Лабиринт. Шаг 6. Равно ли добро злу?
Александр Бабицкий

Прошлые статьи серии:

Шаг 1. Кто такой человек?

Шаг 2. Хороша ли наша жизнь?

Шаг 3. Есть ли добро и зло и при чём тут мы?

Шаг 4. Способен ли человек исправить мир?

Шаг5. Способны ли мы исправить себя?

Все вопросы, которыми задаётся человек, – это ветви и листья, отрастающие от общего дерева. Его корни – стремление понять, что такое добро и зло, а затем выразить понятое и непостижимое. Именно все вопросы, включая бытовые: ошибочно полагать, что повседневные проблемы «по ситуации» имеют меньшую нравственную подоплёку, нежели философские размышления. Как раз в житейских обстоятельствах куда живее и острее ощущаешь, что такое добро и зло, чем при скрупулёзном изучении проблемы в трудах различных мыслителей. Куда больше о добре и зле узнаёшь, когда выбираешь, бросать или не бросать камень вслед окатившему тебя водой из лужи автомобилю; делиться сваренным борщом с соседкой либо всё же припомнить невозвращённый ею коробок спичек и не делиться.

Без внесения ясности в ключевой вопрос любого мировоззрения наше мысленное путешествие к порогу веры станет лишь абсурдной тратой времени, сил и воображаемых подмёток ума и сердца. От работы над нелёгкими вопросами ум и сердце человеческие изнашиваются и ветшают, потому их необходимо ценить и тратить только на несомненно важное. Такое, как получение ответа – равны ли между собой добро и зло? Уравновешивают ли они чашу весов мироздания, временами колеблясь, но каждый раз восстанавливая баланс? Являются ли они составляющими единого целого, противоположно заряженными и потому обеспечивающими существование всей системы, вырабатывая в этом взаимодействии-противостоянии энергию жизни, создавшую всё и питающую всех?

Или соотношение между ними отличается от нейтрального «50 на 50» в ту или иную пользу, разделяя картину мира на правую и левую стороны, на высоту и бездну, на то, что правильно и неправильно? Не торопись, читатель, если вопрос показался тебе детским. Вспомни если и не всё много- и разнообразие религиозных верований, этических систем, политических и общественных идеалов, то хотя бы наиболее известные и распространённые из них – и обнаружишь, что первоначальной точкой их расхождения является отношение именно к этой проблеме. Большие, с течением временим превращающиеся в фатальную непреодолимость, разногласия во взглядах на жизнь рождаются именно здесь, на вопросе о том, равнозначны ли добро и зло. Осознав серьёзность момента, но не позволяя ей перерасти в нерешительность или страх, собравшись с духом, силами и умом, сделаем следующий шаг и дадим ответ…

Ответ первыйдобро и зло равны: не идентичны, но равновелики. Зачастую отстаивать эту точку зрения начинают с залпов крупнокалиберной артиллерии – проводят параллели с законами физики, гласящими, что Вселенная стремится к равновесию, и любая сила встречает противостоящую ей, любое действие рождает противодействие, его компенсирующее. Звучит весьма впечатляюще, тем более, что такова объективная реальность. Но признаемся себе и остальным, что во внутреннем диалоге о соотношении добра и зла почти никто не складывает мозаику из постулатов теоретической физики, размышлений о вселенском равновесии и закона сохранения энергии. Пищей для наших раздумий и построения из них выводов являются личные наблюдения за потоком жизни с опорой на уже выработанные человечеством принципы и точки зрения.

Уверенность в равносильности добра и зла как основе мироздания и его движущей силе издревле присуща человеку. Это положение является одним из истоков как религиозного сознания, так и философской мысли. Яркий и превратившийся в атрибут современной моды тому пример – ставшие невероятно популярными на Западе в XX веке восточные мистико-философские учения, в которых фигурируют понятия инь и ян. Инь и ян это не только добро и зло, это в целом противоположные и при этом неразрывно связанные и уравнивающие влияния друг друга начала: свет и тьма, жизнь и смерть, мужская и женская природа и так далее. К такому пониманию неразрывного единения доброго и злого пришли не только китайцы – любая языческая религиозная система, от каменного века до современного неоязычества, немыслима без уравнивания добра и зла в правах, без стирания чёткой границы между ними.

Любому адекватному, способному внимать доводам разума и логично выстроенным доказательствам, человеку понятно, что давно пора отказаться от высокомерного отношения к нашим якобы примитивным и отсталым предкам. На самом деле миллионы и миллионы человек за тысячи и тысячи лет явно не были ни дураками, ни наивными глупцами. Живя естественной жизнью и будучи куда ближе к природе, нежели мы и предшествующие нам полтора-два десятка поколений, они не могли заблуждаться беспросветно. И раз уж мотив равновесия добра и зла всемирно и всемерно распространён и укоренился в культурном и религиозном сознании человека настолько прочно, что ему нипочём многие века, значит, нет оснований его опровергать.

Уважая опыт предков, не будем забывать и о собственном опыте. Глядя на мир своими глазами, разве наблюдаем мы когда-нибудь и в чём-либо безоговорочное торжество зла или добра? Всякое злодейство имеет побочные эффекты и последствия, которые далеко не сразу и не для всех, но всё же дают положительный эффект. Во всяком добром деле неизменно отыщется изъян – то, что не позволит считать его безупречным благом для каждого. И это лишь поверхностное наблюдение, основанное на фактах, доступных нашему зрению и осмыслению. Любое событие и явление жизни – это айсберг, видимая надводная часть которого многократно уступает подводной. В действительности мы можем лишь догадываться, сколько печальных побочных результатов у добрых поступков и сколько незапланированной и неочевидной пользы могут приносить злые дела. Вот оно, то самое равновесие добра и зла, никогда не действующих поодиночке, а всегда приходящих вдвоём. Это не означает, что между добром и злом нужно ставить знак морального равенства – но от их арифметического тождества никуда не уйти. Можно лишь прикрыть на это глаза, но вреда от такой слепоты будет больше, чем пользы.

Ответ второйдобро и зло не равны, зло сильнее. Не потому, что добро чем-то принципиально «хуже»: любому человеку предпочтительнее здоровье, а не боль, удовольствие, а не страдание, жизнь, а не смерть. В противном случае речь идёт либо об умалишённом, либо о существе, чья нравственная система координат вынуждает к выводу, что перед нами не человек. Добро уступает злу по той же причине, почему в материальном мире любой, самый незначительный, факт реальности будет сильнее любой, самой красивой и проницательной, теории. Реальность сильнее вымысла, реальность сильнее предположения или пожелания, не подкреплённого практикой.

Как бы ни неприятно было признавать, но мир – это место действия реального зла и присутствия лишь теоретического добра. Добро существует и составляет немалую часть жизни – но лишь как слабые и обречённые попытки воплотить привлекательную теорию. Трудно не согласиться с тем, как было бы хорошо, если бы люди отказались от взаимной зависти, вражды и ненависти. Если бы прекратились все войны и конфликты. Если бы различия между людьми не перерастали в способы угнетения одних другими и не приводили бы к непреодолимому разделению. Всё это было бы просто чудесно, но это невозможно, потому что в реальном мире зло сильнее. Тому не нужно специально изыскивать и подбирать доказательства: свидетельством разворачивается вся история человечества, синонимом которого являются слова «война», «неравенство», «насилие сильного над слабым», «несправедливость». Если что-то в этом отношении и поменялось от начала истории до наших дней, это касается лишь внешних форм, не более.

Само существование религий является косвенным, но неопровержимым доказательством главенства зла над добром. Оставим в стороне языческие и дуалистические религиозные системы, а также явные сатанинские и магические культы, вспомним мировые религии. Все они утверждают приоритет добра, боги, которых их адепты почитают и которым поклоняются, - это боги добра и милосердия, представляющие собой нравственный идеал для своих последователей. Что ж, иудаизму более трёх тысяч лет, буддизму две с половиной тысячи лет, христианству две тысячи, ислам скоро достигнет возраста в полторы тысячи лет. Будь добро в самом деле мощной движущей силой объективной действительности, этого времени должно было бы с излишком хватить для преображения жизни значительной части населения Земли.

Имея благодаря религиям столь существенные армии сторонников и отлаженные системы распространения собственных идеалов, добро должно было поменять качество и содержание жизни человечества если не кардинально, то в весьма ощутимой степени. Во всяком случае, мы уже давно не должны были бы резать друг другу головы из-за разных молитв на разных языках или уничтожать в принявшем вещественную форму адском огне миллионы людей из-за очередного перераспределения прибавочной стоимости. Но этого не происходит, напротив, подтверждаются прежние и с шумом выскакивают, словно пробки из бутылок шампанского, новые свидетельства того, что зло господствует над человеком. А через него и над всем миром.

Ответ третийдобро сильнее зла. Хотелось бы прибавить «и точка» и на том победоносно закончить, однако приходится ставить смысловую «запятую». Чтобы живому человеку, находящемуся в бурлящем жизненном котле, прийти к мысли об абсолютном превосходстве добра над злом и твёрдо держаться её, превратив в личное убеждение, не достаточно лишь упрямства. Нужно иметь ещё и здравый смысл, который не оставляет места для сомнений в том, что зло обладает силой. Зло не только в изрядной силе, оно с исконно присущей ему наглостью яркое, с неизменным коварством привлекательное и по природе своей шумное настолько, что невозможно его не замечать. Игнорировать это или отрицать – наивность, с чистотой души и ума никак не связанная. Это та самая простота, что хуже воровства, близка к самоубийству и несёт угрозу любому, кто с ней соприкасается.

Но признание реальности зла и его могущества – это лишь ступень для понимания сверхреальности добра и его всемогущества. Добро превосходит зло по причине своей первичности. Древний, оттого широко распространённый и в худшем смысле простой постулат, что добро и зло находятся в равновесии, опровергается тем фактом, что зла без добра не существует. Нет смысла утруждаться и реагировать на тут же прилетевший с противоположной стороны ответный снаряд, несущий утверждение, будто и добро без зла не имеет места быть. Снаряд этот всего лишь бадминтонный волан, столь же легковесный и неопасный. Зло – это не самостоятельная сила, оно не имеет собственного внутреннего содержания. Зло – это реакция на добро, это вирус, стремящийся к искажению, умалению и уничтожению созданного добром и самого добра. Пустотелый и мошеннический характер заверений, будто добра без зла не бывает как света без тьмы, крошится, стоит лишь вдуматься, не ленясь и не ёрничая, можно ли дать хоть какое-то определение тьме, кроме как отсутствие света.

Путём не таких уж сложных и натужных размышлений уясним, что при сравнении добра и зла перед нами не две самостоятельные величины, а только одна (добро) и рядом – искажённо копирующая её свойства проекция, всего лишь её тень (зло). Где нет двух самостоятельных величин, там не может быть и равновесия между ними. Однако всё же представим, что добро и зло равны по неким характеристикам, физическим ли, теоретическим ли, может быть, энергетическим или по каким иным. В таком случае человек теряет всякую ценность, он лишается подлинной свободы воли, его возможность выбора теряет в цене до полного нуля. Уравненные добро и зло превращаются в игроков за шахматной доской, на которой в качестве фигур расположены люди, семьи, народы. Если игроки равны, перспектива для нас безрадостна: эта шахматная партия продлится без конца и будет бесконечно патовой.

Идея о преимуществе зла над добром вовсе лишает наше существование смысла, пусть даже и в качестве пешек в абсурдной партии мироздания. Такое логическое допущение пусть окольным путём, но возвращает нас в самое начало умственного путешествия, к первому вопросу – «кто такой человек?» Признавая главенство зла над миром и над нами, мы принуждены согласиться жить по законам животного мира. Главный из которых – право сильного вершить судьбу слабого во всём вплоть до решения, жить тому или умереть. Признав это, следует перечеркнуть весь проделанный нами мысленный путь и дать согласие не отличаться от животных.

Тогда уж никакие вопросы и сомнения ни к чему. Но мы ведь думаем, сомневаемся, задаём вопросы, мы ведь всё-таки не человекоподобные, а «человеки» и существовать без смысла не согласны. Значит, наш мир сложен и во многом замешан на несправедливости и зле, но добро в нём сильнее. Реагируя на выпад в адрес религиозных ценностей, по мнению некоторых, обесцененных и опровергнутых историческим развитием и образом жизни приверженцев этих ценностей, приведём в пример христианство, раз уж мы всё равно, чего уж маскироваться, движемся по направлению к нему. То, что христианство за две тысячи лет своего присутствия на Земле не одержало практической повсеместной победы и не одержит её в истории (о чём честно и предупреждает), это всего лишь свидетельство человеческой слабости самих христиан, а не доказательство беспомощности добра. Оттого, что на вершину Эвереста поднялась микроскопическая в процентном соотношении часть человечества, сама гора не стала ни на сантиметр ниже, не перестала быть самой высокой точкой планеты. Совершить добрый поступок несложно, но само добро как образ жизни – это невообразимо трудная работа, потому и справляются с ней немногие.

Сразу скажем «прощайте» подписавшимся под вторым ответом. И не пожелаем им, по нашему обыкновению, «всего доброго»: если по убеждению этих людей зло превосходит добро и именно зло определяет направление жизни, то пожелание доброго равнозначно пожеланию неудачи, слабости, поражения. Желать же «всего злого» язык не повернётся, и рука не поднимется, так что ограничимся нейтральным дистиллированным «прощайте» перед тем, как они двинутся обратно, в самое начало пути.

Склонившихся после раздумий и сомнений к первому ответу мы тоже вынуждены оставить у развилки с вопросом «Равно ли добро злу?» Выбрав вариант о равенстве добра и зла, они обнаружили в себе осторожность, похвальную во многих других случаях, но не позволяющую сделать ни шагу по зовущей нас вперёд дороге. Всякое достоинство имеет некую критическую черту, за которой превращается в недостаток и неуклонно скатывается в порок. Осторожность в этом случае становится трусостью и грозит перспективой отчаяния. Нежелание сделать решительный и окончательный выбор, стать на сторону добра или зла и принять ответственность за это решение, прикрывшись рассуждениями об их «равном удельном весе», – это, безусловно, весьма осторожное решение. Но это настолько похоже на трусость, что не позволит двинуться дальше – слишком крутой обнаруживается подъём за этим распутьем, придётся остаться на месте. Что ж, оставив здесь выбравших второй ответ и не оставляя чаяний, что когда-нибудь они наберутся решимости для продолжения пути, пожелаем им всего доброго.

Ну, а те, кто выбрал третий ответ, кто выбрал добро, превосходящее что бы то ни было в этом мире, добро, позволяющее дышать чистым воздухом надежды – вздохнём полной грудью и просто двинемся вперёд.

Опубликовано 07 декабря 2018г.

Статьи по теме: