Универсальная мама
Мария Берова

Продолжаем цикл бесед о социальном служении Марфо-Мариинской обители. Сегодня в гостях у портала «Наследник» –  Анастасия Владиславовна Пелячик, руководитель «Центра семейного устройства для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», мама, детский педагог, психолог, ведущая лекций в Школе приемных родителей.

Одна из самых страшных картин в семейной жизни – это пьянство.  Пьющая женщина теряет внимание супруга, становится одутловатой, неряшливой, беспомощной, иногда агрессивной. Теряет авторитет в семье, в обществе, губит карьеру и дитя. Да вдобавок еще муж со своими «интересами», претензиями, нелюбовью… Пьющий муж, когда-то крепкая опора семьи, становится неадекватным и невостребованным… Жизнь превращается в хаос, и среди этой сутолоки барахтается ребенок – беспомощный, жалкий, одинокий. Он грустно смотрит на счастливые пары молодых семей с детьми на улице и, как и всякое дитя, хочет тепла и ласки. Семья, как подрубленное дерево, теряет корни.

Другая, и более опасная ситуация – насилие. Это когда папа бьет маму, а мама, уставшая от ежедневных скорбей, кричит и срывается на детей, и зачастую, тоже бьет их.

Примеров разрушения семьи множество. И каждый раз от этого страдает ребенок. Он ни в чем не виноват, но, вкусив в нежном возрасте горечь родительских отношений, навсегда запечатляет это в своем сердце.

Центр семейного устройства для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей при Марфо-Мариинской обители – организация, призванная оказывать всестороннюю помощь семье, воспитывающей приемного ребенка, предоставлять комплексное сопровождение замещающей семье и семье в кризисе, содействовать укреплению семьи, предотвращать отказы от детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

На основании приказа Департамента труда и социальной защиты населения г. Москвы Центр семейного устройства является уполномоченной организацией на осуществление отдельных действий как орган опеки и попечительства. Это обучение возможных кандидатов в опекуны и усыновители в Школе приемных родителей, сопровождение замещающих семей, социальный патронат кровных семей.

– В нашей стране очень много социальных сирот, – говорит Анастасия Владиславовна Пелячик. – Тех, у которых родители живы, но ведут такой образ жизни, что ребенку жить с ними опасно. Эти дети пережили голод, побои, насилие, и это оставило необратимый след в их душе, который отразился как на их поведении, так и на эмоциональных реакциях.

– С какими проблемами сталкиваются родители, когда принимают ребенка?

– Основная проблема – это проблема адаптации, когда родители начинают привыкать к ребенку, а ребенок начинает привыкать к родителю. Адаптация, как и любое развитие, проходит определенные этапы, причем схожие у всех. Сценарий прохождения этапов один тот же. Вначале все очень стараются, у всех эйфория, все хотят друг другу понравиться. А потом люди больше не могут притворяться кем-то другим, перестают терпеть и предстают перед глазами друг друга такими, какие они есть. Этот этап называется «Уже не гость». И тут начинаются трудности, потому что родители предъявляют требования, объясняют, как принято у них в семье, чтобы ребенок вписался в эту систему устоявшихся правил, а ребенок против этого протестует. Во-первых, потому что ему такая система не знакома и не близка, он привык к совсем другому взаимодействию, а во-вторых, потому что ему очень страшно: он начинает привязываться к своим опекунам, у него есть уже опыт потери и поэтому он боится кого-то полюбить и кому-то довериться и, таким образом, начинает отталкивать. В этот момент мы слышим тексты: «я не просил меня забирать», «верните меня обратно в детский дом, мне там было лучше», «я тебя ненавижу! что ты от меня хочешь?», «ты мне не мать!» и т.д. Это очень обидно и болезненно, потому что, изначально, у всех установка сделать мир лучше, помочь ребенку и, когда ты слышишь, что не только не помогаешь, но, наоборот, ему плохо с тобой, руки опускаются.

– Что может помочь в такой ситуации?

– Ребенку поможет мудрая реакция взрослого. То есть если взрослый не будет впадать в состояние аффекта и кричать, биться, толкаться и кусаться в ответ. Если он сможет отнестись к этому с терпением и пониманием, ребенок рано или поздно расслабится. Первое, что должен помнить взрослый – это не навсегда, этот период конечен, этот период нужно просто перетерпеть.

Вторая мысль, которая должна поддержать родителя – это то, что все идет по плану, это значит, что они начали сближаться, и их семья для приемного ребенка стала реальной семьей.

Третье – это обязательно надо обратиться к кому-то со стороны, извне, за помощью. Надо пойти на исповедь к батюшке, надо поговорить с собственными родителями или супругами, друзьями. Надо найти семьи, которые уже пережили это все, с которыми можно поделиться своими переживаниями, послушать их опыт. Четвертое – любой родитель – это дающий. Дети слишком беспомощны и эмоционально, и физически, а родитель постоянно является спонсором, спонсором положительных эмоций, спонсором информации, спонсором материальных благ. То есть он все время дает, дает, дает. Но давать можно, только если твой кувшин полон. Нельзя из пустого кувшина наливать всем просящим попить компота. Нету там никакого «компота». Поэтому для родителя очень важно не забывать о пополнении своих ресурсов, заботиться о себе. Мы так энергично служим нашим детям, что забываем, о том, что нам тоже надо отдыхать, кушать хорошо, получать положительные эмоции, читать интересные книжки, ходить в кино, встречаться со своим супругом и ходить на свидания, не забывать своих друзей, покупать себе какие-то бессмысленные вещи, материальные блага, которые будут радовать нас эмоционально. Надо оставаться хотя бы раз в день не меньше чем на полчаса с самим собой, и это должно быть не время для мытья полов, а возможность восстановиться: погулять по лесу, почитать книжку, посмотреть картину, остаться наедине со своими мыслями и чувствами. Это как психогимнастика. Если этого не делать, то человек опустошается и больше не в состоянии отдавать никому. А ведь дети без нас, дающих, пропадут. Поэтому очень важно помнить о своих силах, помогать себе, для того, чтобы у нас были силы помогать детям.

Социальное сиротство в России – вещь популярная. Однако, если посмотреть официальную статистику, то количество детей, оставшихся без попечения родителей и детей-сирот сокращено. По словам Павла Астахова, число детей-сирот в Федеральном банке данных (ФБД) за последние 5 лет сократилось почти вдвое. Так, например, в 2011 году их было насчитано 128 тысяч, но в 2016 стало вдвое меньше: всего 70 тысяч человек1.

– Наша установка – поддержать приемную семью, не дать ей сломаться, научить ее радоваться, видеть хорошее, уметь не уставать, не опускать руки, а идти дальше, даже когда возникают проблемы. А проблемы, разумеется, возникают. Если ребенок долгое время провел с девиантными родителями, с пьющими родителями, или если он долгое время находился в специальном учреждении, то у него появляется целый комплекс вредных привычек, которые, конечно же, любого взрослого шокируют. С этим очень трудно мириться, трудно прощать, терпеть… Непонятно, что делать, если ребенок ворует, дерзит, врет. С этими проблемами к нам приходят наши состоявшиеся замещающие семьи, и мы с ними работаем.

– А как именно вы с ними работаете?

– Есть традиционные методы взаимодействия: психологическое консультирование, групповой тренинг, родительский клуб, который направлен на поддержку семей, где родители друг с другом делятся опытом, поддерживают друг друга информационно и эмоционально, а есть и нетрадиционные. Это наши пилотные проекты, которые мы запускаем в свет. Мы ищем различные варианты, что будет эффективнее, в чем будет большей востребованности, и один из таких проектов – «Каникулы для мамы», которые мы организуем на базе второго подворья Марфо-Мариинской обители в деревне Владычня Тверской области. Там стоит огромный деревенский дом, куда приезжают наши приемные семьи. На природе у мамы есть возможность отдохнуть от быта, не готовить и не убирать, а у ребенка – пройти психологический тренинг, реабилитацию, пообщаться с психологом, или педагогом-дефектологом.

Детки у нас разные, очень много деток в наших семьях с особенностями, с ограниченными возможностями. Мы устраиваем тематические выезды, к примеру, на три дня, где воспитываются «солнечные» дети – дети с синдромом Дауна. Там с такими детками работает олигофренопедагог, а с мамами работает психолог для взрослых, который пытается их поддержать. Таким образом отдых становится полезным и для ребенка, и для мамы, т.к. самая главная задача этого проекта – это совместное проживание положительных эмоций. Потому что потом, когда наступают «темные времена», очень важно иметь в копилке воспоминаний ту радость, когда вместе ходили на ручей и искали бобров, жарили шашлыки, а, может быть, и парились в бане. Это обычный деревенский дом, где есть возможность на природе максимально приблизиться к сельскому быту и в совместных радостях провести время.

А еще в Центре действует родительский клуб (Клуб приемных родителей) – мероприятие, организуемое раз в месяц для проведения лекций, тренингов, аудиоспектаклей, которые помогают найти общий язык с детьми.

– Расскажите о Ваших детях.

– Они занимают центральное место во всей моей жизни. Я многодетная мама, у меня 10 детей. И это – главное дело в моей жизни. И даже то, что я работаю психологом – это не только моя собственная блажь и потребность, – это еще и во многом работа ради моих детей, потому что для детей подростков очень важно, чтобы мама работала, а не была обслуживающим персоналом. Чтобы мама была женщиной, которую ценит большой мир, которая нужна в большом мире, которая приносит где-то пользу. Пример такой мамы обязателен, иначе они неправильно формируют образ работающего человека, неадекватно начинают относиться к женщине, к ее месту в мире, и совершенно обесценивают роль мамы. Они перестают ее уважать, ценить. Для подростков вообще тенденции к обесцениванию очень велики, а тут, если мама еще и не работает, то отношения между мамой и подростком разрушаются. Поэтому я работаю не только потому, что мне это доставляет радость, но еще и потому, что я понимаю, какую пользу я тем самым приношу детям. Они знают, где я работаю, они часто приходят ко мне на работу, они видят, что я нужна и востребована, и они мне помогают. То есть, через мою работу они учатся заботиться обо мне, и для меня это отрадно.

Крепкая семья – это не только отрада и фундамент общества, но и как малая Церковь –  опора Государства, мира и любви. Без крепкой семьи нет защиты, нет уверенности в завтрашнем дне. Семья должна быть везде: в рабочем коллективе, среди одногруппников alma-mater, в стране, в Церкви. Без этого нет силы и несокрушимости народа. Когда мы едины – мы непобедимы, потому что наша сила – во Христе. Христос воскресе!

Источник: http://philanthropy.ru/opinion/2016/04/08/36498/

Опубликовано 25 апреля 2018г.

Статьи по теме: