Радость о Кресте
Иеромонах Иаков (Тупиков)

На протяжении нашей жизни Господь и Святая Церковь время от времени ставят нас перед реальностью самого великого явления в истории миробытия — реальностью Креста Христова. Нам даруются такие краткие моменты, когда мы можем, пускай совсем немного, прикоснуться сердцем и умом к тому, с чем ничто иное из созданного во Вселенной по своей значимости и природе сравниться не может. Даруются они для того, чтобы каждый из нас, в свою меру, с разной степенью глубины возможности этого созерцания, мог задуматься и осознать смысл всего того, что происходило когда-либо, происходит сейчас и произойдет в будущем. Включая и лично каждого из нас, лично наше рождение, жизнь и предстоящий переход в вечность. И это так именно потому, что Крест Христов – центр, мерило всего сущего, он стал духовным средоточием земной и Небесной реальности. 

Но каждый раз, когда мы обращаемся своим внутренним взором к Древу Жизни – спасительному орудию, которое Бог избрал для Свого Сына, как средство Домостроения нашего усыновления, мы замираем в состоянии, которое трудно назвать иначе как полное молчание мысли, чувств и слова. Мы интуитивно чувствуем, что Крест – это нечто такое, о чем мы можем размышлять, говорить и переживать очень ограничено, что Он – великая и глубочайшая тайна, которая, как и Сам Бог, по слову преподобного Силуана Афонского, умом не познается. Если мы и размышляем или говорим о Кресте, то понимаем, что в своем поверхностном рассуждении можем затронуть только какую-то одну или несколько граней этого великого и безграничного богословия. И мы видим это у Святых Отцов — сколько бы ни говорили они о тайне Креста Христова, каждый раз это новое и глубокое рассуждение о нем, еще одно приоткровение этой безмерной истины.  

Во многом такая безмерность и глубина откровения о Кресте происходит из-за того, что Крест одновременно принадлежит миру тварному, материальному, и миру Небесному. Он, как и Сам Христос, заключил в себе две реальности – земную и вневременную, относящуюся уже к вечному Царству Бога. С одной стороны, Крест – это земное творение, он создан осознанно и с произволением воли человеческой, создан, как творческий акт людей, которым дана такая способность творить. Как Бог творит, так и человек, созданный по образу Божию, творит, но по-своему. А с другой стороны, Крест – это совершенное и великое творчество Божие. Но творчество Отца Небесного изначально направленно к жизни, оно есть творчество любви и созидания, а творчество людей исказилось в результате отпадения от источника любви и жизни – Отца Небесного. Бог сотворил в Раю древо жизни и древо послушания. Первое было даром, второе возможностью богоуподобления через пребывание в послушании. А люди, в результате своего выбора жизни без Бога, тоже творят древо, но уже древо Крестное – орудие убийства и предательства своего Создателя. Человек отверг творчество Божие, ушел жить своей жизнью самодостаточного существа, поставив себя в центр, а Бог принял творчество человека, принял Крест, созданный волей людей, их руками, принял, чтобы через это сделать это древо уже общим для Себя и для всех Своих детей, чтобы посредством его исцелить и вернуть ушедшее человечество в дом Отчий. 

Крест стал совместным творением. Люди возводят на него своими грехами Христа Спасителя, а Тот делает Крест орудием спасения и исцеления людей. И отныне крестное Древо становится одновременно принадлежностью земного падшего мира и мира совершенного, небесного – Царствия Божия. Оно, это Древо, как некий мост, связывающий два берега, доселе разъединенные непреодолимой бездной. Крест Христов становится той дверью, которая вводит в жизнь Вечную, в жизнь единства Бога и Его детей, жизнь любви и свободы. Он есть то, что одним своим концом утверждено на земле, а другим возведено на Небо. Из оружия страдания и смерти он соделан Господом источником жизни и святости.  

Такую тайну двойственной природы Креста Христова нам сложно вместить и понять рационально, умом. Только приобщаясь Самому Спасителю христианской жизнью и подвигом, мы духовно можем прикоснуться и стать причастниками этой великой тайны Вечной жизни. Для всего ветхого Крест остается соблазном и безумием, для детей же Божиих он, по словам апостола Павла, есть великая премудрость и сила Божия, сила нового вечного бытия. Для детей греха и мира сего он – невыносимая ноша нежеланного и бессмысленного страдания, для христиан же – нового народа Божия – радость и возможность уподобления своему Спасителю и Учителю Иисусу Христу. В своем поучении апостолу Тимофею апостол Павел говорит, что труждающемуся делателю, то есть пастырю, апостолу, первому подобает вкусить от плода. И дальше он говорит о страданиях, о кресте. Тем самым он показывает, что честь и достоинство пострадать принадлежит служителям Слова Божия, в этом их привилегия, а за ними и всех учеников Господа – христиан. То есть крест становится наградой, а не наказанием, вожделенным средством причастия любимого Христа, повторением Его пути к Отцу и вечного с Ним пребывания. 

Преподобный Симеон Новый Богослов говорит, что причащаться Тела и Крови Господа дерзновенно и постоянно могут те, кто отдал себя в руки Божии, отдал себя на крест, посвятил себя Богу, кто живет и умирает ради своего Спасителя. Для таких людей крест – это не смерть и унижение, а победа и восхождение. И более того, для них Крест Христов и их личный крест — это знак славы, а значит, желанной радости. «Се, бо прииде Крестом радость всему миру», – так мы поем, потому что мы заново рождены, миру явлена новая, вечная жизнь, и каждый может ей приобщиться, став христианином, то есть подобным в свою меру пострадавшему Христу Спасителю. Самое емкое и краткое определение христианства, его суть, а значит, и суть жизни христианина, можно выразить одним словом – крест. А все остальное, великое и безмерное, что следует за ним, это будет уже в вечности. На земле же христианство – это единственное, уже новое, сотворчество Бога и человека – крестный подвиг, отнюдь не горестный и тягостный, а славный и благодатный, поскольку он осуществляется в Боге и с Богом.  

Если мы так мыслим и так живем, пускай, в самой малой мере, то и для нас крест есть и будет радость любви к Богу. А если мы хотим благоденствовать и жить, как все – как весь страстный мир, то для нас крест будет всегда страшным и нежеланным. Мы будем прятаться от него, и будем, как говорит апостол Павел, самыми несчастными людьми на земле, потому что наша жизнь будет и безблагодатной духовно, и в материальном плане будет лишена того, что постоянно требует наша плотская природа. Доверившись же Богу, и взяв вольно и осознанно свой посильный жизненный крест, мы сможем сказать с апостолом Павлом: жизнь для меня – Христос, и смерть приобретение! И пускай это не сразу родится в нашем сердце, как и у всех святых не сразу рождалось и приобреталось это благодатное желание – вольно и с радостью быть со Христом на Голгофе. Но, по крайней мере, наше сознание, наше понимание, наш взгляд в эту сторону будет направлен уже сейчас, в какой бы степени греховного или свободного от греха состояния мы не находились. Важно выбрать этот ориентир наших устремлений, увидеть в нем смысл нашей жизни, а затем, уже, имея твердую решимость, идти к нему, сколько есть сил. И, если так случиться, что мы сделаем совсем немного шагов в направлении креста, то и тогда Христос, который за нас уже все сделал, Сам выйдет нам навстречу и примет нас, как отец принимает своих детей, не за заслуги, а благодаря их желанию быть с ним. Но еще до этого, в процессе этого пути, мы сможем почувствовать не раз счастливое и глубокое радостное духовное чувство, мы сможем от всего сердца говорить снова и снова: Крест Христов для меня сила Божия и Божия Премудрость! Аминь.

Опубликовано 13 марта 2018г.

Статьи по теме: