этому стала такая молодец, как это я всё оставлю и уйду?! И на кого я всё это оставлю?!

В общем, есть ещё одно слово - престиж. Оно ужасное, конечно, но это правда приятно – быть причастной к столь масштабному доброму делу.  И ощущать себя неотделимой частью его. Можно так увлечься, что саму себя потеряешь. Уже не понимаешь, что к чему. Это я. Сижу смотрю на священника. Жду ответ. А он выдержал паузу, и вместо всеобщего «ты молодец» сказал мне только одну фразу: «Бросай свою голимую работу!» Я была в шоке. Понимаете, это не просто какой-то взрослый дядя сказал, это сказал священник. Первую секунду у меня ком в горле встал, а потом было желание оправдываться, защищать, а потом полились слёзы, и я так ничего и не смогла возразить. А священник и не настаивал. Он лишь добавил, что девушка не должна работать на износ. Мужик, да он может себе это позволить. А девушка – нет. Она должна себя поберечь. А работодатель, видя, что человек загибается, должен пересматривать условия труда, не знаю как именно... ну, например, дополнительных сотрудников набирать, ещё что-то предпринимать, но не делать вид, что ничего не происходит. Всё. Больше он мне ничего не сказал. По-отечески приобнял и не ждал от меня никаких обещаний.

Дальше самолёт. Дорога домой. На работу я вернулась, как домой. Я и не собиралась сжигать мосты. Зёрнышко, которое он посеял во мне, само проросло. Меня хватило ещё на месяц, а потом я вызвала начальницу на тет-а-тет. Всё развивалось слишком быстро. Я всех огорошила своим решением.  Помню, моя руководительница мне сказала: «Вик, меня вызывают на тет-а-тет в одном случае - сообщить о беременности». Как вы понимаете, это был не мой случай. Вспоминая всё это, я думаю, ужас какой: отпускай после этого людей в отпуск. Но это правда нужно. Не только для того, чтобы сотрудник физически отдохнул, но и, в первую очередь, чтобы встретился с самим собой. Никто меня не обвинял, не обличал, видно было, что всё это резко, внезапно, мне даже стыдно было, что я так всё разрушаю, в какой-то момент я сама готова была зарыдать от обиды, что всё так заканчивается. Но я благодарна. Искренне благодарна своей начальнице за поддержку и понимание. Представляете, она точно в цель задала мне только один честный вопрос: «Я так понимаю, ты уже окончательно приняла решение, и нет смысла тебя отговаривать?». Я сказала «Да». И мы молча вышли из переговорки. В прямом смысле закрыли дверь.

Продолжение читайте Виктория Аникеева. Выгорание близко

Опубликовано 18 сентября 2017г.

Статьи по теме: